Artikkel
  • Поделиться:

    Курс рубля продолжает укрепляться. Что происходит?

    Иллюстративное фото.Фото: Shutterstock

    Сразу после вторжения России в Украину рубль потерял почти половину своей стоимости по отношению к доллару. В марте курс американской валюты превышал 120 рублей (это исторический рекорд). Но через пару недель ситуация начала меняться, а к середине мая курс и вовсе опустился до 63–65 рублей за доллар — даже ниже, чем он был до войны. Почему рубль продолжает укрепляться, если количество санкций против России продолжает расти? А этот курс вообще можно назвать реальным или он полностью искусственный? «Медуза» поговорила об этом с экономистом, инвестиционным стратегом УК «Арикапитал» Сергеем Суверовым.

    — Что помогает рублю укрепляться?
    — Есть два основных фактора. Первый — рекордный профицит торгового баланса, The Economist пишет, что [в этом году] будет профицит в 250 миллиардов долларов — в два раза больше, чем в прошлом году. Это связано, во-первых, с тем, что выросли цены на российское экспортное сырье. Во-вторых, с рекордным падением импорта — многие импортеры ушли с [российского] рынка: начались логистические и расчетные проблемы. Все вместе привело к рекордному профициту торгового баланса.
    Второй фактор — это валютные ограничения, в том числе продажа 80% экспортной выручки. Этот фактор сильно влияет на укрепление рубля.
    Еще сильно повлияло повышение ключевой ставки — это третий фактор. Население стало больше покупать рублевые активы и класть средства на депозиты, покупать меньше валюты.
    Но при этом рубль совершенно оторвался от экономики. По прогнозам ЦБ, ВВП в этом году упадет примерно на 10%, а рубль должен коррелировать с состоянием экономики. Когда экономика находится в падении, а курс рубля укрепляется — это неправильно.
    — Можно ли назвать текущий курс рубля искусственным?
    — Да, курс не рыночный. Курс наличной валюты отличается от безналичного, наличная валюта стоит дороже. То есть курс действительно искусственно укрепился благодаря валютным ограничениям.
    — Если бы не меры российских властей по удержанию курса, рубль находился бы на уровне 180 за доллар, писало агентство Bloomberg. Можно ли действительно оценить так называемый реальный курс рубля к доллару?
    — На курс влияет слишком много факторов. Есть, например, соотношение денежной массы к золотовалютным резервам. Часть этих резервов заморожена, поэтому курс рубля должен быть низким. А есть фактор торгового баланса, который, как я уже сказал, увеличился, поэтому тут есть объективная причина для укрепления рубля. Поэтому сейчас трудно понять, какой курс справедливый. Мне кажется, это такое понятие, скорее, мифическое. Есть рынок, который определяет курс — это расчетная величина. И расчеты базируются на множестве разных гипотез.
    — Курс валют можно назвать своего рода психологическим фактором для россиян, которые привыкли судить о ситуации в экономике по стоимости доллара и евро. Имеет ли сейчас какое-то значение крепкий рубль для россиян?
    — Влияние [крепкого рубля] есть на инфляцию. Просто благодаря такому сильному рублю рост инфляции немного замедлился в последнее время. Прекратили расти цены на какие-то импортные товары, непродовольственные. Поэтому для граждан укрепление рубля выражается прежде всего через инфляцию.
    Но даже при крепком рубле темпы инфляции все равно в среднем будут порядка 20% [на конец года], как прогнозирует Центральный банк. Но если бы не сильный рубль, то инфляция могла бы быть не 20%, а 30–40%.
    — Как долго рубль может еще укрепляться в таких условиях?
    — Пока влияют вот эти факторы [валютные ограничения]. Но я считаю, что правительству невыгоден такой курс, поэтому ЦБ уже анонсировал смягчение валютного контроля, в частности, уменьшение норматива обязательной продажи [валютной выручки] с 80 до 50%. Если это произойдет, то изменения в курсе будут — это точно, рубль начнет слабеть.
    Кроме того, рекордный профицит торгового баланса может начать уменьшаться, потому что импорт будет восстанавливаться, логистические проблемы будут потихоньку решаться. Экспорт может тоже сократиться, если будет нефтяное эмбарго или проблемы с расчетами.
    — Насколько в этом случае может упасть курс рубля?
    — Это все будет зависеть от ситуации — насколько восстановится импорт, насколько пострадает экспорт. Но я думаю, что мы и так, вполне вероятно, вернемся к 80 рублям за доллар ближе к концу года.
    — Вы сказали, что правительству невыгоден такой курс. Из-за экспортных доходов? Проще говоря, чем слабее рубль, тем больше валюты мы получаем за продажу энергоресурсов?
    — Конечно, курс рубля влияет на доходы бюджета. Через налоги экспортеров в том числе. Потому что экспортеры платят в рублях и сумма налогов зависит от рублевой выручки. Чем ниже курс рубля, тем больше выручка. Нефтегазовый сектор дает, по разным оценкам, около 50% доходов федерального бюджета. Конечно, тут связь [с курсом рубля] есть.
    Бюджет, по прогнозам Минфина, будет дефицитным, поэтому этот дефицит нужно по возможности снижать. Кроме того, сейчас наверняка потребуются антикризисные выплаты, в том числе социальные — например, индексация пенсий. Все это потребует дополнительных расходов. Понятно, что надо будет увеличивать доходы.
    — Когда могут прибегнуть к этой стратегии — ослабить рубль ради роста доходов?
    — Я думаю, что это должно было быть сделано, еще когда доллар был 70 рублей. Пока, я не знаю, по каким-то причинам, это тормозится. Думаю, что если укрепление рубля продолжится, то уже в ближайшие две недели какие-то изменения будут сделаны.
    — Если не нефтяное эмбарго, то какие еще факторы могут ослабить рубль?
    — Дальнейшие санкции против [российских] банков. Например, отключение «Сбера» от SWIFT, о чем есть разговоры. Это может нарушить внешнеторговые операции. Поэтому, я думаю, тут могут быть санкции на расчетную инфраструктуру — дальнейшее включение банков в SDN-листы.
    Поделиться:
  • Самое читаемое
По 0,5 или все-таки 0,75? Что будет со ставкой в июле?
Прошло уже две недели после последнего заседания ФРС, где впервые с 1994-го года ставка была повышена на 75 базисных пунктов или, простыми словами, на 0,75 процентов. Еще в мае вряд ли кто-то поверил бы в такой исход. Но сейчас, за месяц до следующего заседания, инвесторы и аналитики уверены, что и июльская «встреча» банкиров Федеральной резервной системы закончится решением сделать серьезный шаг в сторону удорожания кредитов, т.е. в борьбе с инфляцией.
Прошло уже две недели после последнего заседания ФРС, где впервые с 1994-го года ставка была повышена на 75 базисных пунктов или, простыми словами, на 0,75 процентов. Еще в мае вряд ли кто-то поверил бы в такой исход. Но сейчас, за месяц до следующего заседания, инвесторы и аналитики уверены, что и июльская «встреча» банкиров Федеральной резервной системы закончится решением сделать серьезный шаг в сторону удорожания кредитов, т.е. в борьбе с инфляцией.
Мертсина: перспективы розничной торговли стремительно ухудшаются
Рост объема доходов от продаж, то есть рост продаж на предприятиях розничной торговли с поправкой на цены, в мае замедлился до двух процентов. Такое резкое замедление роста было ожидаемо, пишет главный экономист Swedbank Тыну Мертсина.
Рост объема доходов от продаж, то есть рост продаж на предприятиях розничной торговли с поправкой на цены, в мае замедлился до двух процентов. Такое резкое замедление роста было ожидаемо, пишет главный экономист Swedbank Тыну Мертсина.