• Поделиться:

    «Зеленые» Эстонии: государство нужно людям не как няня, а как поставщик услуг

    Партия «Зеленые Эстонии» давно перестала быть консервативной партией, какой в свое время создавалась. На сегодня к партии присоединилось много молодежи, сделав ее более либеральной. Лийна Фрейвалд и Олев-Андрес Тинн, члены партии «Зеленые Эстонии», рассказали в эфире радио Äripäev о том, какое государство нужно людям и как местные самоуправления могут улучшить жизнь своих жителей.

    Олев Тинн, член партии «Зеленые Эстонии»
    «Взрослый, который никому не причиняет вреда, не нуждается в государстве-няне. Сегодня эстонские «зеленые» уже либеральны в отношении, например, однополых браков и легализации каннабиса. С другой стороны, мы левая партия и считаем, что государство должно предоставлять нам услуги, получение которых требует уплаты налогов», – сказал Тинн. Он упомянул, например, что в Эстонии сейчас около 33% ВВП идет на уплату налогов, а в скандинавских странах этот показатель составляет почти 44%. «Во-вторых, 2/3 наших спасателей составляют волонтеры, а на самом деле эту услугу должны бы оказывать преимущественно профессионалы. Мы согласны с тем, что больницы и школы по-прежнему должны быть бесплатными, но это должно обеспечиваться нашими налогами».
    Он добавил, что, с другой стороны, партия обеспокоена и государственным расходами. Если уж постоянно говорят о повышении налогов, нужно смотреть на проблему и с другой стороны – систему государственного и местного управления отличают огромные траты и инвестиции в убыточные проекты. «Примером может служить Rail Baltic, для которой был проведен социально-экономический анализ, в результате которого выяснилось, что заложенные в проекте доходы завышены на миллиард евро, а без этого Эстония не получила бы деньги от Евросоюза. Но это означает, что мы получили поддержку обманом. И даже если Rail Baltic будет построена, то по условиям финансирования со стороны Евросоюза она, она не имеет право приносить прибыль. В силу того, что пасажиро и гроузопотом невелик, мы будем вынуждены покрывать убытки из бюджета на данный проект до 50 миллионов евро каждый год! Мы берем на себя обязательства, но в то же время у нас нет экономических расчетов, которые обосновали бы, почему наша страна должна нести такие затраты. Другим тяжелым бременем для налогоплательщиков являются арендные договора суперминистерства, школ и муниципального жилья, где налогоплательщик переплачивает каждый год миллионы евро.
    Лийна Фрейвальд, член партии «Зеленые Эстонии»
    По словам Лийны Фрейвальд, это означает необходимость в надлежащей системе контроля. «Для проектов государства и местного самоуправления должны быть конкретные измерители. Например, я не видела, чтобы бюджет был связан со стратегиями развития ни в Таллиннской горуправе, ни в волости Куусалу. Получается, мы принимаем какой-то бюджет, но инвестиционная строка в нем никак не связана с планом развития, и остается неясным, какой показатель следует улучшить. Иными словами, решения принимаются на основе чьей-то интуиции, а в худшем случае под чьим-то влиянием. И позже выполнение этих решений невозможно проверить».
    При этом ведь существует и Госконтроль, и внутренние аудиторы самих госорганов, которые проверяют работу учреждений и реализацию проектов. «Мы должны добиться того, чтобы заключения Госконтроля и внутренних аудиторов стали публичными и достоверными. Это означает, что орган власти должен отреагировать на конкретное предписание и выполнить его в течение определенного времени. Тогда больше не понадобится анализировать каждый конкретный случай в отдельности, а действия будут четкими и целенаправленными», – сказала Фрейвальд.
    Иногда по поводу таких показателей возникают опасения, и отчасти потому, что их выбор дает очень четкое представление о том, что является действительной ценностью при управлении. Фрейвальд приводит один из недавних примеров управления, связанный с ценностной оценкой – дорожный ремонт на улице Эндла в районе Кристийне, в Таллинне, который, как ни удивительно, был организован так, чтобы не препятствовать движению в этом районе. «Это означало, что ремонт дороги производился ночью, за счет сна местных жителей. Но куда делась забота о людях, о том, чтобы они могли спать по ночам? Если опираться на такую ценность, как забота о людях, а в качестве измерителя выбрать часы сна, то этот ремонт следовало провести аналогично улице Гонсиори, которая на несколько месяцев была просто закрыта для транспорта. И местные органы власти, и государство должны следовать передовому опыту, чтобы мы могли заключать соглашения на базе ценностей и действовать соответствующим образом».

    Титул зеленой столицы как мотивационная награда

    По словам Тинна и Фрейвальд, большая проблема Таллинна – засилье автомобилей. «Если сегодня в Таллинне 450 автомобилей на 1000 жителей и проектируется так, чтобы в будущем помещалось до 650 автомобилей, то в Хельсинки в то же время количество машин сократилось до 350 на 1000 жителей. Однако это не означает, что «зеленые» стремятся прекратить строительство дорог и лишить строительные компании работы – вовсе нет! Наша цель – адресовать такие же или даже большие объемы строительства населению, а это означает постройку не больших автомагистралей, а внутриквартальных дорог, чтобы пешеходам и пользователям легкого транспорта было удобно и безопасно путешествовать по родному городу, – сказал Тинн. – Да, у нас теперь бесплатный общественный транспорт, но количество автобусов не увеличивалось годами, и маршруты остались старыми. Человек выбирает общественный транспорт, когда он удобен и по скорости близок к машине. Что бы этого добиться нужны еще большие денежные вложения».
    Фрейвальд заметила - «Из пяти финалистов у Таллинна была самая низкая микромобильность, то есть масштабы пешей ходьбы и езды на велосипеде, и титул мы получили за всего лишь попытку исправить очень плохую ситуацию».
    Помимо дорожного движения, Тинн указал на некоторые другие застопорившиеся проекты: «Зеленые инициировали в городской управе план по установке солнечных батарей на крышах ста муниципальных зданий Таллинна. Это было время, когда развитие солнечной энергетики поддерживалось государством, а срок окупаемости панелей составлял всего семь лет. Во времена мэра Таави Ааса проект был начат, на двух зданиях были установлены панели. Но потом пришел новый мэр, и проект встал».

    Нет уверенности в том, что со строящейся в Эстонии атомной электростанцией ничего не случится, потому что технологии атомных электростанций за последние десятилетия нисколько не изменились.

    Олев Тинн
    Еще одна важная тема, которую решительно поддерживают «зеленые», – это экологически чистые продукты. «Органические продукты питания важны, потому что их производство поддерживает и развивает биоразнообразие. В случае интенсивного сельского хозяйства биоразнообразие уничтожается, в то время как органическое сельское хозяйство сохраняет биоразнообразие почвы. Наша идея заключалась в том, чтобы Таллинн мог стать крупным потребителем экологически чистых продуктов питания, снабжая ими детские сады, школы и больницы. Одновременно это позволило бы эко-фермерам развиваться. При этом цены на органические продукты не намного выше средних. К сожалению, органические продукты питания и солнечные батареи в городской управе никого не интересуют. И поэтому в Таллинне эти вопросы не решаются».
    «Причина проста: сегодня у Таллинна нет соответствующей миссии или концепции, на сайте в рубрике о принципах управления есть только ссылки на закон и коалиционное соглашение, – пояснила Фрейвальд, – Целью может быть органическая пища или благополучие людей – но этого нет. Каждая компания, учреждение и группа людей формулируют миссию и концепции, на которых основывают свои решения. Но у Таллинна этого нет».

    Пусть предприниматели много зарабатывают, но экономно и поменьше тратят впустую

    Возобновляемая энергия – тоже очень важная для зеленых проблема, и, по словам Фрейвальд, мы уже сейчас могли бы перейти на возобновляемые источники энергии, если бы каждый из нас сократил потребление энергии в восемь раз. «Зеленые» всегда думают о том, как сделать что-то лучше, экономнее и экологичнее, и как наша деятельность влияет на окружающую среду. Например, они против строительства атомной электростанции, потому что не верят в ее надежность и не согласны с неизбежно сопутствующей потребностью в дотациях. «В мире около 450 атомных электростанций. Однако если вспомнить, что две из них вызвали ужасные катастрофы, получается вероятность риска 1:250 – не такое уж маленькое число. Нет уверенности в том, что со строящейся в Эстонии атомной электростанцией ничего не случится, потому что технологии атомных электростанций за последние десятилетия нисколько не изменились», – сказал Тинн. В случае атомной электростанции ответственность за управление рисками и хранение отходов несет государство. Тем не менее, «зеленые» стремятся выйти на 100% возобновляемую энергетику, которую не нужно будет дотировать, она станет прибыльной статьей экспорта.
    «Зеленые» активно отстаивают интересы предпринимателей. «Конечно, мы поддерживаем экономных и рачительных предпринимателей. Можно жечь дрова, но это должно быть не зря. Мы не стремимся сократить объемы строительства, потому что в Эстонии много зданий, которые нужно перестраивать и утеплять. Вместо автомагистралей нужно строить дорожки для пешеходов и велосипедистов, чтобы люди могли передвигаться в тихой зеленой среде. Мы просим предпринимателей зарабатывать хорошие деньги, но экономно и меньше растрачивать зря», – сказал Тинн, – Продавайте экологичные товары, полезные для здоровья. И не вкладывайте средства в сомнительные «зеленые» проекты типа «Энэфит грин».
    Фрейвальд добавила, что участие в международных цепочках поставок, которым так гордится сегодняшний эстонский бизнес, должно быть нацелено на максимально чистое производство, потому что спрос на такие товары растет, а их добавленная стоимость выше средней. Однако поворот в этом направлении должен произойти с участием государства – за счет налоговых льгот, пакетов прямой помощи и прочего, способствующего повышению конкурентоспособности Эстонии. Это относится ко всему, от органических продуктов питания до новой многоразовой и пригодной для вторичной переработки упаковки, от джинсов и бумаги из конопляного волокна до наноцеллюлозы, от оборудования возобновляемой энергетики до носителей памяти. Такие требования обязательно предъявят нашим компаниям зарубежные партнеры, если еще не предъявили. А мы быстро учимся, работаем сообща и станем первыми!»
    Поделиться:
  • Самое читаемое
Эльконд Либман: вряд ли россияне побегут свергать Путина в ответ на визовый запрет
Эстония с этой недели перестает впускать в страну граждан России по визам, выданным консульствами ЭР. Это решение противоречит основным принципам и ценностям, считает политический обозреватель ДВ Эльконд Либман.
Эстония с этой недели перестает впускать в страну граждан России по визам, выданным консульствами ЭР. Это решение противоречит основным принципам и ценностям, считает политический обозреватель ДВ Эльконд Либман.
Инвесторы в замешательстве от решения TextMagic
Инвесторы считают, что информация о выплате акционерного капитала TextMagic недостаточно прозрачна. Главный акционер признает, что в интересах ясности следовало бы поступить иначе, но обещает инвесторам хороший рост и дальнейшее распределение акционерного капитала.
Инвесторы считают, что информация о выплате акционерного капитала TextMagic недостаточно прозрачна. Главный акционер признает, что в интересах ясности следовало бы поступить иначе, но обещает инвесторам хороший рост и дальнейшее распределение акционерного капитала.
«Эстонским выпускникам легко себя "продать"», – за что подростки хвалят и почему ругают школы Таллинна
Эстонскую систему среднего образования принято считать одной из самых прогрессивных в Европе. Но что думают о ней сами школьники и гимназисты? Корреспонденты ДВ собрали мнения подростков о системе образования и их идеи по ее улучшению.
Эстонскую систему среднего образования принято считать одной из самых прогрессивных в Европе. Но что думают о ней сами школьники и гимназисты? Корреспонденты ДВ собрали мнения подростков о системе образования и их идеи по ее улучшению.
Нестор: экономический спад в Германии не может не отразиться на Эстонии
Немецкая экономика, которая всегда считалась локомотивом еврозоны, начала притормаживать. Проблемы Германии негативно сказываются и на перспективах эстонских экспортеров, считает экономический аналитик SEB Михкель Нестор.
Немецкая экономика, которая всегда считалась локомотивом еврозоны, начала притормаживать. Проблемы Германии негативно сказываются и на перспективах эстонских экспортеров, считает экономический аналитик SEB Михкель Нестор.
Афганские беженцы: найти работу в Эстонии крайне сложно, но мы не сдаемся
Год назад произошло то, во что не хотелось верить. После двух десятилетий войны в Афганистане талибы (экстремистское движение местных исламистов) взяли страну под свой контроль, поставив под угрозу жизни 40 млн человек.
Год назад произошло то, во что не хотелось верить. После двух десятилетий войны в Афганистане талибы (экстремистское движение местных исламистов) взяли страну под свой контроль, поставив под угрозу жизни 40 млн человек.