• Личный опыт: от мигранта со 150 евро в кармане до управляющего кухней конгресс-центра

    Во время прошлого кризиса Эстонию покидало много людей в поисках больших заработков. Многие из них сумели выстроить карьеру за границей и вернуться в Эстонию с солидным багажом опыта. Олег Шевелёв, в прошлом таллиннец, а ныне - один из управляющих на кухне крупного конгресс-центра в Осло Norges Varemesse, принадлежавшего холдингу Thon Hotels, рассказал о своем карьерном пути с самых низов.

    Олег ШевелевФото: Частный архив
    Олег, как ты оказался на кухне ресторана?
    Первым моим рабочим местом был, как и у многих моих коллег по специальности, Fazer, а позже - Balti Sepik. Но как-то не особо мне нравилось возиться с мукой, да и ночные смены были не по душе.
    Тогда я решил попробовать себя в роли повара. Моим первым рабочим местом было Cafe VS, которое многие таллиннцы могут помнить по названию «подводная лодка». На то время - а был это далекий 2002-ой год - это был самый элитный, если не сказать единственный, лаунж в городе. Я отработал там чуть более года и двинулся дальше набираться опыта уже в отельном направлении. В Meriton Hotel Tallinn я проработал около двух лет, после чего устроился работать в пятизвездочный отель Savoy Boutique Hotel, с одним из самых известных главных поваров на то время - Олегом Сычёвым. Можно сказать, что именно в те периоды я приобрел абсолютное понимание того, чем буду заниматься в будущем.
    На этом твоя трудовая биография в Эстонии и закончилась?
    Можно сказать и так. К нам пришел кризис, и я, недолго думая, решил уехать в Ирландию, город Дублин. На момент отъезда у меня в кармане было 150 евро, что, конечно же, было очень мало для старта новой жизни в незнакомой стране. Однако меня это не останавливало.
    Когда я прилетел в Дублин, меня приютили знакомые. Места у них было не так много, и мне пришлось спать под лестницей примерно около месяца - как Гарри Поттер, только никакого волшебства. На следующий день после приезда я распечатал свое резюме и пошел по всем барам и ресторанам Дублина. Имея немаленький опыт и огромное желание работать и зарабатывать, я нашел работу уже на второй день.
    Сперва не возникало каких-либо сомнений, дескать, не напрасно ли все это?
    И когда я жил под лестницей, да и вообще потом по жизни, у меня никогда не возникало таких вопросов, мол, может быть зря я все это затеял и пора домой. Даже если бывали неудачи, то они тоже учили меня чему-либо. Я как-то отчетливо понимал, что важно смотреть вперед и постоянно поднимать планку над своими возможностями.
    Перед тем, как улететь, ты изучал рынок труда на предмет востребованности своей профессии?
    Да ну где там… Совсем молодой парень, ветер в голове. Естественно, никакой рынок я не изучал. Однако присущая тому возрасту самоуверенность убеждала меня, что поваром работу будет найти несложно. И хотя никакого опыта в поиске работы за границей у меня не было, все равно как-то чувствовалось, что все будет хорошо. Может быть, потому, что в Эстонии тогда вообще жизнь на казалась малиной? Не знаю.
    Как быстро твоя карьера пошла в гору?
    Как-то раз я приехал на выходные в Таллинн отпраздновать свой двадцатилетний юбилей. Разумеется, снова включил свой эстонский мобильный номер. И именно в день моего рождения поступил звонок с предложением о работе в абсолютно незнакомой мне стране - в Норвегии. Предложение было настолько заманчивым, что я не смог отказаться. Прибыв обратно в Дублин, я уволился, собрал вещи и переехал в Норвегию, в маленький городок под названием Несбиен. Все казалось, да и было на самом деле, совершенно безумной идеей. Переехать одному в какие-то дальние горы, в маленький городок с населением в 2000 человек. Контраст с Дублином был колоссальный.
    После скромных эстонских зарплат ты оказался в пространстве довольно приличных денег для юноши. Как быстро пришло сознание того, что надо научиться распоряжаться заработанными финансами?
    Все деньги, заработанные в Дублине, сразу уходили на шопинг, развлечения и пиво.
    Деньги стал тратить разумно, только переехав в Норвегию. Буквально после трех отработанных месяцев я купил себе машину, компьютер и телефон. За наличные. В Эстонии я бы на тот момент, да и сейчас, если честно, на такие покупки должен был копить и копить.
    Кем ты работаешь сейчас?
    Сейчас я работаю на должности Food & Beverage Manager (дословный перевод: менеджер по еде и напиткам - ред.). Как это будет по-русски, я не знаю. Интересовался у российских коллег - никто не может дать точного перевода.
    Я отвечаю за девять концептуальных ресторанов в самом большом конгресс-центре Норвегии и более чем 120 человек персонала. Недавно (в 2019-м году - ред.) мы обслуживали ежегодный австрийский медицинский конгресс - обслуживание такого мероприятия стоило 500 000 евро за 4 дня.
    В Норвегии ты считаешься средним классом?
    Все верно. Из-за того, что в этой стране прогрессивные налоги, то в основном тут и проживает средний класс.
    На родину не тянуло?
    Всю свою поварскую карьеру у меня была мечта открыть свой ресторан (как, думаю, и у многих поваров). К 30 годам мы с женой решили переехать обратно в Эстонию, попробовать себя в роли рестораторов. Мы строили ресторан сами, практически с нуля – изначально было только помещение рядом с морским портом. Весь ремонт и дизайн, даже террасу, делали своими руками.
    Ресторан Olivia просуществовал неполных два года. Буду честен - это было нелегкое время. Мы столкнулись с такими проблемами как нехватка персонала, высокие цены на рекламу, очень высокая аренда и налоги. Все это вместе делало ресторанный бизнес безрадостным. Это занимало все наше свободное время, и в какой-то момент мы просто решили продать ресторан.
    Заведение на самом деле приносило неплохие деньги, но отнимало все наше время, силы и нервы. Мы понимали, сколько этот ресторан может нам принести при полной занятости и, после недолгих вычислений, поняли, что в Норвегии можно заработать в разы больше, просто работая с понедельника по пятницу с 8 утра до 15:30 без малейшей головной боли. Да, мы потеряли очень много денег на этом ресторане, но я об этом не жалею. Ведь этот опыт бесценен. Теперь я точно знаю, каков этот бизнес.
    Таллинн изменился за то время, что ты жил за границей?
    На самом деле в Таллинне много чего поменялось за последние 5-10 лет. Открылось очень много хороших и действительно интересных мест с чудесной кухней. Большое количество поваров выбирают работу в Таллинне. Уже мало кто ищет себя за рубежом, и это, на мой взгляд, очень хорошо. Я очень надеюсь, что зарплаты у поваров в Эстонии снова поднимутся хотя бы до того уровня, какими они были в 2007 году.
    Доводилось ли тебе помогать кому-то из друзей с поисками работы в Норвегии?
    Очень многим помог перебраться в Норвегию - перетащил более пятнадцати человек. Два моих друга, не имевшие предыдущего опыта, теперь работают главными поварами в больших отелях и ресторанах. Третий работает в ИТ. Остальные - кто где, но все при деле, и у всех все в порядке.
  • Самое читаемое
В литовско-польском газопроводе обнаружили запрещенные российские детали. Замешан может быть и эстонский Infortar
В Литве разразился большой скандал, когда выяснилось, что литовско-польский газопровод, несмотря на запреты, был собран из российских деталей. По одной из версий, запрещенные детали попали к южным соседям через эстонскую компанию.
В Литве разразился большой скандал, когда выяснилось, что литовско-польский газопровод, несмотря на запреты, был собран из российских деталей. По одной из версий, запрещенные детали попали к южным соседям через эстонскую компанию.
Пять важнейших событий этой недели, о которых стоит знать
В центре событий этой недели будет Таллиннская биржа: ожидается несколько собраний акционеров, дивиденды, а также квартальные отчеты. Последние ожидаются и из США, не считая ряда макроэкономических показателей.
В центре событий этой недели будет Таллиннская биржа: ожидается несколько собраний акционеров, дивиденды, а также квартальные отчеты. Последние ожидаются и из США, не считая ряда макроэкономических показателей.
Калле Козе: идеализация финансовой свободы имеет скрытые токсичные стороны
Финансовая свобода, говоря простым языком, означает пассивный доход, который покрывает необходимые расходы человека и освобождает его от необходимости работать ради денег. По мнению управляющего активами Private Banking Luminor Калле Козе, эта цель часто кажется очень привлекательной, но у нее есть свои минусы.
Финансовая свобода, говоря простым языком, означает пассивный доход, который покрывает необходимые расходы человека и освобождает его от необходимости работать ради денег. По мнению управляющего активами Private Banking Luminor Калле Козе, эта цель часто кажется очень привлекательной, но у нее есть свои минусы.
Михаил Крутихин: администрация Байдена не хочет ограничивать экспорт российской нефти
Администрация нынешнего президента США Джо Байдена опасается вводить новые санкции против российской нефти, чтобы не допустить роста цен на американских заправках в преддверии американских выборов, сказал в интервью ДВ партнер консалтингового агентства RusEnergy Михаил Крутихин.
Администрация нынешнего президента США Джо Байдена опасается вводить новые санкции против российской нефти, чтобы не допустить роста цен на американских заправках в преддверии американских выборов, сказал в интервью ДВ партнер консалтингового агентства RusEnergy Михаил Крутихин.