• Поделиться:

    «У меня друзья воюют на востоке, а здесь в Киеве — гражданская жизнь». Как столица Украины живет во время войны

    Фото: Таави Муйде

    Деловые и ухоженные мужчины и женщины, с которыми эстонская бизнес-делегация встречалась в Киеве, всего пару месяцев назад ночевали (а то и вовсе жили) в бункерах и подвалах. Столица Украины восстанавливается от шока, но война продолжается. Как живёт летний Киев в военное время, читайте в репортаже ДВ.

    «Как там? Спокойно?» — первый и главный вопрос, который задают знакомые, узнав, что мы в Киеве. Спокойно. Сейчас, на четвертый месяц войны, город и правда выглядит так, будто ничего ужасного не происходит.
    Зелёные улицы, красивые женщины в летних платьях. Кофейни и рестораны работают, супермаркеты удивляют изобилием. В кафе возле «Арсенала» — модного лофта в центре города — практически нет свободных мест. Заведения-арендаторы комплекса принимают почти столько же посетителей, сколько и до войны — так утверждает Алексей Самойленко, директор компании, управляющей центром.
    Фото: Таави Муйде
    Воздушную тревогу за три дня мы услышали всего два раза. Никто в бомбоубежище не побежал. Но эта летняя беспечная атмосфера — ловушка восприятия.
    Один из членов бизнес-делегации, с которой мы приехали в Киев, поделился, что для него отрезвляющей стала встреча с Николаем Поворозником, первым заместителем мэра Киева Виталия Кличко. Поворозник напомнил эстонским бизнесменам: украинская сторона считает, что Киев по-прежнему остаётся целью России номер один. Война продолжается.
    Беспечная атмосфера в Киеве — ловушка восприятия. Война продолжается, и люди гибнут каждый деньФото: Таави Муйде
    За те три дня, что мы находились в украинской столице, на востоке (по подсчетам российской стороны) погибло как минимум 23 и было ранено 40 обычных людей, но скорее всего — ещё больше.
    Говорю Алексею Самойленко, что наблюдение за «мирной» жизнью в период войны вызывает у меня когнитивный диссонанс. Оказывается, у него тоже: «У меня друзья воюют на востоке, а здесь в Киеве обычная гражданская жизнь. Они приезжают в большой город, когда дают увольнительную, а там — спокойно. Ну, относительно».
    Фото: Таави Муйде
    Российские войска пытались взять Киев с первых дней войны и до начала апреля. Деловые и ухоженные мужчины и женщины, с которыми встречаются эстонские бизнесмены, всего пару месяцев назад ночевали (а то и совсем жили) в бункерах и подвалах. Владелец топового юридического бюро рассказывает, как каждый день спал в одежде, а у всех выходов из дома имел комплект вещей и обуви — на случай, если придут российские солдаты и придется быстро убегать в лес.
    Владелец кафе Fedchuk Влад Федчук провел в бункере полтора месяцаФото: Стен Ыйтспуу
    Долго жить под землей, пусть даже в специально созданных условиях, тяжело. Владелец кафе Fedchuk Влад Федчук провел в бункере полтора месяца. Были дни, когда выходить вообще было нельзя. В остальное время он выбирался на работу, а в подвал возвращался только на ночь «Было очень тяжело, очень холодно. Мы спали, одетые в зимние куртки. Сырость, куча одеял. И вот в один прекрасный день я попробовал пожить дома. И это было настолько классно, что я уже не смог слезть с этой иглы».
    Влад Федчук — один из тех, кто старается продолжать бизнес. Оценки деловой активности в Украине очень разные. Экономический атташе посольства Эстонии Вахур Соосаар говорит, что 60% компаний закрылось или сократило деятельность, и 80% так или иначе задето войной.
    В Киеве мы видим много бизнесов, возвращающихся к жизни, но и много закрытых, заколоченных или поврежденных коммерческих помещений.Фото: Стен Ыйтспуу
    Анна Любыма, руководитель по международному сотрудничеству Торгово-промышленной палаты Украины, принимает эстонскую делегацию в респектабельных помещениях организации. Говорят о кооперации, обмене контактами, нуждах предпринимателей. После встречи оказывается, что Анна, как и ещё примерно 100 ее коллег, сейчас не получает зарплату, но считает, что «если ничего не делать, можно с ума сойти».
    Фото: Стен Ыйтспуу
    Киев ищет средства на восстановление 11 жилых зданий. А в городах-спутниках Буче, Ирпени, Гостомеле, Вышгороде, которые приняли на себя основной удар и где больше месяца шли бои и была оккупация, число разрушенных домов измеряют сотнями.
    Жильцы теперь уже знаменитой на весь мир многоэтажки на проспекте Лобановского, в которую на третий день войны попала ракета, не стали дожидаться помощи от властей (на нее здесь, кажется, всерьез никто не рассчитывает), и создали группу по спасению своего дома. Об этом нам рассказывает Юлия Романовская, которая в комитете жильцов отвечает за коммуникацию и которую мы встречаем случайно, приехав сфотографировать дом.
    Киев ищет средства на восстановление 11 жилых зданий. А в городах-спутниках Буче, Ирпени, Гостомеле, Вышгороде число разрушенных домов измеряют сотнями.Фото: Таави Муйде
    Другие соседи координируют проектировочную и юридическую части восстановления. Дыру укрепили подпорками, которые удерживают здание от обрушения. Сами владельцы квартир здесь не живут, но, как говорит Романовская, там остановились беженцы из других городов Украины. Ещё Романовская говорит, что сама не ожидала, что они с соседями смогут взять дело в свои руки «как в Европе».
    Гораздо хуже, чем в Европе, дело обстоит с бензином — на многих заправках его просто нет, потому что Россия бомбит НПЗ. За топливом очереди, в канистры заправляться нельзя. Чтобы понять, где есть бензин, какой и почем, киевляне пользуются телеграм-чатами и специально созданными приложениями. Местные не скрывают, что есть и черный рынок. Водитель Bolt, который везёт меня в отель, считает, что после начала войны трафик в городе сократился вполовину.
    Трафик в Киеве сильно сократился, а бензин стал дефицитом. Его ищут через специальные приложения и приобретают на черном рынкеФото: Стен Ыйтспуу
    С ним, как впрочем и со всеми другими людьми — официантами, бизнесменами, людьми на улице, проводниками, соседями по поезду — мы говорим по-русски. Отвечают мне чаще по-русски, реже по-украински.
    На обратном пути в Польшу в одном вагоне с эстонскими бизнесменами едут муж и жена, инвалиды с детства, которые вместе с собачкой на машине смогли бежать из оккупированной Херсонской области, проехав 26 блокпостов. Украина готовится сражаться за Херсон, в других местах на востоке — медленное и тяжёлое продвижение России. Идёт 119-й день войны.
    Поделиться:
  • Самое читаемое
Статьи по теме

В понедельник торговля акциями LHV будет приостановлена
В связи со сплитом акций LHV, Таллиннская биржа в понедельник приостановит торги этими бумагами. О возобновлении торгов биржа сообщит отдельно.
В связи со сплитом акций LHV, Таллиннская биржа в понедельник приостановит торги этими бумагами. О возобновлении торгов биржа сообщит отдельно.
Передовица ДВ: а побыстрее никак?
3 июня Кая Каллас отправила в отставку всех министров-центристов, чем ознаменовала конец правящей коалиции. Начались консультации о формировании новой коалиции, которые - к нашему удивлению - продолжаются до сих пор.
3 июня Кая Каллас отправила в отставку всех министров-центристов, чем ознаменовала конец правящей коалиции. Начались консультации о формировании новой коалиции, которые - к нашему удивлению - продолжаются до сих пор.
BLRT вновь не платит дивиденды, несмотря на рекордные продажи
Рост цен и множество новых контрактов в сфере судоремонта принесли промышленному концерну BLRT по результатам прошлого года не только рекордную выручку от продаж, но и, как обычно, значительную прибыль. Тем не менее, миноритарные акционеры опять не сумели найти общий язык с руководством BLRT, и компания в очередной раз не выплатит дивиденды.
Рост цен и множество новых контрактов в сфере судоремонта принесли промышленному концерну BLRT по результатам прошлого года не только рекордную выручку от продаж, но и, как обычно, значительную прибыль. Тем не менее, миноритарные акционеры опять не сумели найти общий язык с руководством BLRT, и компания в очередной раз не выплатит дивиденды.