Бар Parrot в Старом городе обыгрывает атмосферу подпольных американских баров времен cухого закона. 10 ноября 2022, ТаллиннФото: Andras Kralla

«Подпольный» бар Ликсутовой: как государство поддержало ресторан миллионерши

Поделиться:

Спасая туристический бизнес в пандемию, Эстония дала 100 000 евро ресторанчику Татьяны Ликсутовой, выяснили ДВ. При этом только официальные активы бывшей жены московского чиновника оцениваются примерно в 40 миллионов евро.

Что общего у бара в перуанском стиле Parrot, в который нужно пробираться через секретный шкаф, с итальянским рестораном Gianni, отмеченным в справочнике Michelin? Ответ: ими владеет Татьяна Ликсутова. Модный и более известный Gianni принадлежит ей на 60% (это компания Lavora), а Parrot – на все 100% (компания MiniBar).
Ликсутова – мать двоих сыновей и бывшая жена одного из самых высокопоставленных в России уроженцев Эстонии, вице-мэра Москвы и руководителя столичного Департамента транспорта Максима Ликсутова. Политик и борец с коррупцией Алексей Навальный (сейчас в российской тюрьме) в расследованиях называл их развод фиктивным. Он доказывал, что именно из-за закона о противодействии коррупции к Ликсутовой незадолго до развода перешли все активы мужа, в том числе фирмы-подрядчики столичных госконтрактов. Однако суд Москвы, куда Ликсутов обратился с иском о защите чести и достоинства, в 2014 году признал обвинения несправедливыми.
С эстонскими чиновниками, насколько нам известно, у Ликсутовой родственных связей нет. А поступления из бюджета – есть. Когда в пандемию ковида сектор услуг переживал тяжелые времена, правительство Эстонии решило выделить деньги на его поддержку. Получил эти средства и бар Ликсутовой.
101столько тысяч евро получил бар Parrot, по подсчетам ДВ. В отчете компании говорится о господдержке на 102 000 евро.
В 2020 году от государственного Фонда развития предпринимательства (тогда EAS, сейчас Ettevõtluse ja Innovatsiooni Sihtasutus) MiniBar получил 9000 кризисного пособия для компаний туристического сектора как предприятие питания и 7500 евро компенсации зарплат работников (широкая мера поддержки, которой воспользовались многие предприятия).
В следующем ковидном году компании Ликсутовой досталась субсидия для туристических компаний как ресторану Старого города – 41 300 евро и еще 33 000 евро поддержки как предприятию питания. Представитель Фонда подтвердил ДВ, что гранты были выделены. Финансирование от Кассы по безработице на сохранение штата составило в 2021 году 10 000 евро.
То есть бар Ликсутовой в течение двух лет смог претендовать на три пособия: два раза как предприятие питания, а также как предприятие питания Старого города, поскольку попадал под все эти категории.
Сам EAS получает финансирование из госбюджета Эстонии, структурных фондов ЕС и целевых фондов. В ковид он распределял субсидии между туристическими компаниями, розничной торговлей и регулярными пассажирскими перевозками. Чтобы получить пособие, компания должна была сама за ним обратиться и соответствовать определенным критериям.

Нужно ли было помогать бару Parrot?

Бар может представлять ценность как туристический объект – интересная задумка (посетителей переносят во времена сухого закона в США – так хозяева изящно обыграли использование подвального помещения в Старом городе), качественное ее воплощение, хорошая кухня и напитки, что подтверждают многочисленные награды.
Фото: dv.ee
Если рассматривать заведение самостоятельно, не как часть бизнес-империи Ликсутовой, то показатели компании довольно скромные. Созданный в 2016 году бар, не успев толком встать на ноги, угодил в локдаун. Пик оборота пришелся на последний доковидный 2019 год (513 000 евро). В 2020 году выручка оказалась вдвое меньше, и пришлось фиксировать операционный убыток (77 000 евро).
В 2021 году, благодаря госпомощи, оборот вырос (как раз на 100 000 евро), убыток сократился (27 500 евро). Сейчас бар дает работу 20 сотрудникам, а в кризис в какой-то момент их было всего 3.

Ресторан Gianni дотаций EAS не просил, поскольку оставался прибыльным. Он работает с 2005 года, вначале принадлежал Transgroup Invest Максима Ликсутова и Сергея Глинки.

Обратившись сразу за несколькими пособиями, бар не нарушил закон, объясняет представитель EAS и KredEx. «Уже полученная поддержка не была препятствием для обращения за новой, ведь COVID-кризис тянулся долго, и появлялись новые виды поддержки для покрытия новых убытков», – отмечает пресс-секретарь EAS и KredEx Мартин Альтрая.
За поддержкой могли обращаться компании, у которых из-за кризиса снизился оборот, если они при этом заплатили налоги на труд, уточнили в EAS.

В случае Parrot речь шла о возмещении убытков, размер активов компании или ее владельца не был критерием отбора, условием был ущерб.

Мартин Альтрая
пресс-секретарь EAS и KredEx
На вопрос о том, могла ли Ликсутова самостоятельно финансировать свою компанию, не прибегая к помощи бюджета, представители MiniBar, Ликсутова и член правления MiniBar Ольга Клюге ДВ не ответили.

Помощь досталась не всем

Из-за строгих ограничений во время ковида многие компании оказались в кризисе. Особенно его почувствовали кафе, отели и туристический сектор. Соседям Parrot тоже пришлось непросто.
В том же доме зарегистрирован ресторан азиатской кухни NokNok. У него тоже обеспеченный владелец – концерн Tallink Grupp. И ресторану тоже повезло получить помощь: 82 000 евро от EAS в 2021 году (и еще 30 000 евро в 2020 году) для покрытия ущерба от антиковидных ограничений, а также 115 000 евро (в 2020 году – 75 000 евро) для компенсации зарплат от Кассы по безработице.
Но повезло не всем. Например, расположенный недалеко Pegasus (компания Gastro) часть времени в пандемию простоял закрытым, из-за чего заметно потерял в обороте (более чем в два раза: с 1,6 млн евро до 700 000 евро) и был вынужден значительно сократить штат (с 35 до 18 человек). Он бюджетных денег не получал.
На помощь как рестораны Старого города не могли претендовать и заведения граничащих со Старым городом кварталов (например, Ротерманни), хотя они так же зависят от потоков туристов.
В первую волну пандемии деньги не достались сувенирным магазинам – пособие для них ввели только год спустя.
Лишь во второй ковидный год появились и специальные пособия для спа-комплексов. А затем спа и отели жаловались на избирательность распределения денег: например, в СМИ об этом говорили отель Hestia и находившийся в Старом городе Baltic Hotel Vana Wiru. Причем для последнего роковой, похоже, стала как раз-таки личность акционера: Delfi писал, что отелю могли отказать в пособии потому, что одним из его владельцев является обвиняемый в создании ОПГ Павел Гаммер.
С тем, что власти выделяли госпомощь неравномерно, согласен и Госконтроль. В своем отчете «Пять уроков коронокризиса» ведомство отмечает, что пособия с одной стороны дублировались, с другой – значительные группы компаний могли остаться без них.

Сколько денег у Татьяны Ликсутовой?

Уроженку Йыхви Татьяну Ликсутову называли богатейшей женщиной Эстонии, в 2014 году ее состояние оценивалось почти в 100 млн евро. Как раз тогда ей отошли активы бывшего мужа, в том числе 50% концерна Transgroup Invest (вторая половина была у Сергея Глинки), чистые активы которого и оценивались в 90-100 млн евро. Однако в 2019 году предприятие было ликвидировано.

В этом году Äripäev оценил активы Ликсутовой в 37,7 млн евро – это 140-е место в ТОПе богачей.

Сейчас официально Ликсутовой принадлежит (помимо ресторанов) 100% ТОR Property, которая, в свою очередь, владеет массой активов в России, в том числе 33,34% «Аэроэкспресса».

Также у Ликсутовой есть недвижимость (5 млн евро) и доля в Tallinna Vesi (где она третий акционер после города Таллинна и Utilitas, это 242 650 акций и 5,2 млн евро).

При участии Полины Волковой
Поделиться:
Статьи по теме

Глава Rail Baltica: железную дорогу мы достроим — лишь бы денег хватило Не перекроет ли финансирование Евросоюз?
Железнодорожная магистраль Rail Baltica будет готова к 2030 году, если Евросоюз к тому времени не перекроет денежные краны, заявил глава государственной компании Rail Baltic Estonia Анвар Салометс. Накануне компания объявила тендер на строительство первых 10 километров железнодорожного полотна Rail Baltica.
Железнодорожная магистраль Rail Baltica будет готова к 2030 году, если Евросоюз к тому времени не перекроет денежные краны, заявил глава государственной компании Rail Baltic Estonia Анвар Салометс. Накануне компания объявила тендер на строительство первых 10 километров железнодорожного полотна Rail Baltica.
EfTEN получил разрешение на слияние двух фондов
Финансовая инспекция Эстонии разрешила слияние компаний EfTEN Real Estate Fund III AS и Kinnisvarafond AS.
Финансовая инспекция Эстонии разрешила слияние компаний EfTEN Real Estate Fund III AS и Kinnisvarafond AS.
Либман: эскалация перед грядущими выборами, или браки через не могу
Бдительные эстонские граждане обнаружили на рождественской елке в Раквере запретную букву Z. Находка и ее оглашение прозвучали как своего рода алаверды сообщению российского Первого канала о свастике на елке (по привычке названной им новогодней) в маленьком латвийском городке. Но российский пропагандистский телеканал делает свою рутинную работу, а поиски потаенных букв в Эстонии – это показатель экзальтации общественных настроений перед близкими выборами, пусть напрямую с ними и не связанной. Между тем раздрай и обострение мнений избирателей демонстрирует интересная таблица, которую опубликовал Postimees и там же проанализировал Микк Салу, пишет политический обозреватель ДВ Эльконд Либман.
Бдительные эстонские граждане обнаружили на рождественской елке в Раквере запретную букву Z. Находка и ее оглашение прозвучали как своего рода алаверды сообщению российского Первого канала о свастике на елке (по привычке названной им новогодней) в маленьком латвийском городке. Но российский пропагандистский телеканал делает свою рутинную работу, а поиски потаенных букв в Эстонии – это показатель экзальтации общественных настроений перед близкими выборами, пусть напрямую с ними и не связанной. Между тем раздрай и обострение мнений избирателей демонстрирует интересная таблица, которую опубликовал Postimees и там же проанализировал Микк Салу, пишет политический обозреватель ДВ Эльконд Либман.
Какие возможности для зеленой энергетики скрывают эстонские недра?
Топ-3 «Молодых и деловых»: лучшие авторы Летней школы журналистики
Редакция ДВ выбрала трех лучших молодых журналистов среди участников медиапроекта для школьников.
Редакция ДВ выбрала трех лучших молодых журналистов среди участников медиапроекта для школьников.