Бар Parrot в Старом городе обыгрывает атмосферу подпольных американских баров времен cухого закона. 10 ноября 2022, ТаллиннФото: Andras Kralla

«Подпольный» бар Ликсутовой: как государство поддержало ресторан миллионерши

Спасая туристический бизнес в пандемию, Эстония дала 100 000 евро ресторанчику Татьяны Ликсутовой, выяснили ДВ. При этом только официальные активы бывшей жены московского чиновника оцениваются примерно в 40 миллионов евро.

Что общего у бара в перуанском стиле Parrot, в который нужно пробираться через секретный шкаф, с итальянским рестораном Gianni, отмеченным в справочнике Michelin? Ответ: ими владеет Татьяна Ликсутова. Модный и более известный Gianni принадлежит ей на 60% (это компания Lavora), а Parrot – на все 100% (компания MiniBar).
Ликсутова – мать двоих сыновей и бывшая жена одного из самых высокопоставленных в России уроженцев Эстонии, вице-мэра Москвы и руководителя столичного Департамента транспорта Максима Ликсутова. Политик и борец с коррупцией Алексей Навальный (сейчас в российской тюрьме) в расследованиях называл их развод фиктивным. Он доказывал, что именно из-за закона о противодействии коррупции к Ликсутовой незадолго до развода перешли все активы мужа, в том числе фирмы-подрядчики столичных госконтрактов. Однако суд Москвы, куда Ликсутов обратился с иском о защите чести и достоинства, в 2014 году признал обвинения несправедливыми.
С эстонскими чиновниками, насколько нам известно, у Ликсутовой родственных связей нет. А поступления из бюджета – есть. Когда в пандемию ковида сектор услуг переживал тяжелые времена, правительство Эстонии решило выделить деньги на его поддержку. Получил эти средства и бар Ликсутовой.
101столько тысяч евро получил бар Parrot, по подсчетам ДВ. В отчете компании говорится о господдержке на 102 000 евро.
В 2020 году от государственного Фонда развития предпринимательства (тогда EAS, сейчас Ettevõtluse ja Innovatsiooni Sihtasutus) MiniBar получил 9000 кризисного пособия для компаний туристического сектора как предприятие питания и 7500 евро компенсации зарплат работников (широкая мера поддержки, которой воспользовались многие предприятия).
В следующем ковидном году компании Ликсутовой досталась субсидия для туристических компаний как ресторану Старого города – 41 300 евро и еще 33 000 евро поддержки как предприятию питания. Представитель Фонда подтвердил ДВ, что гранты были выделены. Финансирование от Кассы по безработице на сохранение штата составило в 2021 году 10 000 евро.
То есть бар Ликсутовой в течение двух лет смог претендовать на три пособия: два раза как предприятие питания, а также как предприятие питания Старого города, поскольку попадал под все эти категории.
Сам EAS получает финансирование из госбюджета Эстонии, структурных фондов ЕС и целевых фондов. В ковид он распределял субсидии между туристическими компаниями, розничной торговлей и регулярными пассажирскими перевозками. Чтобы получить пособие, компания должна была сама за ним обратиться и соответствовать определенным критериям.

Нужно ли было помогать бару Parrot?

Бар может представлять ценность как туристический объект – интересная задумка (посетителей переносят во времена сухого закона в США – так хозяева изящно обыграли использование подвального помещения в Старом городе), качественное ее воплощение, хорошая кухня и напитки, что подтверждают многочисленные награды.
Фото: dv.ee
Если рассматривать заведение самостоятельно, не как часть бизнес-империи Ликсутовой, то показатели компании довольно скромные. Созданный в 2016 году бар, не успев толком встать на ноги, угодил в локдаун. Пик оборота пришелся на последний доковидный 2019 год (513 000 евро). В 2020 году выручка оказалась вдвое меньше, и пришлось фиксировать операционный убыток (77 000 евро).
В 2021 году, благодаря госпомощи, оборот вырос (как раз на 100 000 евро), убыток сократился (27 500 евро). Сейчас бар дает работу 20 сотрудникам, а в кризис в какой-то момент их было всего 3.

Ресторан Gianni дотаций EAS не просил, поскольку оставался прибыльным. Он работает с 2005 года, вначале принадлежал Transgroup Invest Максима Ликсутова и Сергея Глинки.

Обратившись сразу за несколькими пособиями, бар не нарушил закон, объясняет представитель EAS и KredEx. «Уже полученная поддержка не была препятствием для обращения за новой, ведь COVID-кризис тянулся долго, и появлялись новые виды поддержки для покрытия новых убытков», – отмечает пресс-секретарь EAS и KredEx Мартин Альтрая.
За поддержкой могли обращаться компании, у которых из-за кризиса снизился оборот, если они при этом заплатили налоги на труд, уточнили в EAS.

В случае Parrot речь шла о возмещении убытков, размер активов компании или ее владельца не был критерием отбора, условием был ущерб.

Мартин Альтрая
пресс-секретарь EAS и KredEx
На вопрос о том, могла ли Ликсутова самостоятельно финансировать свою компанию, не прибегая к помощи бюджета, представители MiniBar, Ликсутова и член правления MiniBar Ольга Клюге ДВ не ответили.

Помощь досталась не всем

Из-за строгих ограничений во время ковида многие компании оказались в кризисе. Особенно его почувствовали кафе, отели и туристический сектор. Соседям Parrot тоже пришлось непросто.
В том же доме зарегистрирован ресторан азиатской кухни NokNok. У него тоже обеспеченный владелец – концерн Tallink Grupp. И ресторану тоже повезло получить помощь: 82 000 евро от EAS в 2021 году (и еще 30 000 евро в 2020 году) для покрытия ущерба от антиковидных ограничений, а также 115 000 евро (в 2020 году – 75 000 евро) для компенсации зарплат от Кассы по безработице.
Но повезло не всем. Например, расположенный недалеко Pegasus (компания Gastro) часть времени в пандемию простоял закрытым, из-за чего заметно потерял в обороте (более чем в два раза: с 1,6 млн евро до 700 000 евро) и был вынужден значительно сократить штат (с 35 до 18 человек). Он бюджетных денег не получал.
На помощь как рестораны Старого города не могли претендовать и заведения граничащих со Старым городом кварталов (например, Ротерманни), хотя они так же зависят от потоков туристов.
В первую волну пандемии деньги не достались сувенирным магазинам – пособие для них ввели только год спустя.
Лишь во второй ковидный год появились и специальные пособия для спа-комплексов. А затем спа и отели жаловались на избирательность распределения денег: например, в СМИ об этом говорили отель Hestia и находившийся в Старом городе Baltic Hotel Vana Wiru. Причем для последнего роковой, похоже, стала как раз-таки личность акционера: Delfi писал, что отелю могли отказать в пособии потому, что одним из его владельцев является обвиняемый в создании ОПГ Павел Гаммер.
С тем, что власти выделяли госпомощь неравномерно, согласен и Госконтроль. В своем отчете «Пять уроков коронокризиса» ведомство отмечает, что пособия с одной стороны дублировались, с другой – значительные группы компаний могли остаться без них.

Сколько денег у Татьяны Ликсутовой?

Уроженку Йыхви Татьяну Ликсутову называли богатейшей женщиной Эстонии, в 2014 году ее состояние оценивалось почти в 100 млн евро. Как раз тогда ей отошли активы бывшего мужа, в том числе 50% концерна Transgroup Invest (вторая половина была у Сергея Глинки), чистые активы которого и оценивались в 90-100 млн евро. Однако в 2019 году предприятие было ликвидировано.

В этом году Äripäev оценил активы Ликсутовой в 37,7 млн евро – это 140-е место в ТОПе богачей.

Сейчас официально Ликсутовой принадлежит (помимо ресторанов) 100% ТОR Property, которая, в свою очередь, владеет массой активов в России, в том числе 33,34% «Аэроэкспресса».

Также у Ликсутовой есть недвижимость (5 млн евро) и доля в Tallinna Vesi (где она третий акционер после города Таллинна и Utilitas, это 242 650 акций и 5,2 млн евро).

При участии Полины Волковой
Статьи по теме
Все статьи по теме

«Справедливо, если бы о сделках знали и другие». Промышленники комментируют тайные соглашения Рауля Кирьянена с государством
Тайные сделки Рауля Кирьянена с государством создали его предприятию Graanul Invest комфортные условия для расширения и развития. Конкуренты не против того, что государство поддерживает бизнес, но пребывают в недоумении от того, почему оно делает это тайно.
Тайные сделки Рауля Кирьянена с государством создали его предприятию Graanul Invest комфортные условия для расширения и развития. Конкуренты не против того, что государство поддерживает бизнес, но пребывают в недоумении от того, почему оно делает это тайно.
Pfizer продвинулся в разработке средства для похудения, акции отреагировали ростом
Производитель лекарств Pfizer сделал следующий шаг к захвату части прибыльного рынка – компания продвинулась в разработке средства для похудения, пишет Bloomberg.
Производитель лекарств Pfizer сделал следующий шаг к захвату части прибыльного рынка – компания продвинулась в разработке средства для похудения, пишет Bloomberg.
Делов-то: компетентен ли Михал, Rail Baltic – мертворожденный проект? И почему жители Эстонии политиков в грош не ставят?
В свежем выпуске подкаста «Делов-то!» журналисты ДВ обсуждают нового премьер-министра и его предложение затянуть пояса госбюджета на три года, кризис в СМИ, раздувание бюджета и откладывание сроков Rail Baltic, а также отчет ОЭСР, где говорится, что жители Эстонии не доверяют нашим политикам и подозревают их в коррупции.
В свежем выпуске подкаста «Делов-то!» журналисты ДВ обсуждают нового премьер-министра и его предложение затянуть пояса госбюджета на три года, кризис в СМИ, раздувание бюджета и откладывание сроков Rail Baltic, а также отчет ОЭСР, где говорится, что жители Эстонии не доверяют нашим политикам и подозревают их в коррупции.
10 лет назад RMK тайком «ухаживал» за фирмой Кирьянена. Слабо повторить фокус публично?
Менеджеров Центра управления лесным хозяйством (RMK), в 2013-2014 годах заключавших непубличные соглашения с Graanul Invest Рауля Кирьянена ради строительства нового крупного предприятия, хочется одновременно обругать за непрозрачность работы и похвалить за эффективное «ухаживание» за строптивым инвестором, считает журналист ДВ Алексей Шишкин.
Менеджеров Центра управления лесным хозяйством (RMK), в 2013-2014 годах заключавших непубличные соглашения с Graanul Invest Рауля Кирьянена ради строительства нового крупного предприятия, хочется одновременно обругать за непрозрачность работы и похвалить за эффективное «ухаживание» за строптивым инвестором, считает журналист ДВ Алексей Шишкин.
Мальчик, мечтавший о жизни рантье, стал self-made миллионером
Двадцать лет постоянных инвестиций, разнообразных профессий и использования всех возможностей для заработка сделали из молодого человека, мечтавшего о жизни рантье, инвестора с портфелем в десять миллионов евро.
Двадцать лет постоянных инвестиций, разнообразных профессий и использования всех возможностей для заработка сделали из молодого человека, мечтавшего о жизни рантье, инвестора с портфелем в десять миллионов евро.