dv.ee • 26 августа 2015

Вместе только в здравии

ДВ, Передовица  

Как известно, целевое учреждение KredEx и связанное с ним акционерное общество KredEx Krediidikindlustus помогают предприятиям «быстрее развиваться и увереннее выходить на внешние рынки». Государство в лице этих замечательных структур предлагает кредиты, рисковый капитал, кредитное страхование и поручительства с государственной гарантией. Как гласит официальный сайт KredEx, кредитное страхование краткосрочных сделок предназначено для предприятия, которое хочет застраховать свою деятельность от возможных финансовых трудностей покупателя.

Цели исключительно благородные, а поддержка для бизнеса со стороны государства – идея вполне хорошая. Вопрос в реализации идеи. И в этом возникают сомнения. Оные закрались в наши головы не просто так «от жадности», а потому что нередко государственный брэнд «KredEx» поминают не в самом лучшем контексте. Вспомним историю про «зарытые» в румынские карьеры деньги, выделенные на проект Пеэпа Аавиксоо, который (сюрприз!) является братом политика Яака­ Аавиксоо. Aripaev написала по этому поводу: это уже не первый случай, когда участие KredEx в частном бизнесе выглядит крайне сомнительно и заканчивается потерей денег.

Не меньше общественность «порадовала» история с гарантированием займа Autorollo OU, которое (сюрприз!) является предприятием-банкротом, принадлежавшим отцу политика Кейт Пентус-Розиманнус. В этом случае госучреждение, выдавшее гарантию, оплатило, а затем продало свои требования к должнику за 3,5 тыс. евро. В пресс-релизе по этому поводу общественности сообщили, что судиться за взыскание долга было дорого и бесперспективно. Ни к чему это.

Мы ни в коем случае не обвиняем KredEx в нарушении закона, и Боже упаси, чтобы мы подозревали сие учреждение в «заинтересованности». Нет. Просто не можем не констатировать, что вопросы к подобным случаям государственных гарантий у общественности всё же возникают.

И теперь история сегодняшнего «Эпицентра». Политики в этот раз в бизнесе не участвуют. Участвует обычный эстонский производитель, работавший на рынках Эстонии, Скандинавии, выполнявший заказы для Украины и России, получавший за свою продукцию награды. Что дала ему страховка от госучреждения, помогающего экспортёрам? Дурную славу в прессе и обвинения в обмане именно тогда, когда он больше всего нуждается в поддержке своего страховщика и государства. Мы совершенно не утверждаем, что позиция KredEx в этой ситуации противоречит закону. Скорее всего, аннулирование договора надёжно обосновано «буквой и пунк­том». Если клиент с обоснованием не согласен, пусть идёт в суд. Это справедливо. Но нам всё-таки интересно: зачем нужно страхование рисков, которое предусмотрено только на случай «чистого неплатежа», но ни в коем разе не на случай конфликта между сторонами? Часто вы слушали о случаях, когда покупатель не оплачивает продукцию на 20 млн. евро, деньги производитель при этом занял у банков, но конфликта между сторонами при этом никакого нет?

Ещё нам интересно, зачем нужно вгонять и без того попавшего в тяжёлое положение производителя, расходуя его деньги на ведение дела в суде другой страны (расходы на адвокатов можете себе вообразить), и всё это для того, чтобы затем «правомерно отказаться» от отвоёванного в суде имущества или «должным образом погасить обязательство». Судиться на деньги налогоплательщика(!), чтобы в случае успеха отказаться от полученного имущества(!). Наверное, норма права под это найдена. Но здравый смысл? В чём помощь экспортёру со стороны государства? В углублении его финансовой ямы? Весьма вероятно, именно так повела бы себя коммерческая страховая компания. Ключевое слово - «коммерческая». По нашему скромному разумению, частное предприятие может так поступать. Оно защищает интересы своих акционеров. Но KredEx декларирует иные цели, оправдывая содержание этой структуры налогоплательщиками. Или мы опять всё неправильно поняли?

Самое читаемое