26 августа 2015 • 15 мин
Поделиться:

Двойной капкан для экспортёра

Двойной капкан для экспортёра  

Госкомпания обвинила экспортёра в обмане и отказалась от исполнения договора. Экспортёр не согласен с обвинениями.

В январе ДВ писали о сорвавшемся грандиозном проекте эстонской и казахстанской компаний. Конфликт сторон перешёл в судебную стадию. Теперь и госкомпания KredEx Krediidikindlustus не стала поддерживать экспортёра, сняв с себя обязательства и обвинив страхователя в обмане.

«Компания Windoor склонила нас к заключению договора обманом. Немыслимо, чтобы в такой ситуации за счёт государственных средств выплачивалось страховое возмещение», - сказал недавно Меэлис Тамбла, председатель правления AS KredEx Krediidikindlustus (далее сокращённо - KredEx Kindlustus).

В прошлый раз ДВ описали две версии событий – казахстанской и эстонс­кой сторон. Позднее были собраны и проанализированы документы, заданы десятки вопросов МИД Казахстана и KredEx Kindlustus. Мы хотели установить, как всё было на самом деле, т.к. версии сторон конфликта были абсолютно разными, и задавать вопросы им означало бы снова писать параллельные истории. Вопросы МИД Казахстана (МИД РК) были отправлены несколько раз вместе с многостраничным анализом обстоятельств. ДВ попросили прокомментировать его и ответить на наши вопросы.

В столице Казахстана на территории специальной экономической зоны «Астана – новый город» (далее - СЭЗ) было решено построить Центр международных организаций, включающий гостиницу для дипломатов и конгресс-холл (далее – Центр). Заказчиком Цент­ра стало Министерство иностранных дел Казахстана (далее - МИД РК, Заказчик). Акимат* выделил Заказчику участок в безвозмездное пользование. Затем проект «завис».

 

Важный «долгострой»

Первая проектно-сметная документация была составлена примерно за 8 лет до начала строительства. В 2011 г. МИД РК выбрал подрядчика для строительных работ - ТОО «Балтийский Дом» (далее - БД, Подрядчик). В открытом доступе нет данных о ранее построенных Подрядчиком объектах, а строительная лицензия получена им в марте 2011 г. ДВ спрашивали у МИД РК, были ли другие претенденты на этот контракт и почему Заказчик выбрал БД, но ответа мы не получили. 

В Уведомлении о начале строительно-монтажных работ, подписанном представителем Заказчика и Подрядчика (далее – Уведомление) значится дата начала строительства - апрель 2011 г. (см. рис.). Договор подряда с БД заключён только через полтора года - 20.09.2012 г. МИД РК не ответил нам, почему работа над проектом затянулась, почему с даты начала строительства до заключения договора с Подрядчиком прошло полтора года, какие сроки строительства были указаны в договоре между МИД и БД и какие санкции содержал этот договор на случай нарушения Подрядчиком сроков.

В конце 2014 г. должны были сдать Центр в эксплуатацию, но его не построили. Почему? 

Напомним вкратце версию руководителя Подрядчика Бибигуль Балпык. БД обеспечило утверждение проекта и готовилось строить Центр. Поскольку проектом были предусмотрены стеклянные фасадные детали, к проекту был привлечён эстонский производитель таких архитектурных элементов – Windoor AS. По словам Балпык, которая также была Почётным консулом Эстонии в Казахстане, она отдала этот заказ не столько конкретному производителю, сколько «Эстонской Республике в целом». 

Windoor взялось за изготовление и монтаж стеклянных фасадных элементов для Центра. Стоимость заказа составила 25 млн. евро. Позднее руководитель Windoor Майлис Линтлом якобы захотела получить заказ на бОльшую сумму и предложила переделать проект фасада. «Но, если меняешь фасад, надо переделывать проектно-сметную документацию, и проект дорожает, поэтому понадобилось больше денег», - рассказала ДВ Балпык. По её словам, Линтлом очень хотела получить заказ, поэтому взяла на себя обязательство обеспечить и его бюджет, т.е. инвестировать в Центр 53 млн. евро. «На свои деньги пусть строит всё, что хочет», - пояснила Балпык своё согласие с предложением Windoor о переделке проекта фасада. Якобы по желанию Windoor стороны подписали инвестиционный договор, согласно которому эстонская сторона обязалась внести для строительства Центра упомянутые 53 млн. евро. Балпык предъявила ДВ копию инвестдоговора и графика внесения инвестиций. Таким образом, Windoor взяло на себя проектирование фасада, поставку и монтаж стеклянных элементов и ещё финансирование проекта.

 

Обычно делают иначе

Как такие проекты реализовываются в Казахстане? Зайдём издалека. В 2001 г. указом Президента РК была создана СЭЗ «Астана – новый город». К 2015 г. в СЭЗ реализованы десятки инвестиционных проектов – государственных и частных. 

Сегодня реализуется частный проект – строительство небоскрёба «Абу-Даби Плаза». Проект полностью финансируется частными инвесторами. Для реализации проекта в 2011 г. было подписано Соглашение между правительством Казахстана, акиматом г. Астаны и инвестором - ТОО «Алдар Евроазия». «Алдар Евроазия» является «дочкой» акцио­нерной компании Aldar Properties - ведущим девелопером в Абу-Даби (ОАЭ). В Соглашении, которое доступно в базе законодательства РК, подробно изложены условия, на основании которых инвестор обеспечит проведение строительных работ на участке, а также обязательства Астаны в отношении инвестора. Это Соглашение одобрено Постановлением Правительства РК № 272-1. Строительные работы осуществляет консорциум по контракту, заключённому им с инвестором (не с заказчиком!). Такова правовая схема взаимодействия государства с частным инвестором. Как было оформлено «инвестирование» Windoor?

 

Договор без предмета

Балпык предоставила копию Договора об инвестициях №WD20120806AST от 06.08.2012 г., подписанного БД и Windoor. По её словам, над ним работали адвокаты Sorainen, Baker & McKenzie, юристы МИДа. Однако договор WD20120806AST уместился на 5 листах, не сшит и не подписан сторонами на каждой странице, т.е. страницы в него можно вставить любые. Сам договор необычный: - договор об инвестировании средств в объект, строительство которого заказал МИД РК и земельным участком под которым владеет МИД РК, представителями МИДа не подписан и не завизирован. В договоре нет точного описания объекта инвестирования; в договоре нет ссылки на договор подряда между БД и МИД РК, поэтому не понятно, на каком основании стороны (два строительных подрядчика!) договариваются между собой о финансировании проекта, заказанного МИД РК. В договоре нет описания схемы инвестирования: в нем идёт речь о какой-то «передаче вкладов» без детальных объяснений. Весь договор анализировать нет смысла. Адвокаты Windoor утверждают, что не готовили инвестиционный договор на 53 млн., и это похоже на правду – этот документ юристы приличного бюро составить не могли. 

Проект готовили с 2002 г. Договор с Windoor подписан в августе 2012 г. Согласно утверждённому проекту Цент­ра, за время согласований его стоимость выросла с 10 473 млн. тенге до 20 528 млн. тенге (около 97 млн. евро), т.е. в 2 раза. Вопрос: пока не подвернулось под руку Windoor, на деньги какого инвес­тора собирались строить Центр? МИД РК не прояснил этот вопрос, как не объяснил нам и того, кем и когда принято решение, чтобы проект, заказанный государством и под который земельный участок выдан МИД РК, финансировал бы частный инвестор. Не объяснили нам порядок оформления прав на землю и коммерческий смысл этой инвес­тиции для частного юридического лица, а также права инвестора (сравним с Соглашением о строительстве «Абу-Даби плазы»). Получается, что планировалось строить Центр без Windoor, потом Балпык пошла навстречу Windoor, но проект сорвался. Так куда подевался прежний бюджет проекта? 

Руководитель Windoor объяснила наличие договора так: договор был «техническим». Балпык потребовала подписать его, чтобы отгружать продукцию на территорию СЭЗ. Сумма в нём совпадала со стоимостью основного контракта - 25 млн. евро, сам договор был таким бессодержательным, что юристы не сочли его опасным. Страницу с суммой, очевидно, потом подменили.

Гарантии KredEx и залог имущества

Казахстанская сторона утверждала, что KredEx Kindlustus должно было выделить деньги на строительство.

Как утверждает руководитель БД, деньги на финансирование строительства так и не были внесены, т.к. у Windoor не оказалось нужной суммы. По версии Балпык, Линтлом якобы «попыталась исправить дело» и предложила БД обратиться вместе к KredEx за недостающей для строительства суммой. Сроки строительства неумолимо истекали. Госкомпания KredEx запросила под свой заём обеспечение. Будучи ответственным человеком и Почётным консулом Эстонии, Балпык «выручила» эстонского партнёра и организовала ипотеку: в качестве обеспечения KredEx получила объект недвижимости в Астане. Денег на инвестиции, однако, не дали, а имущество в качестве обеспечения взяли.Проблема этой версии в том, что AS KredEx Krediidikindlustus, которое в самом деле участвовало в проекте, не кредитует строительство. Между ним и дочерним предприятием МИД РК – ТОО «Дипломат Строй Сервис» - действительно был заключён договор ипотеки. «Дипломат Строй Сервис» передало в ипотеку KredEx Kindlustus недвижимое имущество в Астане, но не для гарантирования «кредита», а в качестве обеспечения страхового договора (подробнее - на стр. 6-7). Страховался риск неоплаты со стороны БД, т.е. как раз компании Балпык. И снова у нас возникают вопросы: зачем дочернее предприятие МИД РК участвовало в сделке и предоставило залог, если речь идёт о финансовых обязательствах Подрядчика? Заказчик, т.е. МИД, мог бы прекратить договор подряда с БД, организовать новый тендер и взыскать убытки, но не сделал этого.Балпык утверждает, что Windoor должно было окупить свои «инвестиции» за счёт сдачи помещений Цент­ра в аренду, при этом ею же предоставленный договор предусматривает пере­дачу помещений Заказчику. Ещё вопрос: почему всё же Заказчик строительства – МИД РК, а не Windoor (сравним с проектом «Абу-Даби плаза»)? Инвестор обычно может сам выбирать подрядчика, а в данном случае тендер провёл МИД РК, он же отдал контракт БД, а все обязательства по оплате проекта возложены на Windoor. Необычное инвестирование. Увы, нам не удалось получить от МИД РК разъяснения на этот счёт.

(Из пояснений Балпык относительно инвестиционного договора и получения «кредита» от KredEx Kindlustus):

В СМИ много новостей о заказе на 25 млн. евро, которые получило Windoor в Астане. Почему казахстанские СМИ пишут про 25 млн. евро, а не 53 млн.?

Балпык: Как я упоминала, я содействовала в получении данного Заказа, не именно для Windoor, а для Эстонс­кой Республики в целом. Договор на 25 млн. был заключён на строительство блоков А и Б, ещё до того, как Линтлом захотела делать весь фасад. Но если меняешь фасад, надо переделывать всю проектно-сметную документацию, и проект дорожает, поэтому понадобилось больше денег.

Договор на 25 млн. евро остался в силе, когда был заключён инвес­тиционный ещё на 53 млн. евро? Как они вместе действуют и соотносятся? Если они действительны оба, то Windoor поставляет на 25 млн. евро товара и услуг, вносит инвестиции и из них оплачивает свои же товары и услуги? Или договор на 25 млн. евро расторгнут или прекращён?

Балпык: Оба договора имели место и действовали.

Если оба инвестиционных договора действовали, то обязательства Windoor составляют 78 млн. евро?

Балпык: Нет, всего инвестиций на 53 млн. евро...

Зачем Windoor было нужно ввязываться в такой дорогостоящий проект?

Балпык: Во-первых, Линтлом освобождается от всех налогов, и, кроме того, у неё есть возможность получать другие бюджетные заказы. Исходя из стоимости аренды в центре Астаны, проект должен был окупиться в течение 3 лет (прим. - «Инвестиционным договором» предусмотрена передача Центра МИДу, таким образом, неизвестно, какой доход инвестора от аренды в течение нескольких лет имеется в виду. Договором он не предусмотрен).

Как у вас получилось оформить залог для получения денег под гарантию KredEx и даже не узнать при этом, что вам денег не дадут? Юристы же у вас были?

Балпык: Это слабое место не только моё, но многих казахов – мы доверяем людям. Мне Майлис объяснила так, и у меня не было причин ей не доверять. А точнее, получение денег производится после регистрации залога. В этом и заключается риск.

Почему у вас не вызвало сомнений, что договор залога и договор о предоставлении кредита от KredEx не подписывается одновременно? Как дочернее предприятие МИДа ТОО «Дипломат Строй Сервис» могло отдать своё имущество на 31 млн. евро в залог просто на доверии? Юристы МИДа не участвовали в передаче недвижимости в залог?

Балпык: Залогодержателем было KredEx, договор о предоставлении кредита между сторонами не подписывалось. Юристы МИД РК участия в сделке не принимали, так как МИД не является стороной сделки.

*акимат – местный орган исполнительной власти

Между молотом и наковальней

Особенностью проекта было то, что БД просил Windoor об отсрочке платежа за продукцию на 720 дней. Windoor не могло предоставить такой кредит и обратилось к банкам. Банки были готовы кредитовать проект при наличии обеспечения, одно из которых – страхование рисков неплатежа.

По словам Линтлом, она хотела застраховать риск в международной страховой компании, но банк предложил страховать в AS KredEx Krediidikindlustus (далее сокращённо - KredEx Kindlustus). В результате KredEx Kindlustus застраховало риск, получив в обеспечение имущество в Казахстане.

Недвижимость предоставило в ипотеку ТОО «Дипломат Строй Сервис» - «дочка» МИД РК.

Windoor произвело заказанные фасадные элементы. Часть поставлены в Казахстан, часть хранится на заводе производителя. БД как подрядчик должен был предоставить Windoor фронт работ для осуществления монтажа. По словам Линтлом, срок начала монтажа постоянно сдвигался. Согласно графику, монтаж должны были начать весной 2014 г., но и осенью 2014 г. объект был не готов, а оплата продукции не произведена. Банки и KredEx Kindlustus принялись за реализацию обеспечений сделки, но ипотека, предоставленная МИД и ТОО «Дипломат Строй Сервис», была быстро снята через суд.

Некоторые детали о ТОО “Балтийский Дом”

l Офис компании находится в Астане по адресу: ул. Кабанбай Батыра, 28 А. По этому же адресу расположен и офис ТОО «Дипломат Строй Сервис» - дочернее предприятие МИД РК, предоставившее имущество в ипотеку по обязательствам ТОО «Балтийский Дом».l Коммерческий директор ТОО «Балтийский Дом» – Бибигуль Балпык являлась до мая 2014 г. Почётным консулом Эстонии в Казахстане, и, по данным МИД Эстонии, назначена она была на эту должность по предложению МИД Казахстана.l Б.Балпык продвигала идею организации «свободной экономичес­кой зоны» для Казахстана в порту Мууга. Проект не сложился.

KredEx Krediidikindlustus: страховка не на случай спора

По словам председателя правления KredEx Kindlustus Меэлиса Тамбла, их юристы в Казахстане утверждают, что решение суда, которым ипотека в пользу KredEx Kindlustus была прекращена, неправомерно. «Поскольку о снятии ипотечного обременения в суде ходатайствовал МИД РК, который ранее сам дал согласие на ипотеку, мы считаем, что такое поведение влияет на надёжность Казахстана как государства». Он указал, что прекращение договора страхования с Windoor не прекращает права KredEx требовать от суда правомерного решения.

ДВ задали KredEx Kindlustus вопросы о финансировании проекта и о причинах аннулирования сделки. Мы хотели убедиться, что мы понимаем содержание проекта правильно.

Нам озвучили разные версии обстоятельств, из-за чего возникла путаница. Почему вы не хотите комментировать суть обязательств?

В данном проекте мы страховали платёжные риски в связи с обязательствами покупателя («Балтийский дом»), а предметом покупки были производимые Windoor элементы стеклянного фасада и их монтаж. При заключении договора страхования нас интересовала вся информация, касающаяся сделки. В предыдущих статьях вы сами ссылались на наличие у Windoor других обязательств («инвестиционных» - прим. ред.). Таким образом, у Windoor в Казахстане были сделки, о которых нас не уведомили. Отсюда и следуют нынешние проблемы.

Да, нам известно о заключении т.н. «инвестиционного договора», на основании которого с Windoor сейчас казахстанская сторона требует деньги. Также нам известно, что KredEx уже не располагает ипотечным обеспечением в Казахстане. У руководства и адвокатов KredEx не возникли сомнения относительно правомерности «инвестиционных требований» к Windoor? Нет ощущения, что вашего клиента в Казахстане попросту «надули» или вы тщательно изучили обстоятельства и уверены, что клиент сам виноват?

Мы придерживаемся мнения, что, зная все обстоятельства, KredEx Kindlustus не заключило бы этот договор страхования. При его заключении Windoor не уведомило нас о существенных обстоятельствах, о которых обязано было уведомить. Windoor страховало риски на случай, если работы будут выполнены, а счета останутся неоплаченными, но не страховалось от конфликта с покупателем и т.д. Договор страхования очень конкретный и не означает, что если вас «надуют», то платит за это страховщик.

Вы могли ведь перестраховать свои риски. Обеспечило ли KredEx Kindlustus свой договор с Windoor путём последующего перестрахования? Если да, то в какой компании? Если нет, то почему не обеспечили?

Речь идёт о государственной экспортной гарантии. Это означает, что последующим страховщиком по этому контракту является государство.

Аннулирование договора страхования платёжных рисков влечёт серьёзные убытки для Windoor. Возможно ли, что в будущем ваш клиент обратится в суд для взыскания этих убытков с KredEx Kindlustus?

Мы придерживаемся мнения, что аннулирование договора с нашей стороны было правомерным и обоснованным. Закон предусматривает средства защиты страховщика на случай, если к договору он был склонён обманом. Применение этих средств не являются основанием для возникновения убытков.

Правильно ли я понимаю, что если KredEx Kindlustus удастся успешно оспорить в суде снятие ипотечного обременения с имущества МИД РК, то у KredEx «в плюсе» будут уже полученные ранее от Windoor страховые премии и ещё недвижимость в Казахстане? Довольно выгодное вложение средств!

Уплаченная ранее страхователем страховая премия подлежит возврату, но если договор аннулируется вследствие обмана со стороны клиента, KredЕx Kindlustus имеет право вычесть понесённые им расходы. В данном случае выплаченные премии (около полумиллиона евро – прим. ред) не вернули, т.к. спор об аннулировании договора ещё не закончен, и с ним связаны расходы KredEx Kindlustus. Кроме того, Windoor не просило пока вернуть уплаченные средства. Что касается ипотеки, то она не означает, что KredEx принадлежала бы недвижимость в Казахстане. Ипотека должна гарантировать возможные регрессные требования к ТОО «Балтийский дом». Поскольку теперь обязательства по страховому договору нет, то в случае выигранного в суде дела можно будет правомерно отказаться от обеспечения или погасить его (т.е. клиент заплатит за «правомерный отказ» от обеспечения или «погашение» - прим.ред.).

В июле руководитель страховой компании Marsh Kindlustusmaakler Март Мере дал газете Aripaev комментарий, в котором отметил, что «поведение KredEx Kindlustus и аннулирование договора может повлечь кризис доверия к деятельности компании и бросает тень на весь страховой сектор в целом, так как договор аннулирован не до, а во время возникновения ущерба, на случай которого предусмотрена страховка». «Я не могу комментировать конкретную сделку, но отказываться от исполнения договора во время страхового случая – это неслыханно, - сказал Мере. – Страхователь «даёт обещание», продавая полис. Страхование – это продажа надёжности». Однако 10 июля было опубликовано уточнение, в котором Мере указал, что «по требованию KredEx исправляет неточности, допущенные им в комментарии».

Мере уточнил, что «KredEx Krediidikindlustuse AS не отказывалось и не отступало от договора с Windoor, а аннулировало его из-за обмана со стороны страхователя. Такое аннулирование является законным средством защиты. На надёжность же влияет только безосновательный отказ от договора».

МИД Казахстана на наши вопросы отвечать не пожелало

Сейчас Windoor судится в Стокгольмском арбитраже с ТОО «Дипломат Строй Сервис», требуя выполнения обязательств за «Балтийский Дом». «Дипломат Строй Сервис» являлось его поручителем. Windoor выдвинуло требования к ДСС, как к поручителю, но ДСС от исполнения обязательств по гарантии отказывается. Линтлом утверждает, что её предприятию пришлось уплатить арбитражные расходы и за ответчика, который платить не пожелал. Также Windoor инициировало дело о банкротстве ТОО «Балтийский Дом».

И об этих обстоятельствах, и об остальных, связанных с горе-стройкой, ДВ задали МИД РК вопросы. В частности, мы хотели понять, почему госпредприятие обеспечило своим имуществом обязательства частного предприятия – подрядчика? На каких условиях было предоставлено государственное имущество в ипотеку по обязательствам этого юридического лица? Почему именно это лицо выиграло тендер? Почему подрядчика не заменили, если он не справлялся с заказом? Если МИД РК дал согласие на ипотеку при нотариусе, почему суд в Астане аннулировал её, и имущество выведено из обременения? МИД РК запрос получил, но комментариев не дал.

Autor: Анастасия Тидо

Поделиться:
Статьи по теме
Все статьи по теме
Самое читаемое в ДВ

На этой странице используются cookies. Для продолжения просмотра страницы дайте согласие на использование cookies. Подробнее