Передовица ДВ: размытые ожидания

    Госкомпаниям и стратегически важным предприятиям нужны чёткие инструкции, какой бизнес государство расценивает как допустимый, а какой – нет.

    Фото: Анти Веэрмаа
    Эстонская госкомпания Operail собралась возить российский никель в Финляндии. Уже после того, как стало известно об этих планах, оказалось, что министр экономики считает их «этически неприемлемыми».
    Operail зарезервировала железнодорожную сеть под перевозку металла от границы с Россией до завода «Норильского никеля» в Западной Финляндии. Она «подобрала» этот подряд за финской госкомпанией VR Group, которая отказалась от маршрута из-за вторжения России в Украину и намерена завершить перевозки к концу года.
    Портал Yle поднял вопрос об этичности планов Operail. Профессор, которого цитирует издание, назвал никель «кровавым».
    Operail, судя по ответам его руководителя Рауля Тоомсалу, хотел действовать не в рамках «этических норм», а в рамках закона. Если возить никель не запрещено (ни сам металл, ни «Норникель» под санкции не попали), значит, делать это можно. Тоомсалу сказал, что действует исходя из «ожиданий владельца», подразумевая под этим, очевидно, получение прибыли. Но министр экономики Рийна Сиккут, как представитель этого самого владельца, уже после выхода новости сообщила, что ожидания изменились, и теперь этика важнее.
    Сиккут поступает так не первый раз. В августе негласные правила нарушила Eesti Gaas: она упомянула, что опосредованно закупает газ из России (что не было запрещено). Министр тогда заявила, что для неё это новость и поставки надо прекратить.
    Чтобы бизнес мог нормально функционировать, правила игры должны быть понятными. В правовом государстве правила игры определяются законом. Следовательно, то, что не ограничено санкциями, делать можно. Но всё не так просто: к обычным правилам добавляются те самые «моральные ожидания», и чем значительнее и крупнее компания, тем они выше. Так, от международных брендов, таких как IKEA или Apple, ожидают, что они не будут вести бизнес в России, показав тем самым всему миру своё отношение к агрессору.
    От государственных компаний же ожидают, что они не будут создавать репутационных проблем, бросая тень на государство-владельца. Чтобы госкомпании и стратегически важные игроки не метались, пытаясь нащупать, что дозволено, а что нет, государство могло бы само определить – хотя бы в виде некого свода рекомендаций – с кем и как теперь можно вести бизнес. Примеры с Eesti Gaas и Operail показывают, что таких рекомендаций им не давали.
    Хотя «этические указания» могло бы давать государство, решение самой Operail перевозить российский никель в Финляндии выглядит непоследовательно на фоне того, что в Эстонии компания, например, отказалась возить российскую нефть – которая тоже была не под санкциями. Получается, что политику «не работать с Россией» компания то применяет, то не применяет.
    Чёткие ориентиры для госфирм могли бы решить этические дилеммы на локальном уровне. Но они не решат глобальных дилемм для европейских государств и европейской экономики. Большая часть никеля в Европу поступает из России и необходима для здешнего «зелёного перехода». Удобрения из России, как справедливо заметил Рауль Тоомсалу, в Европу по-прежнему поступают. Неприятная правда состоит в том, что зависимость от российского сырья сохраняется, а альтернативой ему зачастую является товар из других недемократичных стран. Поэтому в действительности путь к по-настоящему свободному и «этически верному» выбору долог и труден: через сокращение потребления и финансирование исследований, которые будут способствовать сырьевой независимости.
  • Самое читаемое
Статьи по теме

Нужны ли Эстонии экологические налоги и что делать с акцизами?
Учитывая, что Эстония взяла курс на достижение климатической нейтральности к 2035 году, введение экологических налогов в том или ином виде кажется логичным шагом на этом пути, однако перед выборами партии стараются не горячиться с подобными обещаниями. Осторожничают они и с акцизами.
Учитывая, что Эстония взяла курс на достижение климатической нейтральности к 2035 году, введение экологических налогов в том или ином виде кажется логичным шагом на этом пути, однако перед выборами партии стараются не горячиться с подобными обещаниями. Осторожничают они и с акцизами.
«Они просто поменяли замок в офисе»: собственники бьются за управление Kalevi Panorama
Известный эстонский предприниматель Юрий Петров смещен с руководящего поста в компании, построившей жилой комплекс Kalevi Panorama, и оспаривает это в суде. Его партнер, крупный российский предприниматель Владимир Воронин, заявил, что утратил к Петрову доверие.
Известный эстонский предприниматель Юрий Петров смещен с руководящего поста в компании, построившей жилой комплекс Kalevi Panorama, и оспаривает это в суде. Его партнер, крупный российский предприниматель Владимир Воронин, заявил, что утратил к Петрову доверие.
Рыночная цена паев EfTEN United Property Fund ниже стоимости активов фонда
Стоимость чистых активов (NAV) EfTEN United Property Fund на конец 2022 года составляла 10,82 евро. Цена паев на Таллиннской бирже составляет 9,5 евро.
Стоимость чистых активов (NAV) EfTEN United Property Fund на конец 2022 года составляла 10,82 евро. Цена паев на Таллиннской бирже составляет 9,5 евро.
Нужны ли Эстонии экологические налоги и что делать с акцизами?
Учитывая, что Эстония взяла курс на достижение климатической нейтральности к 2035 году, введение экологических налогов в том или ином виде кажется логичным шагом на этом пути, однако перед выборами партии стараются не горячиться с подобными обещаниями. Осторожничают они и с акцизами.
Учитывая, что Эстония взяла курс на достижение климатической нейтральности к 2035 году, введение экологических налогов в том или ином виде кажется логичным шагом на этом пути, однако перед выборами партии стараются не горячиться с подобными обещаниями. Осторожничают они и с акцизами.
Владимир Либман: шестым чувством зафиксировал цену на электричество. Не верю в биржу
Владелец крупнейшего в Эстонии производителя щебня Владимир Либман управляет своим предприятием 37 лет и уже знает, при каких условиях отойдет от дел. О том, как идут дела в его бизнесе, о положении дел на рынке стройматериалов Эстонии, а также том, что в нашей стране не так с электричеством, Либман рассказал в эксклюзивном интервью ДВ.
Владелец крупнейшего в Эстонии производителя щебня Владимир Либман управляет своим предприятием 37 лет и уже знает, при каких условиях отойдет от дел. О том, как идут дела в его бизнесе, о положении дел на рынке стройматериалов Эстонии, а также том, что в нашей стране не так с электричеством, Либман рассказал в эксклюзивном интервью ДВ.
Топ-3 «Молодых и деловых»: лучшие авторы Летней школы журналистики
Редакция ДВ выбрала трех лучших молодых журналистов среди участников медиапроекта для школьников.
Редакция ДВ выбрала трех лучших молодых журналистов среди участников медиапроекта для школьников.