Внимание! Эта статья была опубликована более 5 лет назад и относится к цифровому архиву издания. Издание не обновляет архивированное содержание, поэтому, возможно, вам стоит ознакомиться с более свежими источниками.

    Первому компьютерному вирусу исполнилось 25 лет

    В этом месяце компьютерным вирусам исполняется 25 лет. В июле 1982 года 15-летний школьник Ричард Скрента написал первый вирус для персонального компьютера - Elk Cloner.

    Написанный им вирус заражал системы Apple II, проникая с инфицированных дисков в память компьютера и осуществляя проверку новых флопов. Если вставленная дискета оказывалась чистой, то вирус копировал себя на нее, медленно переползая с диска на диск. Elk Cloner, как и большинство ранних вирей, был безвредным, но через каждый 50 запусков выводил на экран короткое стихотворение:
    Elk Cloner: The program with a personality
    It will get on all your disks
    It will infiltrate your chips
    Yes it's Cloner!
    It will stick to you like glue
    It will modify ram too
    Send in the Cloner!
    Имелись подозрения, что вирус мог повредить дискету с неустановленной операционной системой. Несмотря на то, что Elk Cloner не получил большого распространения и его жертвами стали в основном друзья и знакомые Ричарда (включая учителя математики), эта программа стала первым зафиксированным компьютерным вирусом, вышедшим за пределы компьютера своего автора.
  • Самое читаемое
Тайные исследования. Институт Парвела Пруунсильда предоставляет «Отечеству» необходимую информацию
На виду у всех, но тем не менее втайне – институт общественных исследований (Ühiskonnauuringute instituut), распространяющий консервативные взгляды, проводит секретные опросы, которые помогают партии «Отечество» формировать политический курс.
На виду у всех, но тем не менее втайне – институт общественных исследований (Ühiskonnauuringute instituut), распространяющий консервативные взгляды, проводит секретные опросы, которые помогают партии «Отечество» формировать политический курс.
Вкус биржи: одна компания стоит больше, чем весь немецкий рынок
В конце прошлой недели мы вместе с трейдером, тренером и экспертом по инвестированию Фуадом Расуловым обсуждали не просто самые актуальные события прошедшей недели, а те события, которые повлияли на мировые фондовые рынки.
В конце прошлой недели мы вместе с трейдером, тренером и экспертом по инвестированию Фуадом Расуловым обсуждали не просто самые актуальные события прошедшей недели, а те события, которые повлияли на мировые фондовые рынки.
Вкус биржи: одна компания стоит больше, чем весь немецкий рынок
В конце прошлой недели мы вместе с трейдером, тренером и экспертом по инвестированию Фуадом Расуловым обсуждали не просто самые актуальные события прошедшей недели, а те события, которые повлияли на мировые фондовые рынки.
В конце прошлой недели мы вместе с трейдером, тренером и экспертом по инвестированию Фуадом Расуловым обсуждали не просто самые актуальные события прошедшей недели, а те события, которые повлияли на мировые фондовые рынки.
Мерилин Варсамаа: чтобы появился единорог в сфере медицинских технологий, нам нужно именно это
Чтобы вырастить успешный стартап в области медицинских технологий или даже создать единорога, необходимо объединить силы, скрытые в экосистеме, пишет руководитель направления медицинских технологий научного и бизнес-парка Tehnopol Мерилин Варсамаа.
Чтобы вырастить успешный стартап в области медицинских технологий или даже создать единорога, необходимо объединить силы, скрытые в экосистеме, пишет руководитель направления медицинских технологий научного и бизнес-парка Tehnopol Мерилин Варсамаа.
«Царь-Вилидж», Т1 и рижское фиаско: почему аутлеты процветают не везде
Представитель премиальных европейских брендов, предприниматель Сергей Пярн уверен: в Эстонии никогда не появится полноценного аутлет-комплекса, попытки Т1 занять эту нишу были обречены на провал. И дело не в платежеспособности аудитории.
Представитель премиальных европейских брендов, предприниматель Сергей Пярн уверен: в Эстонии никогда не появится полноценного аутлет-комплекса, попытки Т1 занять эту нишу были обречены на провал. И дело не в платежеспособности аудитории.