20 сентября 2007
Поделиться:

Перспективы развития сектора высоких технологий

Хотя, по мнению занимающегося рисковым капиталом Аллана Мартинсона, в Эстонии настоящего сектора высоких технологий сейчас не существует, он может возникнуть, а в случае успеха – поднять валовой внутренний продукт (ВВП) на 6 миллиардов крон.

Выступив вчера на экономической конференции «Бизнес-план 2008», Мартинсон сказал, что по экономическим результатам нашим действующим успешно ИТ-фирмам очень далеко до крупных фирм мира.

Сравнивая годовые финансовые отчеты крупных фирм (таких, как Microsoft, Intel и др.) с показателями самых успешных эстонских ИТ-фирм (Microlink и Playtech), Мартинсон нашел, что предприятия Эстонии зарабатывают слишком мало.

«Но ведь наши специалисты по инфотехнологиям не хуже тех, кто занимается программированием, например, в Microsoft. В успешной «high-tech»-фирме эти же самые эстонские ИТ-специалисты могли бы приносить в 3-20 раз большую дополнительную прибыль и зарабатывать вдвое-втрое больше, чем в обычной местной ИТ-фирме», – говорит Мартинсон. Разница, по его словам, возникает в том, для кого создается интеллектуальная собственность, какова структура фирмы, как относятся к клиенту и т.д.

«Результат зависит не столько от знаний и умений эстонских программистов, сколько от того, как руководят предприятием», – утверждает он.

Учитывая потенциал «high-tech»-промышленности Эстонии, если бы две тысячи эстонских программистов работали не в десятке фирм типа Webmedia, а в десяти фирмах типа Skype Eesti, то ВВП увеличился бы на 600 миллионов крон. А, если бы те же 2000 ИТ-специалистов работали в успешной «high-tech»-фирме, создавая оборот и прибыль, как в Google, Nokia или eBay, то ВВП вырос бы на 6 миллиардов крон.

«Главный вопрос – в том, кто владеет интеллектуальным капиталом, оборотом и прибылью. А также в том, будем ли мы такой страной, где возможно создание центра развития.», – подвёл итог Мартинсон.

Поделиться:
Статьи по теме
Самое читаемое в ДВ