• Поделиться:
    Внимание! Эта статья была опубликована более 5 лет назад и относится к цифровому архиву издания. Издание не обновляет архивированное содержание, поэтому, возможно, вам стоит ознакомиться с более свежими источниками.

    Жизнь взаймы

    Игорь Геллер, председатель правления AS Kolle, на вопрос газеты "Деловые ведомости" «Кто выстоит в этом штормящем море?» (речь шла о нынешнем финансовом кризисе) сказал замечательные слова, смысл которых сводится к тому, что выстоят фирмы, семьи, люди, у кого меньше кредитов. Вот про них родимых, - про жизнь взаймы, - я и хочу сказать пару слов.

    Россияне завидуют жителям Западной Европы: «Посмотрите, - говорят они, - какая у них размеренная, налаженная жизнь. Они живут в красивых домах, ездят на новых автомобилях, у них нет того бардака, который царит у нас, в России». Но известна ли вам, дорогие россияне, цена этого благополучия?
    Цена ему – жизнь взаймы, с младенчества и до самой гробовой доски. Потому что с 20 – 25 лет среднестатистический европеец обрастает ипотекой, затем мини кредитами и лизингами, да так, что последующие 25 – 30 лет только на них и работает. Подрастают дети, им тоже надо помогать. Они также берут кредиты, как и их родители, но не справляются с выплатами и… у родителей не остается иного выбора, как снова впрягаться в кредитную лямку. На календарь мельком взглянешь, - полтинник стукнул, дети подросли и самое время вздохнуть полной грудью, - хрена! Все по новой. И так до самого деревянного макинтоша и музыки в ушах, которую мы, увы, уже не услышим.
    Да, все есть: дом, машина, барахло и домашняя утварь. Но – взаймы. До тех пор, пока бордовой шляпой не накроется бизнес. Пока есть работа и здоровье. Пока ты кому-то нужен. А потом? А потом все: зверский оскал империализма и поцелуй в ушко на прощанье.
    Все сейчас трубят о кризисе: Америку лихорадит, Европу трясет, лишь Россия покрыта мелкими мурашками. А все почему? Потому что основная масса россиян, - я сейчас о бытовухе говорю, а не об экспорте нефти или газа, - взаймы не живет: да, ипотека и лизинг тоже набирают обороты, но не имеют масштабов западного «национального блага», которое в годы лишений становится самым настоящим «национальным бедствием».
    Классический среднестатистический россиянин, - в отличие от своего западного соседа, - копит на черный день: складирует деньги в чулок и лишь на худой конец несет их в банк. Живет в скромной хате, зато на полную катушку: знаете, чем вас угостят, если придете в гости к европейцу? Кофе! А в России – картошкой, котлетами, еще и стопку нальют, как без этого? И не потому что европейцы жадные, - они расчетливые: у них вся жизнь просчитана до копейки, словно налоговая декларация. И если они позволят себе лишнего, то с треском пролетят по очередной выплате ипотеки, оказавшись со всем своим семейством под звездным небом. А климат, я вам замечу, не везде жаркий. Они в одночасье лишатся недвижимости, на которую положили годы своей жизни. И тогда, спрашивается, в чем был ее смысл, такой пустой и звонкой, как ночной горшок? Если цена ей – один случайный «пролет»?
    Можно сколь угодно упрекать россиян в постсоветской дикости, но им, в отличие от нас, европейцев, чертовски повезло. Потому что они просто живут: потеря взятого в рассрочку холодильника не равноценна потере жилья. Потеря работы или бизнеса не означает конца жизни.????? ??????
    Так что зря вы, россияне, нам завидуете: жизнь взаймы хороша лишь до поры до времени. Пока зубы не вставные. А потом – все: прожил и понял, что была она хотя и благополучная, – в российском представлении, - но строго по расписанию. Как в армии: ни шагу в сторону! Чтобы не выпасть из обоймы.
    Не завидуйте вы благам. Просто живите.
    Autor: Андрей Касьяненко
    Поделиться:
  • Самое читаемое
До введения полного эмбарго эстонские фирмы запаслись российской фанерой Однако в целом на импорт древесины война почти не повлияла
В последние месяцы среди эстонских деревообработчиков все чаще были слышны разговоры о том, что до введения полного эмбарго некоторые местные предприятия успели забить свои склады дешевой российской древесиной. Статистика Налогово-таможенного департамента не подтверждает это напрямую. Известно, однако, что объемы ввоза в Эстонию российской фанеры выросли в июне в четыре раза.
В последние месяцы среди эстонских деревообработчиков все чаще были слышны разговоры о том, что до введения полного эмбарго некоторые местные предприятия успели забить свои склады дешевой российской древесиной. Статистика Налогово-таможенного департамента не подтверждает это напрямую. Известно, однако, что объемы ввоза в Эстонию российской фанеры выросли в июне в четыре раза.
ОПЕК сократила прогноз роста спроса на нефть, МЭА – повысило
В четверг ОПЕК понизила прогноз спроса на нефть на 2022 год, что стало третьим снижением с апреля. В то же время Международное энергетическое агентство (МЭА) в четверг повысило прогноз спроса, пишет
В четверг ОПЕК понизила прогноз спроса на нефть на 2022 год, что стало третьим снижением с апреля. В то же время Международное энергетическое агентство (МЭА) в четверг повысило прогноз спроса, пишет
«Эстонским выпускникам легко себя "продать"», – за что подростки хвалят и почему ругают школы Таллинна
Эстонскую систему среднего образования принято считать одной из самых прогрессивных в Европе. Но что думают о ней сами школьники и гимназисты? Корреспонденты ДВ собрали мнения подростков о системе образования и их идеи по ее улучшению.
Эстонскую систему среднего образования принято считать одной из самых прогрессивных в Европе. Но что думают о ней сами школьники и гимназисты? Корреспонденты ДВ собрали мнения подростков о системе образования и их идеи по ее улучшению.
Ану Арновер: готов ли наш рынок недвижимости к «зеленой волне»?
Еще несколько лет назад термины «строительство» и «охрана окружающей среды» не считались связанными между собой, но ситуация меняется. Для разрешений на строительство, выданных после 2020 года, уже действует требование энергетического класса, а правовые акты Таксономии Европейского Союза, или устойчивых инвестиций, первый пакет которых вступил в силу в этом году, внесли многочисленные изменения в нашу экономику. Таксономия устанавливает четкие критерии оценки для определения того, какая отрасль экономики вносит важный вклад в достижение целей зеленого соглашения. Чего ожидать и к чему готовиться сектору недвижимости уже сегодня? На этот вопрос отвечает Ану Арновер, начальник отдела недвижимости сферы корпоративного банкинга SEB.
Еще несколько лет назад термины «строительство» и «охрана окружающей среды» не считались связанными между собой, но ситуация меняется. Для разрешений на строительство, выданных после 2020 года, уже действует требование энергетического класса, а правовые акты Таксономии Европейского Союза, или устойчивых инвестиций, первый пакет которых вступил в силу в этом году, внесли многочисленные изменения в нашу экономику. Таксономия устанавливает четкие критерии оценки для определения того, какая отрасль экономики вносит важный вклад в достижение целей зеленого соглашения. Чего ожидать и к чему готовиться сектору недвижимости уже сегодня? На этот вопрос отвечает Ану Арновер, начальник отдела недвижимости сферы корпоративного банкинга SEB.