Внимание! Эта статья была опубликована более 5 лет назад и относится к цифровому архиву издания. Издание не обновляет архивированное содержание, поэтому, возможно, вам стоит ознакомиться с более свежими источниками.

    Как латыши проспали катастрофу с Parex?

    Еще 22 октября этого года Комиссия рынка финансов и капитала (FKTK) предоставила Министерству финансов информацию о проблемах, с которыми столкнулся Parex banka. Однако, вместо решительных действий Минфин взял паузу, во время которой со счетов второго по величине кредитного учреждения страны утекло до 260 млн. латов.

    Как оказалось, о ситуации в Parex banka в FKTK знали и произошедшая национализация сюрпризом не стала, пишет biznews.lv со ссылкой на Бизнес Балтия. «Еще 30 июля мы начали ежедневный мониторинг ликвидности Parex banka. В начале сентября, после банкротства американского инвестиционного банка Lehman Brothers, стали следить за всеми латвийскими банками», - заявила Ирена Крумане. По ее словам, о проблемах Parex banka FKTK предупреждала Министерство финансов (а значит, и правительство) 22 октября.
    «С этого времени у правительства было два варианта: либо незамедлительно начинать банкротство кредитного учреждения, либо незамедлительно начинать процесс санации», - добавил Янис Бразовскис.
    Минфин во главе с народником Атисом Слактерисом и Кабинет министров избрали третий вариант: стали ждать, пока «само рассосется» и не принимать решительных мер. И именно во время этой паузы из Parex banka начался стремительный отток средств. В конце октября - начале ноября с его счетов резиденты и нерезиденты изъяли порядка 260 млн. латов. На вопрос, не произошла ли в данном случае утечка информации из Минфина, Ирена Крумане ответила: «Не стоит забывать, что в Parex banka также трудится много осведомленных людей».
    Раз надзорный орган знал о проблемах одного из ведущих кредитных учреждений страны, почему его национализация стала полным сюрпризом для общества?
    «У нас не Швеция, где все публично. У нас другая страна. И наш опыт показывает, что оглашение подобной информации о Parex banka привело бы к панике среди клиентов и оттоку средств из всей банковской системы страны. Тогда последствия были бы чрезвычайно сложными», - заявил Янис Бразовскис.
    В таком случае может ли вообще общество и в дальнейшем доверять надзорному органу? Где гарантия, что ситуация с Parex banka не повторится с другими банками?
    «FKTK действовала полностью в соответствии с текущей обстановкой и все наши шаги были правильными, - ответил Янис Бразовскис. - Для того, чтобы спасти тонущий банк в любой стране, нужны деньги. У FKTK денег на эти цели нет, они находятся в ведении других структур».
    Руководство FKTK рассказало также, почему в процессе спасения Parex banka был выбран именно вариант национализации, то есть покупки государством контрольного пакета (51% акций) за два лата. Во-первых, на счетах в этом банке хранятся деньги государства, самоуправлений и пенсионных фондов на 167 млн. латов. Во-вторых, по словам Я.Бразовскиса, изначально акционеры Parex banka хотели дешево отделаться: «Они заявляли: дайте нам 200 млн. латов — и все будет хорошо. На такой шаг идти было нельзя. Государство рисковало деньгами налогоплательщиков. А деньги налогоплательщиков стоят дорого».
    Только после того как контрольный пакет Parex banka перешел государству, а Валерий Каргин и Виктор Красовицкий заложили оставшийся в их руках пакет (34%), Госкасса на прошлой неделе выделила банку искомые 200 млн. латов. Они тут же были потрачены на приобретение государственных ценных бумаг, которые в случае необходимости выступят в качестве залога для получения новой финансовой помощи.
    «Сейчас в первую очередь необходимо повысить ликвидность банка (сегодня она равна 31,7%, худший показатель в отрасли) путем продажи всего ликвидного имущества. Parex banka сейчас нужен кэш. Необходимо сделать его работу более рациональной, реализовав весь побочный бизнес, не связанный напрямую с финансовой деятельностью», - рассказал Янис Бразовскис.
    «Одна из главных проблем Parex banka, которая сильно мешает его спасению, - политизированность банка. Не секрет, что он активно занимался спонсорством партий, бывшие политики работали в его структурах, а работники Parex уходили в политику. Политику сейчас нужно отбросить. И спасать экономику», - подытожила пресс-конференцию Ирена Крумане.
    Autor: dv.ee Istsenko Olga
  • Самое читаемое
Пик сезона на Центральном рынке омрачат строительные работы в центре Таллинна
Сразу после Иванова дня в Таллинне начнутся масштабные строительные работы на улице Ластекоду стоимостью 14 миллионов евро, что сделает жизнь некомфортной как для местных жителей, так и для бизнеса.
Сразу после Иванова дня в Таллинне начнутся масштабные строительные работы на улице Ластекоду стоимостью 14 миллионов евро, что сделает жизнь некомфортной как для местных жителей, так и для бизнеса.
Golden Goose в ходе IPO получит оценку около 1,7 млрд евро
Итальянский бренд спортивной обуви класса «люкс» Golden Goose размещает акции по цене 9,75 евро в ходе IPO – ближе к нижней границе заявленного ценового диапазона, сообщает «Интерфакс» со ссылкой на агентство Bloomberg.
Итальянский бренд спортивной обуви класса «люкс» Golden Goose размещает акции по цене 9,75 евро в ходе IPO – ближе к нижней границе заявленного ценового диапазона, сообщает «Интерфакс» со ссылкой на агентство Bloomberg.
Как рынок недвижимости Таллинна изменился за 20 лет?
За последние двадцать лет городской пейзаж Таллинна претерпел значительные изменения, пишет руководитель отдела розничных банковских услуг Luminor Baltic Танель Ребане.
За последние двадцать лет городской пейзаж Таллинна претерпел значительные изменения, пишет руководитель отдела розничных банковских услуг Luminor Baltic Танель Ребане.
Бычий рынок продлится еще три года: стратегия, которая поможет за это время разбогатеть
Важно уметь отличить временно слабую акцию от неудачника. В последнем случае акцию нужно решительно продать, считает шведский инвестор с эстонскими корнями Арне Тальвинг.
Важно уметь отличить временно слабую акцию от неудачника. В последнем случае акцию нужно решительно продать, считает шведский инвестор с эстонскими корнями Арне Тальвинг.