23 декабря 2009 в 9:01

Большая чистка в деловой элите

В 2009 году разрушился ряд мифов об успешных инвестиционных командах и стратегиях, пишет в Aripaev Ханнес Сарв.

«Признаемся, что мы не предвидели темпов и размаха разразившегося в 2008 году кризиса», - писал в сентябре в открытом письме в Aripaev ведущий партнер Gild Райн Тамм. Одновременно с этим скромным признанием Тамм упрекал редакцию в том, что, мол, «вы не понимаете нашу бизнес-нишу».

Действительно, не понимаем. Не понимаем, что это за лицензии на горные разработки в Армении, на которые было пущено четверть денег фонда Gilg Arbitrage, где-то за 300 000 крон. Не понимают, что делали Тамм и его инвестиционная команда, также более двухсот владельцев паев Arbitrage – в масштабах Эстонии это деловая элита. Например, один из крупнейших вкладчиков в фонд Марсель Вихманн посоветовал даже изолировать Тамма от общества, назвав его большим мошенником.

Миф о Тамме и руководимой им удивительной инвестиционной команде рассыпался в 2009 году. Разрушился и миф, повествовавший о другой истории успеха, главным героем которого был рисковый капиталист Индрек Рахумаа. Тут размах еще шире, чем у Gild. В конце 2008 года на Рахумаа можно было записать примерно 3 млрд. крон. Долгов.

Девизом 2009 года была «реструктуризация». Теперь это означает то, что инвестиционная фирма Alta Capital и ее глава Индрек Рахумаа долгое время наслаждались доверием банкиров, но доверие исчезло, и вместе с этим из инрве6стиционного портфеля начали уходить активы. В октябре ушел Рижский молочный комбинат, владеющий торговой маркой Karums. «Ведь Karums – это вкусный сырок», - сказал на это инвестор Райнер Нылвак, один из примерно двух сотен новых собственников производителя этих вкусных сырков. Нылвак и другие известные в Эстонии инвесторы и предприниматели доверили свои деньги заботам портфельного управляющего Swedbank, а тот купил облигации связанного с Рахумаа предприятия.

Это лишь один эпизод. В покрытие своих обязательств Рахумаа был вынужден заложить весь свой портфель – Silvano, Fashion Group, Lauma, польского производителя конфет Miezko и другие предприятия. Реструктуризация, или раздел имущества, продолжается, а вот имущества может и не хватить – кто останется с носом?

Многие потрудились над тем, чтобы слово «облигация» приобрело нехороший привкус. Облигациями занимался, например, и Игорь Геллер и его фирма Kolle AS. В лучшие годы оборот Kolle достигал 900 млн. крон, сегодня примерно столько же требований предъявили предприятию в ходе банкротного производства разгневанные кредиторы.

Не сумел сдержать в зале суда свой гнев и предприниматель и экономический эксперт Райво Варе, который требует банкротства своего давнего знакомого Гуйдо Саммельселга. «Куда ты дел добро?» - таков был его вопрос, потому что Саммельселг осуществил с оставшимся у него имуществом удивительные сделки при странных обстоятельствах. Саммельселг задолжал фирме Варе и многим другим. И он смог через свою фирму Norby Telecom эмитировать облигации – сама же Norby была осенью продана. Начатый же против лично Саммельселга процесс банкротства затянулся.

В довершение всего – от этих должников пострадали не только богатые инвесторы или банки. Все эти инвестиционные проекты и осуществлявшие их команды буквально пленили фондовых управляющих. И в этих проектах тлеют пенсионные деньги.

Autor: dv.ee Istsenko Olga

Самое читаемое