dv.ee • 2 мая 2014

Запланированная стагнация

Нобелевский лауреат и профессор экономики Джозеф Стиглиц считает, что «решим жесткой экономии» введенный США и другими странами во время финансового кризиса 2008-го года, на самом деле не является наиболее эффективным средство решения трудностей, и лишь усугубляет фундаментальные проблемы, скрывавшиеся в экономике еще до кризиса. Неверные политические решение приводят к усугубляющемуся неравенству и затяжной стагнации.

В публикации на портале project-syndicate.org Стиглиц пишет о том, что уже в начале кризиса 2008 года ему было очевидна необходимость политических мер во имя избежания послледующей стагнации «в японском стиле», когда экономика и доходы долгие годы растут очень медленно. Однако некоторые из японских ошибок были повторены, и теперь слышны разговоры о застое.

 Стиглиц считает, что экономика США была больна еще до кризиса, хотя из-за пузыря цен активов выглядела надежной. На самом же деле экономика переживала многие проблемы. Это растущее неравенство, необходимость в структурной реформе (переход от экономики на основе производства к услугам и адаптации к изменению глобальных сравнительных преимуществ), стойкие глобальные дисбалансы, и финансовая система, более приспособленная к спекуляции, нежели чем к полезнам инвестициям. Борясь с кризисом, США и другие страны эти проблемы не решили, и лишь создали новые. Была увеличена задолженность во многих странах, а крах ВВП подорвал доходы государства. Кроме того, недостаток инвестиций как в государственный, так и в частный сектор создал поколение молодых людей, которые потратили годы в безделье и стали более отчужденными на тот моменте в их жизни, когда они должны совершенствоваться для повышения своей производительности. Хорошая политика, по  мнению Стиглица – та, которая смягчает и укорачивает рецессию. Политика жесткой экономии, которую многие правительства проводили во время кризиса, сделала рецессию гораздо более глубокой и длительной, чем было необходимо. После кризиса ВВП многих стран все еще не вернулись на прежний уровень. Однако судить нужно даже не по ВВП - гораздо более актуальным показателем являются доходы домохозяйств. Средние реальные доходы в США ниже чем в 1989 году - четверть века назад. Некоторые экономисты считают, что нас ждет новая реальность: долгосрочный прирост производства будет значительно ниже, чем он был в течение прошлого века. Предсказать будущее аналитики неспособны, считает Штиглиц, но ясно лишь одно - если политика правительств не изменится, мы должны быть готовы к длительному периоду разочарований. Рынки не подлежат самокорректировке. Фундаментальные проблемы могут ухудшиться. Неравенство приводит к слабому спросу; усугубление неравенства ослабляет спрос еще больше. В большинстве стран, включая США, кризис лишь усугубил неравенство. Рынки никогда не достигали структурных преобразований быстро и самостоятельно. Сектора, которые должны расти, отражая потребности и желания граждан – это услуги, такие как образование и здравоохранение. Эти услуги традиционно финансировались государством, и не зря. Но вместо того, чтобы содействовать переходу, правительства сдерживают его при помощи жесткой экономии. Нынешние трудности являются результатом несовершенной политики. Есть альтернативы. Но мы их не найдем в самодовольной самоуспокоенности элит, чьи доходы и портфели акций вновь растут. Кажется, что только некоторые люди должны приспособиться к постоянно низкому уровню жизни. К сожалению получается, что этими людьми становится большинство, заключает экономист.

Самое читаемое