• Поделиться:
    Внимание! Эта статья была опубликована более 5 лет назад и относится к цифровому архиву издания. Издание не обновляет архивированное содержание, поэтому, возможно, вам стоит ознакомиться с более свежими источниками.

    Размер имеет значение

    Эстонские государственные резервы в последние пару лет почти не приносят доходов, сообщила на прошлой неделе газета Aripaev, ссылаясь на данные Минфина.

    Речь идёт о средствах стабилизационного резерва, а также так называемого резерва ликвидности. Размещение этих денег по итогам прошлого года принесло для первого 0,31% годовых и второго 0,05% годовых, т.е. с учётом инфляции можно говорить о негативной отдаче.
    Эксперты в этой ситуации проблемы не видят и не считают, что необходимо предпринимать какие-то действия с целью увеличения доходности резервов, размер которых в общей сложности составил на конец года 1,4 млрд. евро.
    Такой подход на самом деле представляется в данном случае правильным, хотя, безусловно, сумма достаточно большая в абсолютном выражении и, конечно, хотелось бы, чтобы казне эти резервы не только обеспечивали возможность своевременного выполнения всех финансовых обязательств государства, но приносили дополнительный доход.
    Вполне логично, что когда речь идёт о резервах, то первичны сохранность средств и их доступность для использования в любой момент, а величина доходности – вторична.
    Тем более сейчас объективно сложилась на рынке такая ситуация, когда сверхмягкая стимулирующая политика крупнейших мировых Центробанков, включая ЕЦБ, привела к тому, что разместить средства относительно без риска можно только под очень низкие проценты.
    Такая политика выручает те страны, которые имеют большие государственные долги, а такие почти все в ЕС. Но всё-таки, кажется, лучше иметь проблему, как размещать резервы, чем как привлечь дополнительные средства, причём не на инвестиции, а на то, чтобы обслуживать и рефинансировать имеющиеся долги.
    Если рассматривать вопрос государственных резервов, то здесь представляется, возможно, более важным вопрос не их доходности, а их относительного размера.
    В первую очередь обращает на себя внимание именно стабилизационный резерв. На сайте Минфина в разделе управления денежными потоками государства и финансовых резервов приведены данные по резервам с 2004 года. Обращает на себя внимание то, что 10 лет назад и сейчас эта сумма практически мало изменилась. На конец 2004 года в стабилизационном резерве находилось порядка 320 млн. евро, сейчас 361 млн. евро. Если посмотреть на размер госбюджета того времени, то он за эти годы увеличился с 3 млрд. евро в 2004 году до 8 млрд. в 2014 году, т.е. почти в 3 раза. В этом плане кажется более актуальным вопрос, может ли такой резерв реально стабилизировать ситуацию с госбюджетом в случае очередного кризиса.
    Стоит отметить, что в 2009 году, в кризис, резерв уменьшился с 460 млн. евро до 300 млн. евро. Т.е. реально эти деньги помогли и резерв, можно сказать, оправдал своё название и выполнил задачу стабилизации бюджета, размер которого тогда уже составлял порядка 6 млрд. евро.
    На тот факт, что значение стабилизационного резерва на сегодняшний день существенно уменьшилось, указывает и то, что резерв ликвидности (Минфин причисляет сюда остатки Больничной кассы, Кассы страхования от безработицы, целевых учреждений и т.д.) сейчас втрое превышает стабилизационный, достигнув на конец прошлого года 1,05 млрд. евро. При этом на конец 2004 года резерв ликвидности был порядка 460 млн. евро, т.е. речь шла о сопоставимых суммах. Получается, что суммарно резервы выросли за 10 лет меньше, чем вдвое, и на сегодняшний день слой соломки, которую можно подстелить, в относительном выражении стал существенно тоньше, а тучных лет, способных нарастить жирок, пока не предвидится.
     
    Поделиться:
  • Самое читаемое
Статьи по теме

До введения полного эмбарго эстонские фирмы запаслись российской фанерой Однако в целом на импорт древесины война почти не повлияла
В последние месяцы среди эстонских деревообработчиков все чаще были слышны разговоры о том, что до введения полного эмбарго некоторые местные предприятия успели забить свои склады дешевой российской древесиной. Статистика Налогово-таможенного департамента не подтверждает это напрямую. Известно, однако, что объемы ввоза в Эстонию российской фанеры выросли в июне в четыре раза.
В последние месяцы среди эстонских деревообработчиков все чаще были слышны разговоры о том, что до введения полного эмбарго некоторые местные предприятия успели забить свои склады дешевой российской древесиной. Статистика Налогово-таможенного департамента не подтверждает это напрямую. Известно, однако, что объемы ввоза в Эстонию российской фанеры выросли в июне в четыре раза.
ОПЕК сократила прогноз роста спроса на нефть, МЭА – повысило
В четверг ОПЕК понизила прогноз спроса на нефть на 2022 год, что стало третьим снижением с апреля. В то же время Международное энергетическое агентство (МЭА) в четверг повысило прогноз спроса, пишет
В четверг ОПЕК понизила прогноз спроса на нефть на 2022 год, что стало третьим снижением с апреля. В то же время Международное энергетическое агентство (МЭА) в четверг повысило прогноз спроса, пишет
«Эстонским выпускникам легко себя "продать"», – за что подростки хвалят и почему ругают школы Таллинна
Эстонскую систему среднего образования принято считать одной из самых прогрессивных в Европе. Но что думают о ней сами школьники и гимназисты? Корреспонденты ДВ собрали мнения подростков о системе образования и их идеи по ее улучшению.
Эстонскую систему среднего образования принято считать одной из самых прогрессивных в Европе. Но что думают о ней сами школьники и гимназисты? Корреспонденты ДВ собрали мнения подростков о системе образования и их идеи по ее улучшению.
Ану Арновер: готов ли наш рынок недвижимости к «зеленой волне»?
Еще несколько лет назад термины «строительство» и «охрана окружающей среды» не считались связанными между собой, но ситуация меняется. Для разрешений на строительство, выданных после 2020 года, уже действует требование энергетического класса, а правовые акты Таксономии Европейского Союза, или устойчивых инвестиций, первый пакет которых вступил в силу в этом году, внесли многочисленные изменения в нашу экономику. Таксономия устанавливает четкие критерии оценки для определения того, какая отрасль экономики вносит важный вклад в достижение целей зеленого соглашения. Чего ожидать и к чему готовиться сектору недвижимости уже сегодня? На этот вопрос отвечает Ану Арновер, начальник отдела недвижимости сферы корпоративного банкинга SEB.
Еще несколько лет назад термины «строительство» и «охрана окружающей среды» не считались связанными между собой, но ситуация меняется. Для разрешений на строительство, выданных после 2020 года, уже действует требование энергетического класса, а правовые акты Таксономии Европейского Союза, или устойчивых инвестиций, первый пакет которых вступил в силу в этом году, внесли многочисленные изменения в нашу экономику. Таксономия устанавливает четкие критерии оценки для определения того, какая отрасль экономики вносит важный вклад в достижение целей зеленого соглашения. Чего ожидать и к чему готовиться сектору недвижимости уже сегодня? На этот вопрос отвечает Ану Арновер, начальник отдела недвижимости сферы корпоративного банкинга SEB.
Охлаждение немецкой экономики: отчего нервничают эстонские производители саун и домиков
Эстонские экспортеры с тревогой следят за экономической ситуацией в Германии, где спрос на товары и услуги падает, а показатели потребительской уверенности — на самом низком за последние 20 лет уровне. Призывы экономить на отоплении и принимать душ не дольше пяти минут, звучащие сегодня не только в Германии, но и по всей Европе, вызывают у эстонских производителей саун едва ли не дрожь.
Эстонские экспортеры с тревогой следят за экономической ситуацией в Германии, где спрос на товары и услуги падает, а показатели потребительской уверенности — на самом низком за последние 20 лет уровне. Призывы экономить на отоплении и принимать душ не дольше пяти минут, звучащие сегодня не только в Германии, но и по всей Европе, вызывают у эстонских производителей саун едва ли не дрожь.