• Поделиться:
    Внимание! Эта статья была опубликована более 5 лет назад и относится к цифровому архиву издания. Издание не обновляет архивированное содержание, поэтому, возможно, вам стоит ознакомиться с более свежими источниками.

    Не надо песен - вдохновите примером

    С очень неприятным и неудобным для благополучной армии чиновников неожиданным предложением выступила на днях новоиспечённый министр финансов Марис Лаури, ранее зарекомендовавшая себя как известный экономический аналитик.

    Численность трудоспособного населения Эстонии, как справедливо отметила она, снижается, поэтому было бы логично, чтобы более-менее синхронно сокращался и правительственный сектор. «Численность правительственного сектора должна была бы сокращаться ежегодно примерно на 500 человек и даже больше», - подсчитала министр. 
    Нельзя, конечно, утверждать, что от кабинетных работников нет никакого толку. Попадаются наверняка и среди них светлые головы, однако предложение об урезании раздутого аппарата, чего греха таить, греют сердца многих предпринимателей и обычных налогоплательщиков. Вносить такие крамольные предложения особенно полезно перед выборами, между тем не поддержать столь здравую мысль было бы странно. Только вот есть серьёзные опасения, что если уж сокращения и начнутся, то не с того конца. Не с верхов, так сказать, а с низов – не с теоретиков, а с тех, кто выполняет практическую работу.
    Наивно было бы рассчитывать, что в среде министерских и прочих ведомственных работников высшего звена такое предложение встретит горячую поддержку. Ведь попасть в широкие ряды правительственного сектора в Эстонии – это всё равно что вытянуть в жизни счастливый билет. Большинству чиновников, которых в маленькой стране с избытком, живётся хорошо. Не случайно молодёжь не хочет заниматься бизнесом – хлопотно и рискованно. Другое дело кабинетная жизнь: неплохой гарантированный ежемесячный доход за счёт налогоплательщиков и отпуска, строго ограниченные часы работы, обучающие курсы, заграничные поездки.
    Не случайно же, несмотря на экономические кризисы и сокращение трудоспособного населения - кормильцев, количество чиновников из года в год остаётся практически прежним. И если число бюджетных работников в госучреждениях время от времени сокращается на жалкие 1-2%, то тут же растёт в целевых и прочих учреждениях.
    В прошлом году, к примеру, рост в различных фондах и общественно-правовых учреждениях составил 6,4%. Всем ведь нужен помощник, советник, а кому и несколько. И даже не обязательно с высшим образованием и серьёзным опытом – на месте научим, подтянем – главное, чтоб с линии партии не сбивались.
    И ведь что характерно, если вдруг один отдел в каком-нибудь департаменте становится меньше, то тут же возникает надобность в другом отделе, в который требуется штат больше прежнего. Как, к примеру, можно в следующем, скажем, году сократить чиновников на 500 человек, если ровно столько же потребуется для реализации одной только реформы трудоспособности Эстонии?!    
    Зато рядовых работников – тех же спасателей и полицейских, мы сокращаем не моргнув глазом. До того досокращались, что тушить пожары и заниматься расследованием преступлений просто некому. За четыре года количество сотрудников Департамента полиции и погранохраны сократилось на тысячу человек.
    На днях стало известно, что Министерство юстиции готовит законопроект, который позволит полицейским решать, стоит ли расследовать дело или можно найти причину, чтобы назвать его бесперспективным и бездоказательным и быстренько закрыть, потому что других дел невпроворот. Гендиректор Департамента полиции и погран­охраны Эльмар Вахер уже совершенно открыто предупредил, что «мы должны сделать выбор по части приоритетов, чего расследовать, а чего – нет».       
    Для того чтобы мы поверили в серьёзность высказывания Марис Лаури и предложение министра не осталось на уровне красивых предвыборных слов, было бы правильным перейти от слов к делу – начать чистку со своего министерства и подведомственных ему структур. Тогда и будет видно, возможно ли приостановить бесконечный процесс чиновничьего почкования.
    Поделиться:
  • Самое читаемое
Статьи по теме

До введения полного эмбарго эстонские фирмы запаслись российской фанерой Однако в целом на импорт древесины война почти не повлияла
В последние месяцы среди эстонских деревообработчиков все чаще были слышны разговоры о том, что до введения полного эмбарго некоторые местные предприятия успели забить свои склады дешевой российской древесиной. Статистика Налогово-таможенного департамента не подтверждает это напрямую. Известно, однако, что объемы ввоза в Эстонию российской фанеры выросли в июне в четыре раза.
В последние месяцы среди эстонских деревообработчиков все чаще были слышны разговоры о том, что до введения полного эмбарго некоторые местные предприятия успели забить свои склады дешевой российской древесиной. Статистика Налогово-таможенного департамента не подтверждает это напрямую. Известно, однако, что объемы ввоза в Эстонию российской фанеры выросли в июне в четыре раза.
ОПЕК сократила прогноз роста спроса на нефть, МЭА – повысило
В четверг ОПЕК понизила прогноз спроса на нефть на 2022 год, что стало третьим снижением с апреля. В то же время Международное энергетическое агентство (МЭА) в четверг повысило прогноз спроса, пишет
В четверг ОПЕК понизила прогноз спроса на нефть на 2022 год, что стало третьим снижением с апреля. В то же время Международное энергетическое агентство (МЭА) в четверг повысило прогноз спроса, пишет
«Эстонским выпускникам легко себя "продать"», – за что подростки хвалят и почему ругают школы Таллинна
Эстонскую систему среднего образования принято считать одной из самых прогрессивных в Европе. Но что думают о ней сами школьники и гимназисты? Корреспонденты ДВ собрали мнения подростков о системе образования и их идеи по ее улучшению.
Эстонскую систему среднего образования принято считать одной из самых прогрессивных в Европе. Но что думают о ней сами школьники и гимназисты? Корреспонденты ДВ собрали мнения подростков о системе образования и их идеи по ее улучшению.
Ану Арновер: готов ли наш рынок недвижимости к «зеленой волне»?
Еще несколько лет назад термины «строительство» и «охрана окружающей среды» не считались связанными между собой, но ситуация меняется. Для разрешений на строительство, выданных после 2020 года, уже действует требование энергетического класса, а правовые акты Таксономии Европейского Союза, или устойчивых инвестиций, первый пакет которых вступил в силу в этом году, внесли многочисленные изменения в нашу экономику. Таксономия устанавливает четкие критерии оценки для определения того, какая отрасль экономики вносит важный вклад в достижение целей зеленого соглашения. Чего ожидать и к чему готовиться сектору недвижимости уже сегодня? На этот вопрос отвечает Ану Арновер, начальник отдела недвижимости сферы корпоративного банкинга SEB.
Еще несколько лет назад термины «строительство» и «охрана окружающей среды» не считались связанными между собой, но ситуация меняется. Для разрешений на строительство, выданных после 2020 года, уже действует требование энергетического класса, а правовые акты Таксономии Европейского Союза, или устойчивых инвестиций, первый пакет которых вступил в силу в этом году, внесли многочисленные изменения в нашу экономику. Таксономия устанавливает четкие критерии оценки для определения того, какая отрасль экономики вносит важный вклад в достижение целей зеленого соглашения. Чего ожидать и к чему готовиться сектору недвижимости уже сегодня? На этот вопрос отвечает Ану Арновер, начальник отдела недвижимости сферы корпоративного банкинга SEB.
Охлаждение немецкой экономики: отчего нервничают эстонские производители саун и домиков
Эстонские экспортеры с тревогой следят за экономической ситуацией в Германии, где спрос на товары и услуги падает, а показатели потребительской уверенности — на самом низком за последние 20 лет уровне. Призывы экономить на отоплении и принимать душ не дольше пяти минут, звучащие сегодня не только в Германии, но и по всей Европе, вызывают у эстонских производителей саун едва ли не дрожь.
Эстонские экспортеры с тревогой следят за экономической ситуацией в Германии, где спрос на товары и услуги падает, а показатели потребительской уверенности — на самом низком за последние 20 лет уровне. Призывы экономить на отоплении и принимать душ не дольше пяти минут, звучащие сегодня не только в Германии, но и по всей Европе, вызывают у эстонских производителей саун едва ли не дрожь.