16 февраля 2015

Деятельность маклеров пора регулировать

Ингмар Саксинг, LVM Kinnisvara  Фото: Eiko Kink

О необходимости государственного надзора за деятельностью маклеров говорится уже много лет, но воз и ныне там, и любой случайный человек может объявить себя маклером, и если он надует клиента, никто за это не ответит.

О необходимости государственного надзора за деятельностью маклеров говорится уже много лет, но воз и ныне там, и любой случайный человек может объявить себя маклером, и если он надует клиента, никто за это не ответит.

В Эстонии юридическим советником может стать практически любой – у нас примерно 800 юридических советников, о деятельности и уровне которых нет никакой информации. Член правления LVM Kinnisvara Ингмар Саксинг отметил, что с маклерами по недвижимости положение такое же: «Всякий кому не лень может заделаться маклером, и за результат никто не будет отвечать. Даже все таллиннские такси зарегистрированы, а маклеры – нет».

«Видимо, есть более выгодные темы, чтобы ловить голоса», - припечатал член правления Pindi Kinnisvara Пеэп Сооман, комментируя, почему государство не сумело в течение десяти лет ввести в Эстонии надзор за деятельностью маклеров: «Специалисты по недвижимости обивают пороги министерств и упрашивают: пожалуйста, отрегулируйте нас. Но каждый раз слышат в ответ: нет, мы не хотим, продолжайте по-старому». Он добавил, что десять лет состоял в правлении Союза фирм недвижимости, и все эти годы продолжались попытки установить диалог и отрегулировать эту сферу.

«Я полагаю, что значительно больше половины рынка жилой недвижимости в Эстонии – это чёрный рынок, может, даже 85-90%, точно не могу сказать», - отметил Сооман. Неизвестно, сколько миллионов евро недополучает государство из-за большого чёрного рынка найма жилья, поскольку неизвестно, сколько квартир в Эстонии сдано внаём. Сооман отметил, что говорят о количестве от 10 000 до 100 000, но близкое к истине число, наверное, где-то 20 000. «Если мы примем за гипотетическую среднюю стоимость найма 200 евро в месяц и умножим это число, например, на 10 000 квартир, то при ставке налога в 20%, мы получим 4,8 млн. евро потерянных государством денег в год, - подсчитал Сооман. – При 20 000 квартир это было бы уже около 10 млн. евро».

Ингмар Саксинг полагает, что если бы для маклеров по недвижимости был установлен государственный профессиональный стандарт и задействован надзор, поступление налогов выросло бы на миллионы евро. Положение заметно изменилось бы в пользу государства, если бы существовал регистр, по которому можно было бы проверить подноготную маклеров.

Министерства уклоняются

«Когда я смотрю в Krediidiinfo портфель продаж какой-то фирмы недвижимости, в котором значится 2000 объектов, но при этом налоговые поступления от этой фирмы ограничиваются сотнями евро на человека, а оборот показан чуть больше, чем 100 000 евро, то мне ясно, что тут нет логики, - сказал Саксинг. – И думаю, что 5 млн. евро, которые Налоговый департамент недавно объявил своим выигрышем на авторынке, на рынке недвижимости можно было бы многократно превзойти». Саксинг убеждён, что 80-90% рынка жилья – чёрный.По его словам, недавно он вместе со своим знакомым, шведским специалистом по недвижимости Андерсом Альфом, пытался поднять тему государственного надзора за маклерами в Мин­юсте, но получил ответ, что на это нет ресурсов.

В Минэкономики Саксинг ходил со своей проблемой в январе 2013 года, сразу после того, как европейский стандарт стал доступен на эстонском языке. В ЕС стандарт услуг маклеров по недвижимости был введён ещё в 2010 году. В ходе встречи собеседники пришли к выводу, что положения стандарта можно было бы распространить на тендеры на государственном и муниципальном уровне. В большинстве случаев это теперь так и есть. Например, на тендерах, которые проводит Riigi Kinnisvara AS, от участников требуется наличие профессионального свидетельства маклера и следования стандартам маклерских услуг.

«Это значит, что государство – серьёзный и компетентный заказчик. Но почему же обычный человек, потребитель, который совершает сделки с недвижимостью очень редко за всю свою жизнь, не мог бы быть более информированным и пользоваться теми же гарантиями, что и государство?» - задался вопросом Саксинг.

Регулирование создало бы, по словам Соомана, более надёжную среду, т.е. породило бы большую ответственность: «Сколько ещё должны люди обжигаться, чтобы государство отрегулировало бы эту сферу? Маклерские услуги должны быть под контролем, потому что там даже в рамках одной сделки проходят очень большие суммы. Государство заявляет, что не в состоянии регулировать маклерскую деятельность, но ведь, например, строительные процессы оно сумело отрегулировать».

Фирмы недвижимости не хотят, чтобы их ограничивали, они хотят, чтобы рынок получил единые правила игры. Сейчас, по замечанию Соомана, на рынке есть маклеры, которые не различают, что такое Закон об обязательственном праве и что такое Закон о вещном праве.

«Должно быть чётко установлено, что такое оказываемая маклерская услуга. И если кто-то злостно нарушает правила, то должна быть возможность удалить этого человека из сектора», - прокомментировал Сооман.

Как это делают в Швеции

Саксинг привёл в пример Швецию, где при департаменте защиты прав потребителей существует отдел, который ведёт регистр маклеров. Он финансируется из сумм ежегодной маклерской платы, так что дополнительной нагрузки на госбюджет нет. Любой потребитель может проверить, значится ли маклер в регистре. В Эстонии такой регистр можно было бы объединить с регистром хозяйственной деятельности.

Глава бюро недвижимости Uus Maa Яанус Лаугус сказал, что из-за необходимости введения государственного надзора за маклерской деятельностью была создана палата маклеров. Конечная цель государственного надзора в том, чтобы конкретно определить, кто может, а кто не может называть себя маклером. Мягкая регуляция существует, по его словам, в лице директив ЕС, которые устанавливают требования к профессиональному свидетельству маклера.

Самое читаемое