10 июня 2015

Как Molycorp дошел до жизни такой?

Дэвид О'Брок на заводе Molycorp Silmet в 2011 году  Фото: Andres Haabu

В причинах вчерашнего пожара на силламяэском заводе Molycorp Silmet еще предстоит разобраться. По странному совпадению всего несколько дней назад появилась информация о возможном банкротстве Molycorp - материнской компании силламяэского завода. Как американский концерн дошел до жизни такой?

Wall-Street Journal сообщил на прошлой неделе, что один из ведущих мировых производителей изделий из редкоземельных и редких металлов - американская корпорация Molycorp - может вскоре оказаться перед необходимостью подать заявление о своём банкротстве. На заводе Molycorp в Силламяэ работает свыше 500 человек. Не окажутся ли эти люди на бирже труда в ближайшее время?

Новость о возможном банкротстве американской Molycorp Эстонии касается непосредственно, поскольку корпорация с 2011 г. владеет производствами в Силламяэ. Корпорация Molycorp занимается добычей сырья и производством редкоземельных и редких элементов (металлов, далее - РЗМ, РМ). На Нью-Йоркскую биржу она вышла в июле 2010 г. с начальной ценой около 12$ за акцию. Уже в мае 2011 г. акции Molycorp торговались по цене 77$ за штуку. Сейчас цена акции этой корпорации составляет примерно 0,40$ за штуку, и инвесторы от этих акций избавляются. В чём же состоит главная причина неудач Molycorp и как она может отразиться на силламяэском заводе? Начать следует с продукции Molycorp Silmet, т.к. вероятное банкротство – следствие глобальных процессов.

Китайские манипуляции

РЗМ и РМ используют в различных отраслях техники: радиоэлектронике, приборостроении, атомной технике, машиностроении, химической промышленности, металлургии и т.д. В ХХ веке основными производителями РЗМ были Бразилия, Индия, США и Южная Африка. С середины 60-х до середины 80-х лидером по добыче сырья и производству РЗМ были США, позднее в абсолютные лидеры вырвался Китай. В 1980-е гг. Китай увеличивал производство, вытесняя конкурентов с рынка. Аналитики отмечают, что китайским производителям это удалось сделать за счёт того, что добыча таких металлов сильно загрязняет окружающую среду и в других странах связана с расходами на её защиту, тогда как в Китае в тот период практически отсутствовал экологический надзор.

В 2010 г. Китай производил 97% РЗМ на планете. В тот же период китайские власти ограничили экспорт РЗМ в рамках спора с Японией и с целью оказания давления на страны, чья промышленность зависит от наличия РЗМ. Мировые цены на РЗМ немедленно и скачкооб­разно взлетели. Одно время США даже опасались, что такая позиция Китая угрожает их экономике и национальной безопасности. В результате роста цен на продукцию некитайского происхождения акции наиболее крупных и мощных производителей РЗМ за пределами Китая также резко выросли в цене. Все это, по существу, означало появление «сырьевого пузыря». Именно в этот период «бума» цен на некитайские РЗМ Molycorp вышла на биржу, а котировки её акций  взлетели до 80$ за штуку.

Сияние было ярким, но недолгим

Однако уже через два года цены на рынке начали падать, паника утихла. Тому способствовало несколько факторов. Во-первых, вскоре после ограничения Китаем экспорта своих РЗМ другие страны начали интенсивно развивать собственную добычу или искать способы снижения зависимости от редкоземельных металлов. Несмотря на название, редкоземельные металлы не особенно редки. В  США компания Molycorp расширила и модернизировала старые мощности в Калифорнии, австралийская горнодобывающая компания Lynas открыла новые мощности в Малайзии, а доля Китая снизилась с 97% до 70% мирового производства. В ходе этих мутаций рынка контроль Китая над ним значительно уменьшился.

Во-вторых, многие компании стали реализовывать шаги по сокращению зависимости от РЗМ технологическим путём (например, корпорация Panasonic разработала методику переработки неодима из старых электроприборов).

В-третьих, несмотря на запрет экспорта, на рынок всё же продолжала попадать китайская продукция, т.к. небольшие китайские компании нашли способ его обойти. В 2013 г. китайские власти заявили об ограничении квот по добыче РЗМ на уровне 93,8 тыс. тонн. «Неудачи Molycorp отражают общую проблему многих западных компаний, которые погнались за огромными прибылями, какие давала поставка РЗМ «некитайского происхождения», - пишет Asia Stock to Watch.

Таким образом, производство РЗМ за пределами Китая пострадало от падения цен на продукцию вследствие перепроизводства и перенасыщения рынка, а перепроизводство же наступило из-за прихода огромного количества игроков на рынок в период бума и из-за незаконных производителей в Китае.

Интервью с Дэвидом О'Броком

На вопросы ДВ о происходящем на предприятии и на рынке редкоземельных металлов рассказал Дэвид О’Брок-Кальювеэ. Интервью с главой Molycorp Silmet сделано еще до пожара на одном из цехов предприятия.

Господин О’Брок, вы сказали, что возможное банкротство корпорации Molycorp деятельности завода в Силламяэ не коснётся. Возникает вопрос в связи со стоимостью корпорации. Акции Molycorp на рынке оказались очень переоценёнными в период бума на этом рынке. Если принять во внимание изменение капитализации материнской компании, почему вы считаете, что капитализация Molycorp Silmet может остаться прежней, как в 2011 г.? Падение капитализации американской Molycorp отразится на ваших долгосрочных обязательствах?

Что я тогда имел в виду (в разговоре с Aripaev. – Прим. ред.)? Что худшее, что может случиться с  Molycorp Silmet, если Molycorp таки обанкротится, то, скорее всего, у нас будет новый собственник, который купит акции Molycorp Silmet. Одно только банкротство Molycorp не означает автоматически банкротства Molycop Silmet. У  Molycorp Silmet очень устойчивое экономическое положение, исходя из стабильности денежных потоков, способности производить продукцию и продавать её. В конце концов мы готовы работать все вместе с тем, с кем нам придётся работать как с собственником акций Molycorp Silmet.

 Цены на редкоземельные металлы на мировом рынке заметно упали. Возможно ли их дальнейшее падение, как вы считаете?

Цены на редкие металлы упали в прошлом году, но сейчас они стабилизируются и спрос возвращается. Цены на редкоземельные металлы всё ещё снижаются, но спрос уже хороший.

Сделанные Molycorp Silmet инвестиции в производство не пропадут из-за обрушивания цен на  редкоземельные металлы на мировом рынке?

Нет. Всё, что мы можем сделать, чтобы придать нашей продукции конкурентоспособность и преимущество для потребителя, защищает нас от потери инвестированных средств. Правда, что цены на продукцию следуют за рыночным трендом, но это обычное дело в бизнесе и это свободный рынок. Каждый должен конкурировать по мере сил.

       Может ли произойти такое, что вам придётся пересмотреть сроки возврата инвестиций?

Нет, большая часть наших инвестиций состоит в повышении качества (лаборатория), способности разрабатывать новые виды продукции и в безопасности. Это всё такие виды инвестиций, в которых невозможно установить точный срок возврата инвестиций в любом случае. Производство материалов, которые потребителю нужны не только сегодня, но будут нужны в будущем, только придаёт дополнительную стоимость нашим базовым видам продуктов. Соблюдение же безопасности для наших работников  - это немедленный возврат инвестиций, и он не имеет цены.

Вы также сказали в прессе, что вам приходится самостоятельно искать сырьё для своего производства. Может ли произойти такое, что из-за перепроизводства на мировом рынке редкоземельных металлов, а также из-за давления, оказываемого на рынок китайскими производителями, доставка сырья из Калифорнии в Эстонию потеряет целесообразность?

На текущий момент редкоземельные металлы (лантан (La), церий (Ce), празеодим (Pr) и т.д.) мы получаем из сырьевого материала,  добываемого в Калифорнии. Если шахта по какой-то причине будет закрыта, мы вернёмся к традиционным источникам сырья, которые использовали до покупки завода корпорацией Molycorp.

Соликамское сырьё и вообще поставки из России – приемлемый для производства вариант? Их достаточно?

Мы по-прежнему в хороших отношениях с соликамцами, и нет оснований считать, что они не захотят поставлять нам сырьё. В конце концов, я хочу добавить,  что я лично очень заинтересован в том, чтобы работники Molycorp Silmet были обеспечены рабочими местами на длительное время. Я хочу, чтобы наш завод продолжил свою работу, оставался добрым партнёром для города Силламяэ, нанимал людей на работу и помогал в подготовке следующего поколения рабочих, сотрудничая с профессиональным училищем города.

Autor: Анастасия Тидо

Самое читаемое