Внимание! Эта статья была опубликована более 5 лет назад и относится к цифровому архиву издания. Издание не обновляет архивированное содержание, поэтому, возможно, вам стоит ознакомиться с более свежими источниками.

    Узаконим незаконное?

    В парламент внесён законопроект, принятие которого легализует коммерческую деятельность Uber, Taxify и др., занимающихся т.н. договорными пассажирскими перевозками. Недавно полиция после многомесячного изучения деятельности Uber признала её незаконной.

    Раньше аналогичный вердикт был вынесен по поводу Taxify. Полиция исходила из положений Закона об общественном транспорте, который регулирует таксоизвоз, и пришла к своему выводу на том основании, что договорные перевозки – это тот же таксоизвоз, а значит, и требования к ним надо применять аналогичные. Внесённый на рассмотрение законопроект как раз и представляет собой поправки к этому закону, особо регулирующие не отрегулированные в нём вопросы, связанные с договорными перевозками.
    Депутат Рийгикогу из фракции центристов, член экономической комиссии парламента Михаил Корб назвал законопроект попыткой «узаконить незаконную ситуацию путём введения правил договорных перевозок». И он ведь прав. Но для чего вообще принимаются новые законы или поправки к существующим? Разве не для того как раз, чтобы ввести в правовое поле то, что до сих пор из него выпадало? Т.е. «узаконить незаконное». Дело ведь не только в Uber и таксоизвозе. Можно вспомнить такую, например, платформу, как eBay, или такую распространённую во всём мире систему услуги ночлега как Airbnb, или же очень популярную в Эстонии платформу купли-продажи и обмена как Okidoki. Все эти примеры относятся к новому типу экономики – к т.н. экономике совместного потребления. Более того, это не просто новый, неклассический тип экономики, это, в сущности, новая реальность, которую с развитием и распространением интернета всё шире предлагает нам XXI век.
    И, по мнению ДВ, очень хорошо, когда законодатель не водит пальцем по статьям существующих законов и говорит: «Нельзя!», а старается поспеть за вызовами времени.Поэтому мы всячески поддерживаем законопроект, который к тому же сулит снижение для клиентов цен из-за роста конкуренции.Его оппоненты предъявляют в основном две группы претензий. Одна из них связана с налогообложением, поскольку водители того же Uber не выдают счетов. Это, однако, всё же техническая проблема, и Uber в сотрудничестве с Налогово-таможенным департаментом уже занимается её решением. Есть ещё и проблема вычета налога, чего водители, присоединившиеся к Uber, делать не могут, будучи частными лицами. Но налоговые проблемы могут быть решены, если Uber сделает всех своих водителей своими же налоговыми агентами и будет уплачивать налоги за них, как это делает любое предприятие. И тогда вопрос перемещается в плоскость уплаты налогов или уклонения от них, что регулируется, причём очень жёстко, совсем другими законами.
    Вторая группа претензий касается проблем безопасности, из-за которых, собственно говоря, таксоизвоз является лицензируемой деятельностью. Но есть ли что-то такое, чего требуют (или должны требовать) от таксиста и что вовсе не требуется от обычного собственника автомобиля, имеющего действующие водительские права? Знание и соблюдение правил дорожного движения, исправность автомобиля, подтверждённого документом о прохождении техосмотра, справка о состоянии здоровья, позволяющем водить автомашину – всё это есть в наличии у всех. Ввес­ти какие-то ограничения, касающиеся нарушений ПДД и, не приведи господь, вождения в нетрезвом состоянии – это пожалуйста: подноготная может и должна изучаться тщательно, и отбор производиться жёстко.
    Поэтому, несмотря на то, что мы, как было сказано выше, поддерживаем внесённый законопроект и будем приветствовать его принятие в качестве закона, остаются сомнения, нужно ли вообще особо регулировать этот вид деятельности, и не оставить ли их в покое. Тут оппоненты могут резонно указать на конкурентное неравенство – «настоящие» таксисты ведь остаются под лицензией и необходимостью проходить какое-то дополнительное обучение. Но сомнения вызывает и жизненная необходимость перечисленного. Действительно, зачем при всём том, о чём сказано выше, лицензия? Впрочем, внесённый законопроект рассматривает и послабления для таксистов.
  • Самое читаемое
Статьи по теме

Эльконд Либман: «Отечество» целится в реформистов и подмигивает EKRE
Слова и дела политиков рисуют нам картину состава одной из возможных правящих коалиций. И эта картина совпадает с той, что давно уже набрасывали прогнозисты, пишет политический обозреватель ДВ Эльконд Либман.
Слова и дела политиков рисуют нам картину состава одной из возможных правящих коалиций. И эта картина совпадает с той, что давно уже набрасывали прогнозисты, пишет политический обозреватель ДВ Эльконд Либман.
В прошлом году Tesla потеряла на биткоине 140 млн долларов
Производитель электромобилей Tesla в 2022 году потерял на биткоине порядка 204 млн долларов, однако смог возместить 64 млн долларов из этой суммы за счет трейдинговых операций, сообщает BBC News.
Производитель электромобилей Tesla в 2022 году потерял на биткоине порядка 204 млн долларов, однако смог возместить 64 млн долларов из этой суммы за счет трейдинговых операций, сообщает BBC News.
О спорт, ты мир?
Интересно, понимают ли яростные противники допуска российских и белорусских спортсменов к олимпийским играм в Париже, что действуют в общем-то, опираясь не на те принципы, из которых исходил бойкот Московской олимпиады-1980, а, скорее, по лекалам советского ответного бойкота олимпийских игр в Лос-Анжелесе в 1984 году?
Интересно, понимают ли яростные противники допуска российских и белорусских спортсменов к олимпийским играм в Париже, что действуют в общем-то, опираясь не на те принципы, из которых исходил бойкот Московской олимпиады-1980, а, скорее, по лекалам советского ответного бойкота олимпийских игр в Лос-Анжелесе в 1984 году?
Владимир Либман: шестым чувством зафиксировал цену на электричество. Не верю в биржу
Владелец крупнейшего в Эстонии производителя щебня Владимир Либман управляет своим предприятием 37 лет и уже знает, при каких условиях отойдет от дел. О том, как идут дела в его бизнесе, о положении дел на рынке стройматериалов Эстонии, а также том, что в нашей стране не так с электричеством, Либман рассказал в эксклюзивном интервью ДВ.
Владелец крупнейшего в Эстонии производителя щебня Владимир Либман управляет своим предприятием 37 лет и уже знает, при каких условиях отойдет от дел. О том, как идут дела в его бизнесе, о положении дел на рынке стройматериалов Эстонии, а также том, что в нашей стране не так с электричеством, Либман рассказал в эксклюзивном интервью ДВ.