25 июля 2017
Поделиться:

EVR Cargo, a кто отвечает за инвестирование в Россию?

Яанус Моди Партнёр адвокатского бюро COBALT OU  Фото: Cobalt

В последние недели в прессе появилось множество материалов о планах эстонской государственной железнодорожной компании AS EVR Cargo инвестировать в Российскую Федерацию, эту идею прокомментировали как политики, так и представители руководства EVR Cargo. На основании всего перечисленного у нас, как у адвокатов, возникает серьёзное сомнение в том, что, принимая решение об инвестировании, члены правления действуют сообразно закону.

Исходя из публикаций в прессе не видно, чтобы в связи с инвестированием в российский вагонный бизнес был составлен или утверждён адекватный бизнес-план. Нынешний председатель совета предприятия Неэме Йыги заявил, что правление EVR Cargo не подготовило необходимых материалов для анализа, неясно, что это за бизнес, во что инвестируется, на каких условиях, и какую прибыль в результате получит EVR Cargo – представлена фрагментарная информация с недостаточной оценкой рисков. Из чего можно сделать вывод, что у предприятия, по сути, нет бизнес-плана для участия в российском вагонном бизнесе (по крайней мере, в приемлемом для совета виде!), чёткое решение по его составлению и утверждению правлением не принято, видения последующих сделок нет. Вопреки этому в прессе уже опубликованы данные, согласно которым первая партия полувагонов и платформ для перевозки контейнеров в рамках этой сделки уже закуплена – это 500 единиц за 17,8 миллиона евро. Каким образом совершена покупка– неизвестно, детальной информации о проведении тендера на поставку нет. Нет и ни одного заключенного договора о сдаче вагонов в аренду,EVR Cargo только лишь взвешивает создание с этой целью дочернего предприятия. В приобретение новых вагоновEVR Cargo планирует инвестировать 35 миллионов евро при 51-миллионном годовом обороте.

"Жаль, что скоро выборы" — глава EVR Cargo о скандале с инвестицией в Россию

Неизбежно встаёт вопрос, достаточно ли члены правления EVR Cargoосознают свою ответственность, связанную со своейпозициейчленов правления и совета? Понимают ли руководящие органы EVR Cargo, что хоть предприятие и принадлежит государству, но дело сводится не только к политической ответственности, может случиться, что отвечать, поскольку это акционерное общество, руководству придётся и лично?  

Кто на предприятии решает вопрос об инвестировании?

Согласно Коммерческому кодексу, утверждение годового бюджета акционерного обществавходит в обязанности совета, еслиуставом эта обязанность не передана общему собранию. На инвестиции, выходящие за рамки бюджета, правление должно получить согласие совета. Точно так же правление должно заручаться согласием совета при взятии займов и всех прочих хозяйственных трат и сделок, суммы которых превышают предусмотренные на год.

Таким образом, для реализации инвестиционных планов EVR Cargo необходимо чёткое, взвешенное и обоснованное согласие совета. Правлению надлежит избегать незапланированных бюджетом трат, как и кредитов и долговых обязательств. На основании данных, опубликованных в прессе, можно сделать вывод, что совет EVR Cargo своего согласия на покупку вагонов не давал. Тем не менее, 500 вагонов уже заказаны или даже куплены и, возможно, за них уже заплачено.

Присяжный адвокат адвокатского бюро COBALT OU   Фото: Cobalt

Ответственность правления и совета

Оставив в стороне отсутствие согласия совета (в конце концов, его можно дать и позже, так сказать, одобрить задним числом), мы должны спросить, а достаточно ли верно правление EVR Cargo, в принципе инвестируя госсредства, осознает свою ответственность и обязанность соблюдать должную осторожность. Также возникает вопрос, адекватно ли они понимают свою роль и обязанности при принятии решений об инвестировании. По словам заблокировавшего крупный инвестиционный план Неэме Йыги, он понимает, что как председатель советанесёт ответственность перед законом, в том числе, и личную ответственность.

Согласно Коммерческому кодексу, руководитель ответственен за хозяйственную деятельность предприятия и за свои действия. Члены, нарушившие свои обязательства, чем нанесли ущерб акционерному предприятию, несут за это солидарную ответственность, причём эта ответственность не ограничена.Член правления или совета освобождается от ответственности, если докажет, что исполнял свои обязанности добросовестно. Требования к членам правления или совета действительны пять лет, если уставом акционерного общества или по договорённости с членом не условлен другой срок давности. Таким образом, члены управляющих органовEVR Cargo за принятые инвестиционные решения отвечают всем своим личным имуществом, и требования к ним можно предъявлять на протяжении ещё пяти лет, в течение которых запросто может смениться ещё не один министр. Политическая поддержка инвестиционной идеи предыдущего министра не исключает ответственности руководящих органов ни перед самим предприятием, ни перед кредиторами, которые могут потребовать покрытия нанесённого ущерба предприятию в случае возникновения его неплатежеспособности. 

Обязанность правления и совета соблюдать острожность при совершении инвестиций

Разумеется, не каждая неудачная инвестиция влечёт за собой материальную ответственность правления и совета предприятия. Она возникает лишь в случае, когда члены правления или совета, принимая решения, действовали без достаточной осторожности и лояльности предприятию.  

Обязанность соблюдать осторожность в связи с деятельностью руководства коммерческого объединения на основе нынешней судебной практики означает, прежде всего, то, что член руководящего органа обязан действовать добросовестно и в интересах фирмы, также он должен быть достаточно информирован для принятия решения и не должен брать на фирму необоснованно завышенных рисков (см. решение гражданского делаГоссуда от 3 марта 2014 года nr 3-2-1-197-13 p 19; а также решение от 6 мая 2015 года nr 3-2-1-38-15, p 14). Если член правления действует не с должной старательностью и осторожностью, в разумных пределах, конечно, то его можно считать нарушившим соответствующийпункт закона (см. решение гражданского дела в Госсуде от 11 мая 2005 года nr 3-2-1-41-05, p 31). 

Определениемеры осторожности добросовестного предпринимателя при выполнении им своих функций, с одной стороны, обязанность членов правления и совета, а с другой– обстоятельство, исключающее их возможную ответственность. Добросовестным членом совета или правления работника можно считать, прежде всего, тогда, когда он выполнил требования правила коммерческой взвешенности. Эти требования, согласно практике Государственного суда, можно считать выполненными, если член руководящего органа в своих действиях не преследовал личных целей, он информирован в той степени, которую в данных обстоятельствах можно считать достаточной, и если в подобных обстоятельствах добросовестный член правления или совета может рационально считать, что его действие или решение служит на благо предприятия. Обязанность соблюдать осторожность распространяется и на принятие информированных решений, что означает при необходимости получение у специалистов дополнительной информации и разъяснений. Такое обращение за дополнительной информацией  следует оценивать исходя их принципа разумности (см. решение гражданского дела в Госсуде от 3 марта 2014 года nr 3-2-1-197-13, p 20).

Основная задача совета – стратегическое управление объединением и осуществление надзора за деятельностью правления. Под стратегическим управлением надо понимать планирование деятельности предприятия и организацию руководства, в том числе, определение направлений деятельности и принятие необходимых решений для их реализации, согласование с правлением сделок, выходящих за бюджетные рамки, непосредственное руководство правлением. При осуществлении надзора над работой правления, совет обязан контролировать как соответствие деятельности правления закону, так и оценивать целесообразность и системность его работы, при нарушении закона принимать соответствующие меры (например, отзыв члена правления, решение востребовать с него возмещение ущерба), а при необходимости вмешиваться в управление объединением (например, если возникает угроза ухудшению экономического состояния предприятия). И хотя совет – орган коллективный, но каждый член совета должен содействовать выполнению задач, стоящих перед советом. Для этого у члена совета имеются соответствующие рычаги (например, возможность получить у руководства сведения о деятельности фирмы, потребовать отчёта и получить копии документов). Таким образом, форма деятельности совета не ограничивается одними собраниями и предусмотренными в повестке дня пунктами, а предполагает активную деятельность каждого члена совета и за рамками собраний в объёме, обеспечивающим усердное исполнение обязанностей предпринимателя.

Госсуд в своей практике пока не дал специфических рекомендаций, что надо бы учитывать, делая крупные инвестиции в зарубежное государство с нестабильной политической обстановкой. Но с учётом закона и судебной практики, в таких случаях необходимо оценивать политические риски в экономических аспектах – каково может быть их влияние на инвестиции, в чью пользу сравнение уровня рисков и прибыльности, соответствует ли такое рискованное инвестирование целям акционерного общества, его стратегии и собственному капиталу, досконально ли оценены риски и максимально ли они заземлены. Понятно, что в случае неудачи с инвестированием, кивать только на политическую ситуацию в Российской Федерации нельзя – раз не были в должной мере оценены взятые на себя риски. Очевидно, не приходится говорить и о добросовестности, если члены совета и правления даже не пытаются уменьшить риски, к примеру, путём заключения разумных договоров с операторами вагонов ещё до того, как осуществлены расходы, либо разнообразя инвестиции и рассредоточивая их во времени.

Вопрос не в том, какими будут результаты задуманных EVR Cargo инвестиций. Вопрос в том, что, случись неудача, будет ли возможность утверждать, что, делая инвестиции, достаточно ли скрупулёзно исходили из их масштаба и были ли учтены, связанные с ним риски. Был ли правлением подготовлен достаточно детальный план, заземлил ли он максимально риски, провёл ли конкурсы поставок и пр., а совет – взвесил ли он соответствие инвестиции стратегии акционерного общества и его возможностям, достаточно ли полноценной была подготовительная работа, был ли осуществлен надлежащий, усиленный для такого объёма инвестиций, надзор и т.д. На основании появившихся до сих пор публикаций в прессе, создаётся впечатление, что руководство EVR Cargo незаметно перешло рамки, предусмотренные для его обычной хозяйственной деятельности, приступив к осуществлению рискованных крупных инвестиций без глубокого анализа. Нынешний совет позволил этому произойти, не исполнив своей обязанности по надзору. Частные инвесторы, как правило, очень внимательно выбирают руководство для своих предприятий, им не всё равно, кому доверить свои деньги. Из своей практики видим, что когда этот выбор себя не оправдывает, руководителя заменяют, а если нарушены обязанности, то и привлекают к ответу. Хотелось бы надеяться, что и государство, будучи собственником акционерного общества и держателем наших с вами денег, столь же внимательно отнесётся к выбору, осуществив в этом деле достаточный контроль. И ещё хочется надеяться, что и управлению акционерным обществом с участием государства будет сопутствовать обязанность принимать решения с необходимой мерой осторожности, а ответственность за нарушения своих обязательств будет долговременной, неограниченной и личной. Юридическую ответственность за свою работу несут и лично члены правления и совета акционерных обществ, принадлежащих государству.

Яанус Моди

Партнёр адвокатского бюро COBALT OU

Хейли Хаабу

Присяжный адвокат адвокатского бюро COBALT OU

Autor: Яанус Моди

Больше информации о руководстве, финансовых показателях и бизнес-связях компаний
Поделиться:
Самое читаемое