7 августа 2017
Поделиться:

КСО нужна более чёткая регуляция

главный юрист и член правления Тартуского КСО Эрки Писуке  Фото: Vainu Rozental

Государство собралось строже контролировать деятельность кредитно-сберегательных обществ, а также начать предоставлять вкладам государственную гарантию. Сектор рад, что «застывшее» много лет назад законодательство обновится, но боится перерегулирования.

На самом деле, пока точно неизвестно, что будет с кредитно-сберегательными обществами (далее – КСО). Сейчас в министерстве финансов лишь разработан проект намерений, в котором обозначены проблемы и предложены разные варианты их решений. И хотя в ходе обсуждений многое может измениться, в общих чертах план государства понятен.

«Нынешняя регуляция КСО действует с 1999 года, и по первоначальному замыслу закона объединения должны были состоять из знакомых меж собой жителей одного региона», – рассказала пресс-секретарь министерства финансов Сийри Суутре. Но реальность оказалась иной – на рынке появились и КСО-гиганты с более чем тысячей членов. В таких разросшихся обществах уже не работает похожий на «соседский дозор» принцип прозрачности контроля между участниками, какой предполагает нынешний закон. Правда, от КСО требуется и проведение аудита, и ревизии, но постоянный финансовый надзор, как считает государство, всё же нужен.

Поэтому и планируется перевести КСО под надзор финансовой инспекции. То, что до сих пор это не так, скорее, исключительное явление, ведь  объединения принимают от своих членов деньги на вклады, занимаются кредитованием, а вкладчиками могут быть как частные лица, так и фирмы. «Поскольку им не надо предоставлять отчетов финансовой инспекции, игроки на рынке финансовых структур попадают в неравное положение и нарушаются условия конкуренции», – отметила Суутре.

«Кредитно-сберегательные общества не надо бы относить в одну категорию с банками, – считает главный юрист и член правления Тартуского КСО Эрки Писуке, входящий также в правление Союза кредитно-сберегательных обществ. – Они принадлежат своим вкладчикам и действуют в интересах вкладчиков, кардинально отличаясь по целям от банков и прочих финансовых учреждений, нацеленных на получение прибыли для владельцев своих учреждений», – пояснил он.

Председатель правления Союза кредитно-сберегательных обществ Андрус Ристкок по поводу государственного контроля заметил, что отсутствие надзора за выполнением требований ныне действующего закона – отдельная проблема. «Это даже парадоксально, что государство законодательно предписывает КСО обязанности и требования, но никогда не проявляет интереса к тому, выполняются ли эти предписания», – сказал он.

Он отметил, что КСО, как и любые объединенияпо своей инициативе являются экономическими организациями. «В условиях усиливающейся конкуренции ив сложной экономической жизни официальный управляющий всё же должен иметься контроль над ситуацией.Иначе и речи не может идти о целесообразной организации государством экономической жизни», – утверждает Ристкок.

прибыли для владельцев своих учреждений», – пояснил он.

Председатель правления Союза кредитно-сберегательных обществ Андрус Ристкок по поводу государственного контроля заметил, что отсутствие надзора за выполнением требований ныне действующего закона – отдельная проблема. «Это даже парадоксально, что государство законодательно предписывает КСО обязанности и требования, но никогда не проявляет интереса к тому, выполняются ли эти предписания», – сказал он.

Он отметил, что КСО, как и любые объединенияпо своей инициативе являются экономическими организациями. «В условиях усиливающейся конкуренции ив сложной экономической жизни официальный управляющий всё же должен иметься контроль над ситуацией.Иначе и речи не может идти о целесообразной организации государством экономической жизни», – утверждает Ристкок.

Безнравственная конкуренция?

 

Сектор испытывает ощущение, что государство уже сейчас издало немалое количество правовых актов, регулирующих деятельность КСО, но к их исполнению не испытывает ни малейшего интереса. «На сегодня в этом секторе усиливается безнравственная конкуренция, дискредитирующая принципы деятельностиэкономических обществ, созданных по принципу товариществ», – сказал Ристкок, который помимо «крышевой» организации входит ещё и в Кредитно-сберегательное товарищество для развития сельской кооперации.

Главный юрист Тартуского КСО, крупнейшего в секторе с объёмом капитала свыше 25 миллионов евро, Эрки Писуке сказал, что в основном проблему создают общества, так называемых, быстрых кредитов. Они агрессивно рекламируются по всем возможным медиаканалам. Эти деятели пользуются добрым именем и формой КСО, но взятые у людей деньги на вклады в основном одалживают фирмам быстрых кредитов, связанным с руководством общества.

«Проблема в том, что люди, относя свои деньги в общества быстрых кредитов, не осознают связанных с этим рисков. Также можно сказать, что очевидно, именно деятельность обществ быстрых кредитов и стала одной из основных побудительных причин для намерения обновить закон», – сказал Писуке, намекая на конкурирующее Таллиннское КСО, один из членов правления которого Александр Костин является крупным собственником фирмыPlacet Group, которая народу известна как выдающая кредиты под торговой маркойSmsraha фирма laen.ee. В руководстве Таллиннского КСО утверждают, что Placet у них кредитов не получала.

Надзор Финансовой инспекции помог быощутимо «придавить» сомнительных дельцов, а контроль стал бы более прозрачным. И всё же, почему сектор настроен скептически? Причин несколько, но одна из главных – денежные затраты.  

В проекте намерений отмечено, что годовая стоимость надзора финансовой инспекции составила бы примерно 100 000 евро. «Надо учитывать ещё и то, что получить от фининспекции  разрешение на деятельность дополнительно стоило бы каждому обществу одноразовую выплату ориентировочно в сумме от 10 000 до 20 000 евро. Это для КСО большие деньги», – заметил Писуке.

Как разрулить ситуацию? Предложение главного юриста Тартуского КСО простое – надзорные функции вместо финансовой инспекции или в сотрудничестве с ней хотя бы частично мог выполнять сам Союз кредитно-сберегательных обществ. «При таком решении надзор стал бы гораздо дешевле», – сказал Писуке.

Быстро растущее, использующее агрессивный маркетинг Таллиннское кредитно-сберегательное общество занимает прямо противоположную позицию. «Все действующие в Эстонии КСО должны быть под независимым государственным контролем. Наверняка финансовая инспекция обладает большей компетенцией для осуществления соответствующего надзора», – считает тпредседатель правления общества Аннели Ояметс.

Вклады не защищены

Зачастую реклама КСО не оговаривает возможных рисков размещения у них вкладов.Главный и самый серьезный риск – это отсутствие, в отличие от банков, у вкладов в КСО государственной гарантии. Это значит, случись банкротство – и ваш вклад, вместе с процентами, придется похоронить вместе с юридическим лицом. 

Банки в любом случае гарантируют сохранность вкладов в размере до 100?000 евро. Понятно, что всё это не бесплатно – вГарантийный фонд в прошлом году банки внесли почти 6,3 миллиона евро.

У Союза КСО тоже есть своё целевое учреждение – Фонд обеспечения вкладов. Правда, действует его механизм только для КСО, присоединившихся к Союзу. «Правду сказать, гарантийная сумма у нас, конечно же, гораздо меньше, но и размеры вкладов не столь большие, как в банках», – отметил председатель Союза кредитно-сберегательных обществ Андрус Ристкок.

Фонд обеспечения вкладов гарантирует сохранность вкладов максимально на сумму 20 000 евро. Средняя величина вклада одного частного лица – примерно 6500 евро. Сейчас целевое учреждение обеспечивает сохранность вкладам шести КСО, за что те делают в фонд регулярные взносы. Объём капитализации фонда чуть больше 119 000 евро.

Держащееся особняком Таллиннское КСО к механизму сохранности вкладов не присоединилось, там твёрдо стоят на позиции, что гарантировать вклады должно государство, то есть, его Гарантийный фонд, как, например, в Ирландии, Польше, Латвии-Литве и Великобритании.

Для КСО Эстонии характерна самостоятельность и страх перед перерегулированием. Ростки самостоятельности хрупки, отмечают представители сектора. «Задачу государственного надзора надо решать деликатно, чтобы не задавить инициативность», – сказал Рискок.

Председатель правления Таллиннского кредитно-сберегательного общества Аннели Ояметс также отмечает, что существующая регуляция явно устарела и её необходимо осовременить, но самые большие сложности при разработке нового законодательства ждут при поиске разумного равновесия между административной нагрузкой и требованиями регуляции.

 Ояметс назвала и конкретные трудности, например, жёсткие требования к ликвидности. Если у банков обязательный резерв это 1%, то с суммы вкладов своих участников КСО должно минимум 5% класть на свой счёт, иными словами, в размере этой суммы у общества связаны руки, и оперировать ею оно не смеет.  

Еще одна озабоченность, более практического характера состоит в том, что с интрессов, выплачиваемых КСО, вкладчики должны платить подоходный налог, а с банковских интрессов – нет. «Это несправедливо и противоречит тому, что происходит в остальном мире, – считает член правления Тартуского КСО Эрки Писуке. – Везде в мире к деятельности ссудо-сберегательных учреждений относятся позитивно и скорее думают, как бы способствовать работе таких образований. Например, в Америке введено льготное налогообложение для КСО, подоходного налога там нет, поскольку КСО действуют исключительно в интересах своих участников, а не ради получения прибыли». Сейчас намерения решить этот вопрос в проекте нет, там лишь обозначено, что этот вопрос нуждается в обсуждении.

 Пришло самое время государству, КСО и другим заинтересованным структурам обсудить и прояснить все вопросы. Министерство финансов ждёт обратной связи и собирается обработать поступившие замечания и предложения во второй половине года. Первый вариант законопроекта должен быть готов в начале будущего года, и если всё пойдёт гладко, новый закон будет принят летом 2019 года. 

 

Обзор КСО

Самое крупное Тартуское КСО было образовано в 2006 году, его капитализация – почти 20 миллионов евро. Быстрее всех растёт созданное всего семь лет назад Таллиннское КСО, его сумма капитала на начало года составляла примерно 17 миллионов евро.

В конце прошлого года у Таллиннского КСО было 1354 вкладчика, причём по сравнению с концом 2015 года прибавилось 300 новых вкладчиков. Общество заработало на интрессах 1,4 миллиона евро, прибыль была чуть меньше 38 000 евро. Процентные ставки по годовым вкладам составляют 5,5 %, по двухгодичным – 6%. Понятно, что надо учитывать то, что с полученного дохода с вклада придётся заплатить подоходный налог.

По состоянию на конец прошлого года капитализация Таллиннского КСО составляла 17,6 миллиона евро. Требований к связанным сторонам было около 7,8 миллиона евро. Один из членов правления, Александр Костин,  является собственником фирмы быстрых кредитов Placet Group.

Выдавало ли КСО кредиты конторе быстрых кредитов, действующей под торговой маркой Smsraha? Председатель Таллиннского КСО Аннели Ояметс утверждает, что нет. «КСО давало кредиты, связанным с исполнительным руководством/собственникам фирмам, занимающимся развитием недвижимости. Это исключительно ипотечные кредиты», – сказала она.

Издержки маркетинга

Быстрый рост объёмов дался Таллиннскому КСО не просто так. Осуществляется серьёзная маркетинговая работа, и пару раз пришлось даже иметь дело с Департаментом по защите потребителей. Например, в июле 2015 года в эфире радио Kuku неделю шла реклама Таллиннского КСО, в которой сообщалось, что это «основанное на эстонском капитале предприятие, 

кредиты», – сказала она.

Издержки маркетинга

Быстрый рост объёмов дался Таллиннскому КСО не просто так. Осуществляется серьёзная маркетинговая работа, и пару раз пришлось даже иметь дело с Департаментом по защите потребителей. Например, в июле 2015 года в эфире радио Kuku неделю шла реклама Таллиннского КСО, в которой сообщалось, что это «основанное на эстонском капитале предприятие, которое заработает для тебя доход без риска, действуя умно и взвешенно».

Департамент начал в отношении этой рекламы делопроизводство. По ходу дела общество признало, что утверждение «доход без риска» некорректно. Реклама была в радиоэфире только неделю, и КСО заверило, что подобной рекламы по другим каналам у него не шло. На этом производство было прекращено.

«Всего дел, связанных с рекламой КСО, было два, в обоих случаях общество привело свою рекламу в соответствие с законом или же прекратило его тиражирование», – сказала заведующая отделом потребительской политики и общественных связей Департамента по защите потребителей Ханна Турецки.

«Люди по поводу Таллинского КСО в департамент обращались трижды, один раз нарушений выявлено не было. Одну жалобу направили в Комиссию по потребительским спорам, но на 

половине делопроизводства потребитель сообщил, что достиг компромисса с КСО», – добавила пресс-секретарь Департамента по защите потребителей.

Сейчас реклама Таллиннского КСО значительно скромнее. «Начало твоей новой беззаботной жизни!». Таков призыв на домашней странице стать вкладчиком КСО.

Поделиться:
Самое читаемое