Поделиться

Договор о границе как предлог поговорить

Договор о границе с Россией, без которого мы давно и вполне благополучно существуем, наверное, ещё долго будет служить предлогом для возникновения как минимум словесной перепалки.

На сей раз актором выступила президент Керсти Кальюлайд, заявившая на прошлой неделе, что готова будет поехать в Москву и встретиться с президентом Владимиром Путиным как только два государства ратифицируют договор о границе. В этом заявлении нет ровным счётом ничего сенсационного и даже сколько-нибудь нового. Но все, кому положено, тут же возбудились. Как под российскими, так и под родными осинами.

Колыхание российских осин перевело на доступный язык, «по должности», посольство РФ в Таллинне. Причём, не какой-то там официальной нотой, поскольку и президент не делала официальных заявлений, а, как это теперь принято, на посольской страничке в Facebook и, в общем-то, в принятой в сетевых посланиях российского МИДа манере.

Сославшись на данное ещё в январе министром иностранных дел Сергеем Лавровым «чёткое определение», посольство напомнило, что «в ситуации, когда «со стороны эстонского правительства русофобская риторика продолжает зашкаливать», о продвижении ратификации договора «говорить не приходится».

Тут нет ровно никакой нужды искать не то что «зашкаливающую», но и просто «русофобскую риторику эстонского правительства», потому что не доищетесь. И нужды нет. Русофобию за кремлёвскими зубцами усматривают сегодня во всём, что обитателям той территории не нравится. Примеров можно привести тьму – самое последнее обвинение в русофобии прозвучало из уст пресс-секретаря Путина Дмитрия Пескова в адрес побывавшего в Москве американского сенатора Джона Кеннеди, сравнившего российскую власть с мафией. Ну, про это ещё Салтыков-Щедрин метко заметил: «Они смешивают отечество и ваше превосходительство». А, в принципе, термин «русофобия» просто по историко-идеологическим причинам заменил старый термин «антисоветизм». Будем ждать, когда он дополнится определением «пещерный» (в данном случае «пещерная»).

Под родными осинами тоже встрепенулись. Первым – глава переназванной партии «Исамаа» Хелир-Валдор Сеэдер. Этот давний противник заключения договора с Россией как-то хитроумно выводит, что заключённый договор станет в руках России орудием давления на Эстонию. Ну, так же хитроумно, как Россия в своё время доказывала, что преамбула к закону о ратификации открывает путь территориальным претензиям Эстонии.

В полемику с Сеэдером вступил либеральный Марко Михкельсон, на договор много сил положивший. Ну, а яснее всех всё Яаку Мадиссону из партии EKRE: договор был заключён в 1920 году и точка. А новый легализует российскую оккупацию пяти с лишним процентов «исконной эстонской земли» - Занаровья и Печёрского района.

Такое вот произошло в очередной раз возбуждение пытливых умов. И будет происходить и дальше, потому что ни искоренители русофобской заразы, ни идейные собиратели эстонских земель скоро не успокоятся, особенно когда рассчитывают на голоса своих специальных избирателей.

Одно хорошо – и те, и другие обитают не совсем в реальном мире, а в реальном все мы как-то так живём без ратифицированного договора о границе. Хорошо бы, конечно, чтобы договор был, дабы поводов для взаимных обвинений не было – но ведь они всё равно найдутся.

Самое читаемое в ДВ

На этой странице используются cookies. Для продолжения просмотра страницы дайте согласие на использование cookies. Подробнее