Logistikauudised.ee  • 21 декабря 2018
Поделиться:

Каким будем будущее транспортного сектора?

Что станет определяющим в транспортном секторе в перспективе от пяти до десяти лет? На ежегодной логистической конференции мы задали этот вопрос четырем знатокам в этой области.

03. oktoober 2018 , Lääne-Virumaa , Eesti, Tapa Operail, Vedur, Uue veduri avamine Fotol: Operail, Vedur, Uue veduri avamine Foto: Vladsilav Mussako / Virumaa Teataja *** Local Caption ***   Фото: Vladislav Musakko

Рауль Тоомсалу, Председатель правления Operail

Тренды развития на железной дороге достаточно разные. Мы имеем возможность перевозить, в основном, объемный товар, и сами не можем постучаться в каждую дверь, то есть сотрудничество различных секторов в этом вопросе является ключевым.

Сегодня мы сталкиваемся с проблемами родом из 19 века. На каждый вагон оформляется 20 страниц документов, которые сопровождают груз в локомотиве.

Лишь теперь на европейском уровне, наконец-то, начали появляться идеи, что что-то можно было бы дигитализировать. Если это наконец произойдет, то перевозка товаров по железной дороге станет гораздо проще, удобнее и быстрее.

Мне, как человеку, пришедшему из банковской сферы, крайне сложно понять, почему, если человек желает сегодня заказать какую-либо услугу у железной дороги, он должен сначала окончить какой-то железнодорожный университет, чтобы понимать, что ему вообще нужно для этого предпринять.

А если бы он смог посредством какого-то мобильного приложения заказать передвижение товаров по железной дороге, то это стало бы популярным и в случае малых транспортных объемов. И это было бы очень неплохо: один машинист перевезет товара объемом в 60 фур. Это очистит как наши дороги, так и природу, и расточительство ресурсов заметно уменьшится.

Я верю, что в ближайшем будущем более всего вырастет именно доля железнодорожных перевозок. Если бы плата за инфраструктуру уменьшилась бы хотя бы на 20%, то конкурентов у железной дороги не стало бы.

Арно Силлат, Исполнительный директор AMTEL

Если говорить об автопромышленности в целом, то наибольшие изменения произойдут с 2021 года, когда начнут действовать нормы загрязнения окружающей среды в зависимости от производителя.

В начале для легкого автотранспорта, через какое-то время и для грузовиков. Это означает, что каждый производитель с этого момента должен иметь возможность производить автомобили, средняя норма загрязнения окружающей среды которых углекислым газом составляет 95 граммов на километр. Что, в свою очередь, означает либо 4,1 литра бензина, либо 3,6 литра дизельного топлива на 100 километров. В сегодняшнем понимании, это все-таки очень мало. И это средний показатель, то есть часть машин смогут потреблять больше топлива, а часть еще меньше. Соответствовать подобной норме очень сложно, и, согласно сегодняшним оценкам, ее не достичь, если в производстве не имеется, по крайней мере, 15% электрических машин.

А с точки зрения логистики, электричество еще не является состоятельным источником энергии, то есть дизельные двигатели пока еще никуда не исчезнут. Точно также, как еще нескоро на наших дорогах появятся самоуправляемые грузовики. Каспаров действительно один раз проиграл компьютеру в шахматы, но в шахматах количество комбинаций вычисляемо.

На снежной же дороге число комбинаций практически бесконечно. Сантиметр ближе к разделительной полосе или сантиметр ближе к обочине, и вновь сразу открываются новые возможности и новые возможные комбинации. Самоуправляемая машина будет готова тогда, когда она сама сможет записать скоростную попытку ралли, а затем покажет лучшее время, чем Отт Тянак. Но, к сожалению, не раньше.

Производители грузовиков разумеется развивают все различные технологии, но быстрых решений не существует, и быстрой альтернативы фактору полезности дизельного двигателя, к сожалению, нет.

Газовый мотор – это тот же самый двигатель внутреннего сгорания, где две трети идет на обогрев воздуха и лишь одна треть на движение автомобиля. Это скорее является переходным этапом к технологии, основанной на электричестве или же водороде. Но это уже более отдаленное будущее.

Виллем Тори, Директор Союза предприятий автотранспорта

Главное определение – это сотрудничество. Цифровые решения и прозрачность сотрудничества всех участников цепи поставок являются главным направлением развития транспортного сектора.

К 2035 60% средств перевозок должны быть т.н. углеродно-нейтральными. Это очень большой объем. Технологии, используемые сегодня, еще не предлагают альтернативы дизелю, чтобы перемещать большое количество товара на значительные расстояния. Конечно, в игру вступят газовые моторы, но до электрических – еще очень долгий путь.

К сожалению, видение наших чиновников в области развития технологий местами является слишком оптимистичным. Например считается, что обучение водителей грузовиков следует прекратить уже через десять лет, поскольку на дороги придут самоуправляемые машины. Но без соответствующей инфраструктуры этого не произойдет, и сегодня об этом еще никто не может сказать ничего определенного.

Если государства сами не будут способствовать переходу на альтернативное топливо, то ничего не произойдет. Хорошим примером является Германия, где при покупке газового автомобиля выплачивается дотация 18 000 евро, а после этого разрешается возить товары по всей стране без уплаты дорожных пошлин. Самым большим вызовом шоссейного транспорта станут заработные платы, доля топливных расходов постепенно уменьшится, а применение новых технологий будет уменьшать их и в дальнейшем.

Иллимар Пауль, Руководитель Sensei OÜ, почетный член PROLOG

Два ключевых понятия, которые формируют наш сегодняшний день и будут определять и ближайшее будущее – это автоматизация и дигитализация.

Все это, как обычно состоит их двух компонентов: оборудования и программного обеспечения. Но оборудование сегодня – это не только компьютерный ящик, но и самоуправляемые машины, роботы, выполняющие доставки, самодвижущиеся магазины и т.п.. Через пять лет мы увидим на улицах еще что-то, что сегодня даже не знаем как назвать.

Защита окружающей среды и налоги несомненно будут оказывать все большее влияние. Фоссильные виды топлива будут заменены газом и электричеством. Суда для перевозки сжиженного газа (LNG) являются обычным делом, и постепенно это технология переходит и в другие транспортные сектора. Шоссейный транспорт начинает догонять железную дорогу. С помощью налогов товары, перевозимые автотранспортом, направляют на железную дорогу и на море. Есть признаки, что ЕС сделает шоссейную инфраструктуру для перевозок грузов настолько же дорогой, как и использование железной дороги. То есть конкурентная борьба между шоссейными и железными дорогами выровняется. Прекратится наличие, в какой-то степени, несправедливой конкуренции.

Автомобиль без водителя – это еще вопрос отдаленного будущего, но полуавтоматические автопоезда, в которых человек управляет лишь первой машиной, мы можем наблюдать на европейских шоссе уже сегодня в виде явления под названием platooning. То есть открытость новшествам и готовность к дигитализации являются ключевыми вопросами ближайшего будущего. C 1 января 2019 года накладные воздушного транспорта станут дигитальными и т.д.. Мы должны быть готовы шагать со всем этим в ногу.

ОБРАТИ ВНИМАНИЕ!

Директор по инновациям Volvo Trucks Ларс Мертенссон расскажет о ближайшем будущем транспортного сектора с точки зрения производителя автомобилей на 7 ежегодной конференции предприятий автомобильного транспорта, которая пройдет 23 января под названием «Что дальше?».

В этом же тематическом блоке выступит председатель правления Stonewolf OÜ Андрус Лаул, который в течение недели испытывал в своей ежедневной работе CNG грузовик и член правления Alexela Group Марти Хяэл, чье выступление будет посвящено приходу LNG грузовиков на наши дороги. Кроме того, конференция сфокусируется на тематике заработных плат водителей грузовиков, ближайшему будущему применения электронных накладных, а также ситуации с вызвавшим много споров пакетом мобильности

Дополнительная информация

www.logistikauudised.ee

Поделиться:
Самое читаемое