• «Ээсти 200» на лобном месте: как партия тормозила принятие европейской директивы

    Работник Bolt доезжает до клиента значительно быстрее, чем политики принимали директиву, защищающую его права. Сторонники директивы усматривают в медлительности политиков спонсорское лобби.Фото: Andras Kralla

    Министр противостоит принятию директивы о платформах. Председатель комиссии по делам ЕС снимает обсуждение директивы с повестки дня. Сооснователь компании, чьи коммерческие интересы эта директива непосредственно затрагивает, спонсирует партию, в которую входят и министр, и председатель упомянутой комиссии. Бывшая работница компании, оперирующей платформой, теперь трудится вице-канцлером в том же министерстве.

    ДВ ознакомились с протоколом заседания комиссии по делам ЕС, на котором должны были обсуждать позицию Эстонии по директиве о правах работников платформ. Документ свидетельствует о том, что представитель партии «Ээсти 200» Лийза-Ли Пакоста сняла этот пункт из повестки дня несмотря на протест оппозиции.
    Подмахнете не глядя?
    В среду Европейский парламент принял директиву, меняющую форму трудовых отношений между платформами (такими как Bolt или Wolt) и их работниками. В тот же день издание Euroactiv рассказало о том, как компания Bolt лоббировала изменение этой директивы в свою пользу. В том числе речь шла о попытках компании повлиять на решения эстонского правительства.
    В частности, работник Bolt предложил Министерству экономики и коммуникаций составить письмо к другим странам ЕС, в котором официально от имени Эстонии было бы выдвинуто предложение принять более мягкую версию этой директивы. При этом издание утверждает, что текст, по сути, написанный работником компании, предлагалось выдать за инициативу эстонского правительства, к которой должны были присоединиться еще девять стран ЕС. Эстонское Министерство экономики этого делать не стало, однако в итоге выступило против данной директивы.
    Euroactiv утверждает, что контактным лицом Bolt в министерстве стала Сандра Сярав – бывшая работница Bolt, с которой сооснователь компании Мартин Виллиг поддерживает дружеские отношения. Сама она заявила, что работу они при этом не обсуждают.

    Директиву о работниках платформ Европейская комиссия предложила внедрить в декабре 2021 года.

    По оценке Еврокомиссии, 9 работающих в ЕС платформ из 10 оформляют своих работников как самозанятых.

    Еврокомиссия полагает, что 5,5 миллиона человек, работающих на платформы (всего их 28 миллионов, а к 2025 году ожидается рост до 43) де-факто являются работниками, и в отношении них действуют все соответствующие ограничения. Платформы дают им задания, требуют соблюдения дресс-кода и осуществляют иные функции контроля. Однако их сотрудники не имеют доступа к социальным благам и гарантиям, положенным устроенным по трудовому договору. У них нет отпуска, медицинской страховки, пенсионных отчислений, гарантированной минимальной зарплаты.

    Еврокомиссия убеждена: такие люди являются «фальшивыми самозанятыми» (bogus self-employed) и должны быть оформлены как работники.

    Глава Министерства экономики Тийт Рийсало, представляющий партию «Ээсти 200», последовательно противостоял принятию директивы.
    Последняя вводит два нововведения: презумпция работы по найму (все работники платформ по умолчанию считаются полноценными работниками со всеми причитающимися социальными гарантиями) и обеспечение прозрачности работы алгоритмов, автоматически принимающих решения на платформе.
    Презумпция занятости вызвала жаркие споры, и страны-члены ЕС разделились на два неравных лагеря.
    Испания, Бельгия и Нидерланды требовали ужесточить директиву и дать еще больше прав работникам платформ. Более успешным оказался противоположный лагерь, возглавляемый Францией и требовавший, наоборот, смягчить условия и предоставить больше полномочий самим странам-членам, чтобы они могли самостоятельно определять, какие работники могут быть самозанятыми, а какие – нет.
    Второй лагерь, к которому примкнула и Эстония, добился того, что голосование в совете Европейского Союза, планировавшееся на декабрь 2023 года, даже не состоялось, т.к. было известно, что 12 стран ЕС (включая Эстонию) были против, и этого было достаточно, чтобы заблокировать директиву.
    Позицию на голосовании определяет правительство, и в тот момент ее выражал министр экономики Тийт Рийсало. Его главная претензия к директиве состояла в том, что она предусматривала пять критериев, при выполнении двух из которых сотрудник платформы автоматически считался бы работающим на основе трудового договора. По мнению Рийсало, эти пять критериев были слишком легко выполнимы, что привело бы к «неправильным результатам».
    Голосование было перенесено на февраль 2024 года, и к этому моменту в текст директивы были внесены поправки. Пять критериев из него исчезли, а также было устранено безусловное требование заключения трудового договора (в новой редакции страны-члены сами решают, что такое в их понимании «работа по найму»).
    Директива никогда не была так близко к провалу
    На этот раз голосование состоялось, но директива была провалена: Эстония, Франция, Греция и Германия воздержались при голосовании, этого оказалось достаточно для того, чтобы она не была принята.
    Что в этот раз не устроило Эстонию? По мнению Рийсало, отмена пяти критериев и требования трудового договора – шаг вперед, однако возникла новая проблема: новая версия директивы создала бы фактически 27 отдельных правовых режимов, что очень неудобно платформам и противоречит принципам Европейского Союза. Свои претензии были и у Франции, Греции и Германии.
    Следующее голосование должно было пройти 11 марта, а за три дня до этого состоялось заседание комиссии Рийгикогу по делам Европейского Союза, на котором в том числе планировалось обсудить директиву о платформах. Однако председатель комиссии Лийза-Ли Пакоста («Ээсти 200») сняла этот вопрос с повестки дня, сославшись на то, что для этого комиссия должна представлять себе точку зрения правительства.
    «Первым подпунктом в той информации, что представило нам министерство, стоит законопроект об улучшении условий работы на платформах, по которому правительство не представило своей точки зрения. Поскольку материалов нет, я прекращаю обсуждение первого подпункта до поступления информации от правительства», – значится в протоколе заседания.
    Это решение председателя возмутило нескольких депутатов. Анастасия Коваленко-Кылварт (Центристская партия) напомнила, что до голосования в Совете Европейского союза оставалось три дня. За это время правительство не успело бы провести заседание, а значит, комиссия не смогла бы ознакомиться с его точкой зрения, и официальная позиция Эстонии к моменту европейского голосования не была бы сформулирована.
    Коваленко-Кылварт дважды требовала вынести на голосование и включить обсуждение директивы о платформах в повестку дня. Оба раза Пакоста в этом отказала, сославшись на то, что правительство не прислало свою позицию, а значит, обсуждение прекращено.
    С аналогичным требованием выступил социал-демократ Танель Кийк, и с тем же результатом. Комиссия по делам ЕС на том заседании директиву о платформах так и не обсудила.
    Как пояснила ДВ Анастасия Коваленко-Кылварт, на самом деле, процедура работает наоборот: вначале Рийгикогу должен выразить свою точку зрения, которая затем принимается или не принимается правительством, а значит, нет никакой необходимости в том, чтобы мнение правительства было вообще представлено на заседании парламентской комиссии.
    Двойную работу не делаем
    «Согласно закону, Комиссия по делам Европейского Союза обсуждает ту позицию, которую присылает нам правительство. Правительство играет большую роль в делах Европейского Союза, и поэтому работа организована так, что правительство присылает свою позицию Рийгикогу, который уже обсуждает и оценивает эту позицию. Правительство не прислало нам свою новую позицию в отношении платформ, т.к. само не пришло к соглашению. А в отношении предыдущей позиции правительства парламент свою оценку уже ранее дал. Парламент не обсуждает одно и то же дважды, поэтому на том заседании мы эту тему не обсуждали вообще», – пояснила ДВ Лийза-Ли Пакоста причины своего решения.
    Тем не менее, на голосовании 11 марта Эстония проголосовала за принятие директивы о платформах – благодаря вмешательству премьер-министра Каи Каллас (Партия реформ), принявшей решение ее поддержать.
    На вопрос ДВ, почему было принято положительное решение, последовал официальный ответ, что правительство всегда поддерживало данную директиву, исходя из той точки зрения, что была утверждена предыдущим эстонским правительством на заседании 17 февраля 2022 года и Комиссией по делам Европейского Союза 14 марта 2022 года. «Правительство не поддержало предложение Тийта Рийсало воздержаться на итоговом голосовании», – сообщила пресс-служба Дома Стенбока.
    Представители оппозиционной Центристской партии указывают на то, что сооснователи Bolt, которой принятие директивы коммерчески невыгодно, регулярно делают пожертвования в пользу партии «Ээсти 200». Действительно, только в четвертом квартале 2022 года Мартин и Маркус Виллиг пожертвовали партии «Ээсти 200» по 20 тысяч евро каждый. В первом квартале 2023 года Мартин Виллиг дал партии еще 20 тысяч.
    Сам Мартин Виллиг на вопрос ДВ о том, как он относится к данной директиве, ответил коротко: «Задайте этот вопрос пресс-службе. Они больше в курсе этого». От пресс-службы платформы ответа ДВ так и не получили.
    «Мы не выступали против директивы, мы выступали против законов в той форме, в которой их хотели принять. На наш взгляд, она была крайне неосмысленной. То, что было принято, все-таки гораздо лучше, чем то, с чего начинали», – сказал Äripäev президент Bolt Евгений Кабанов.
    По его словам, совершенно нормально лоббировать свои интересы. «Мы предлагаем свое видение проблем, если они с нами не согласны, то нас можно смело игнорировать», – сказал он.

    Лийзе-Ли Пакосте и ранее приходилось возражать тем, кто высказывал подозрения в том, что «Ээсти 200» сознательно блокирует принятие европейских директив. Так, в декабре прошлого года Ärileht писал, что глава парламентской комиссии не согласна с тем, что «Ээсти 200» препятствует принятию директивы о конкуренции.

    Не далее как в феврале 2024 года Eesti Päevaleht писал о том, что опубликованный Министерством экономики и коммуникаций документ, представляющий визионерский проект «Ээсти 200» о персональном государстве, практически скопирован с исследования, которое финансировал еще один спонсор партии – компания Nortal.

  • Самое читаемое
Статьи по теме

Как производят дроны в России: дочка Путина, детский труд и хлебозавод
Эстония всерьез обсуждает возможность производства ударных дронов по госзаказу. В России их сборка поставлена на поток. Дронами занимаются крупные компании, доля в одной из них принадлежит дочери Путина. Но пока больше мелких, использующих гаражи или даже хлебозавод.
Эстония всерьез обсуждает возможность производства ударных дронов по госзаказу. В России их сборка поставлена на поток. Дронами занимаются крупные компании, доля в одной из них принадлежит дочери Путина. Но пока больше мелких, использующих гаражи или даже хлебозавод.
Аналитики: уже завтра Nvidia может потерять до 200 миллиардов долларов
Завтра производитель чипов Nvidia опубликует результаты первого квартала финансового года, которые, как ожидают аналитики, окажутся более скромными.
Завтра производитель чипов Nvidia опубликует результаты первого квартала финансового года, которые, как ожидают аналитики, окажутся более скромными.
Делов-то: любовь Олега Осиновского и протесты, дроны над Ида-Вирумаа, где Эстонии искать секрет успеха?
В очередном выпуске подкаста «Делов-то» журналисты «Деловых ведомостей» говорят о протестах в Грузии, планируемой в Эстонии конфискации российских активов, а заодно и о том, где на третий год кризиса стране искать новый секрет конкурентоспособности.
В очередном выпуске подкаста «Делов-то» журналисты «Деловых ведомостей» говорят о протестах в Грузии, планируемой в Эстонии конфискации российских активов, а заодно и о том, где на третий год кризиса стране искать новый секрет конкурентоспособности.
Алексей Шишкин: «Европейская Грузия победит. Но у этой победы будет горькое послевкусие»
Проевропейский и продемократический курс в Грузии победит, причем с большой вероятностью не на улицах, а на избирательных участках, полагает живший в Тбилиси журналист ДВ Алексей Шишкин. Но цена этой победы будет выше, чем кажется из Таллинна, а дальнейшие перспективы местной политики – значительно менее предсказуемыми.
Проевропейский и продемократический курс в Грузии победит, причем с большой вероятностью не на улицах, а на избирательных участках, полагает живший в Тбилиси журналист ДВ Алексей Шишкин. Но цена этой победы будет выше, чем кажется из Таллинна, а дальнейшие перспективы местной политики – значительно менее предсказуемыми.
Красильщик и Поливанов о деньгах и российских эмигрантах: «Люди приезжают в новые места и создают хорошие вещи»
Илья Красильщик и Александр Поливанов уверяют, что ничего не понимают в деньгах – и именно благодаря этому стали ведущими одних из самых популярных подкастов о личных финансах на русском языке «Деньги пришли» и «Два по цене одного». О новой волне российской эмиграции, корпоративной Москве, журналистских стартапах в условиях войны и советах от Алексея Навального с ними побеседовали ДВ.
Илья Красильщик и Александр Поливанов уверяют, что ничего не понимают в деньгах – и именно благодаря этому стали ведущими одних из самых популярных подкастов о личных финансах на русском языке «Деньги пришли» и «Два по цене одного». О новой волне российской эмиграции, корпоративной Москве, журналистских стартапах в условиях войны и советах от Алексея Навального с ними побеседовали ДВ.