На заводе InissionTallinn показали оборудование на два миллиона евро. Фото: Лийз Трейманн

«Эта рука – это практически голова»: новые роботы заработали в Inission Tallinn

На заводе Inission Tallinn в Лагеди появилось оборудование на два миллиона евро, в том числе единственный в Эстонии роботизированный рабочий центр. О том, как это сказалось на производительности, затратах на электроэнергию и не грозит ли оно увольнением обычным сотрудникам, ДВ поговорили с представителями компании прямо на производственной площадке.

Помещение на заводе Inission Tallinn в Лагеди на один день превратилось в площадку для шоу с оранжереей, сценой, световым шоу, напитками и гостями. Таллиннская компания празднует 15-летие и заодно показывает новое приобретение – роботизированную установку, аналогов которой в Эстонии больше ни у кого пока нет.
Действительно, есть, что праздновать – заказов много, работа идет в прибыль, поэтому у завода, занимающегося обработкой металла, назрела потребность в расширении мощностей. «Мы поняли, что надо покупать дополнительное оборудование, потому что не справлялись с заказами. Их много. И все нужно “вчера”, клиентам всегда нужно “вчера”, а приходилось ждать», – объяснила вложения руководительница Inission Tallinn Надежда Дементьева. Клиенты Inission Tallinn – это эстонские ABB и AQ Trafotek, датская AirMaster, есть, по словам директора, и судостроители, и электроэнергетики.

Inission Tallinn OÜ входит в котирующуюся на Стокгольмской фондовой бирже Nasdaq группу Inission AB, которой принадлежит девять заводов, расположенных в Швеции, Финляндии и Эстонии. Эстонские заводы предприятия расположены в Таллинне и Лагеди. Таллиннский завод производит электронику и электромеханику – как печатные платы, детали оборудования, так и более крупные комплексные электронные решения. Эстонские заводы обеспечивают работой 180 человек.

«Фактически, если клиент что-то придумал и хочет сделать какую-то деталь, которой до сих пор не существовало, то мы всегда рады сделать эту деталь», – комментирует Дементьева.
Сцену для празднования развернули прямо на заводе в Лагеди. Фото: Лийз Трейманн
Решение об инвестициях созревало давно, фактически, у завода было даже свободное помещение под новое оборудование. «И когда пришло время, когда появились заказы с высокими требованиями, мы решили, что сделаем этот важный шаг», – говорит Дементьева. Отчасти это были собственные средства – «на маленькие машины мы инвестировали сами, на большие машины – взяли ссуду».
«Я думаю, что с такими темпами, которые у нас были в прошлом году, если мы будем работать согласно сегодняшнему плану, то эта инвестиция окупится за три-четыре года», – говорит Дементьева.
То, что старое оборудование (на фото) делает за 4 часа, новый роботизированный центр — за полчаса. Фото: Лийз Трейманн
Всего у Inission AB десять заводов, которые расположены в Швеции, Финляндии, в Тунисе и Эстонии. Владелец и руководитель концерна Inission Фредрик Бергель отметил, что на двух заводах компании в Таллинне и Лагеди работает пятая часть всех работников концерна.

Завод на электричестве

Все производственное помещение завода занимает оборудование, работающее на электричестве. Роботы-станки вырезают, гнут, перекладывают металлические пластины. «Затраты электричества на этом заводе достаточно высоки, – признает Дементьева. – Но новые роботы, как правило, уже оптимизированы с точки зрения потребления электроэнергии. Я не могу сказать, что сами роботы потребляют больше. Но потребление выросло просто потому, что машин стало больше».
«Эта рука — это практически голова, там есть камеры и анализаторы», - говорит Дементьева. Фото: Лийз Трейманн
Но завод не разоряется на счетах, поскольку в пик кризиса был на фиксированном тарифе, а в прошлом году перешел на биржевой. Кроме того, энергию теперь они потребляют «зеленую». «Мы приняли стратегическое решение, что будем использовать “зеленую” энергию на обоих заводах, на электронике, на механике. То есть мы покупаем электроэнергию, которая произведена из возобновляемых источников энергии», – объяснила Дементьева. Это обеспечивает заводу конкурентоспособность на европейском рынке.

Роботы не привели к сокращениям

«Мы стараемся все-таки заменить роботами механическую часть работы, когда человек перекладывает деталь с одного места на другое. Для клиента это не создает никакой добавочной стоимости. А наша задача улучшить, автоматизировать, роботизировать», – говорит Дементьева.
Единственный в Эстонии роботизированный рабочий центр Amada Combilaser совмещает функции двух традиционных, стоит 1,6 млн евро. Фото: Лийз Трейманн
После покупки роботов не пришлось сокращать сотрудников, говорит она. «У нас люди, например, управлению новыми роботами обучались в Бельгии. То есть это как раз для них развитие и шаг к тому, чтобы делать более интеллектуальную работу».
«Количество работников не уменьшилось. Но я могу сказать, что если у нас был один оператор на два робота, то теперь у нас один оператор на три робота», – говорит Дементьева. В этом смысле использование рабочей силы стало более эффективно.
«Эта рука – это практически голова», – дает пояснения Дементьева в ходе экскурсии по производству. Это рабочий центр Amada Combilaser с автоматическим карусельным складом инструментов, уникальный для стран Балтии. Его стоимость 1,6 миллиона евро. В нем есть роботизированные манипуляторы с автоматической сменой штампов, робот может применять 400 различных инструментов.
Искусственный интеллект при этом анализирует деталь и в течение пары минут выдает решение, как лучше согнуть заготовку, подбирает инструменты и последовательность их использования.
Операторы следят за работой системы. Они одеты в фирменные костюмы и обязательно носят перчатки, а также наушники, поскольку в зале шумно (за работой им можно слушать музыку). Фото: Лийз Трейманн
Как отметил руководитель по технологиям Inission Tallinn Кристо Пиксар, на полностью автоматических линиях можно работать до недели без вмешательства человека, пока не закончатся материалы, подаваемые в производственную машину. Все же операторы стоят около каждого аппарата.

Рост зарплат – риск для Эстонии

Владелец и руководитель концерна Inission AB Фредрик Бергель также посетил Таллинн в день праздника. Он рассказал, что в целом оптимистичен в отношении эстонской промышленности: «Здесь не так уж много людей, да. Но те, кто здесь, преданы своему делу, усердно и очень хорошо работают».
Владелец и руководитель концерна Inission Фредрик Бергель видит риски в быстром росте зарплат. Фото: Лийз Трейманн
«Конечно, ни для кого не секрет, что есть разница в зарплате. Если наше предприятие находится в Швеции, а не в Эстонии, и поскольку у нас те же машины, то же оборудование, те же компоненты, и мы здесь одинаково эффективны, как и в Швеции, то себестоимость продукции здесь, в Эстонии, ниже. И поэтому те из наших клиентов, которые могут это сделать в Швеции или Норвегии, предпочтут производить продукцию здесь, и мы попытаемся это организовать», – объяснил он. Поэтому быстрорастущие зарплаты в Эстонии – это риск.
«Если здесь зарплаты будут расти на 6-7% каждый год, а в Швеции на 3%, тогда заказы бесполезно отправлять сюда из Швеции. Это сократит преимущество эстонских заводов». Он рассказал, что на заводах в Тунисе или Индии очень дешевая рабочая сила: «Если у вас возникают проблемы, то просто добавляете на их решение еще десять человек. Если это все еще проблема, то еще десять. И это почти ничего не стоит».
«Справедливо, если бы о сделках знали и другие». Промышленники комментируют тайные соглашения Рауля Кирьянена с государством
Тайные сделки Рауля Кирьянена с государством создали его предприятию Graanul Invest комфортные условия для расширения и развития. Конкуренты не против того, что государство поддерживает бизнес, но пребывают в недоумении от того, почему оно делает это тайно.
Тайные сделки Рауля Кирьянена с государством создали его предприятию Graanul Invest комфортные условия для расширения и развития. Конкуренты не против того, что государство поддерживает бизнес, но пребывают в недоумении от того, почему оно делает это тайно.
Pfizer продвинулся в разработке средства для похудения, акции отреагировали ростом
Производитель лекарств Pfizer сделал следующий шаг к захвату части прибыльного рынка – компания продвинулась в разработке средства для похудения, пишет Bloomberg.
Производитель лекарств Pfizer сделал следующий шаг к захвату части прибыльного рынка – компания продвинулась в разработке средства для похудения, пишет Bloomberg.
Делов-то: компетентен ли Михал? Расходы сокращаем?
В свежем выпуске подкаста «Делов-то!» журналисты ДВ обсуждают нового премьер-министра и его предложение затянуть пояса госбюджета на три года, кризис в СМИ, раздувание бюджета и откладывание сроков Rail Baltic, а также отчет ОЭСР, где говорится, что жители Эстонии не доверяют нашим политикам и подозревают их в коррупции.
В свежем выпуске подкаста «Делов-то!» журналисты ДВ обсуждают нового премьер-министра и его предложение затянуть пояса госбюджета на три года, кризис в СМИ, раздувание бюджета и откладывание сроков Rail Baltic, а также отчет ОЭСР, где говорится, что жители Эстонии не доверяют нашим политикам и подозревают их в коррупции.
10 лет назад RMK тайком «ухаживал» за фирмой Кирьянена. Слабо повторить фокус публично?
Менеджеров Центра управления лесным хозяйством (RMK), в 2013-2014 годах заключавших непубличные соглашения с Graanul Invest Рауля Кирьянена ради строительства нового крупного предприятия, хочется одновременно обругать за непрозрачность работы и похвалить за эффективное «ухаживание» за строптивым инвестором, считает журналист ДВ Алексей Шишкин.
Менеджеров Центра управления лесным хозяйством (RMK), в 2013-2014 годах заключавших непубличные соглашения с Graanul Invest Рауля Кирьянена ради строительства нового крупного предприятия, хочется одновременно обругать за непрозрачность работы и похвалить за эффективное «ухаживание» за строптивым инвестором, считает журналист ДВ Алексей Шишкин.
Мальчик, мечтавший о жизни рантье, стал self-made миллионером
Двадцать лет постоянных инвестиций, разнообразных профессий и использования всех возможностей для заработка сделали из молодого человека, мечтавшего о жизни рантье, инвестора с портфелем в десять миллионов евро.
Двадцать лет постоянных инвестиций, разнообразных профессий и использования всех возможностей для заработка сделали из молодого человека, мечтавшего о жизни рантье, инвестора с портфелем в десять миллионов евро.