Интервью
Только для подписчиков

Ханссон: нет такого, что, дескать, Франкфурт всё решает, а Банк Эстонии уже не нужен

Бывший глава Банка Эстонии Ардо Ханссон  Фото: Лийз Трейманн

Бывший председатель центробанка Ардо Ханссон не считает, что современный Банк Эстонии – это лишь «аналитический центр», дающий прогнозы экономики.

Ниже – интервью с бывшим председателем Банка Эстонии (2012-2019) Ардо Ханссоном.

Чем вы занимаетесь после ухода из Банка Эстонии?

Свой пост я покинул в июне. После этого всё лето отдыхал. В будущем я хочу часть времени работать в каком-нибудь университете, вокруг чего уже можно что-то построить. Хочу как можно чаще высказываться на общественные темы. Ну и то тут, то там делать какие-нибудь маленькие проекты.

Насколько трудно было работать в Банке Эстонии?

Было замечательно, но и трудно. Ответственность большая, напряжение - тоже, работы много. Но в целом это был очень позитивный опыт. В Эстонии, в отличие от Европы в целом, никакого кризиса не было (Ханссон возглавил Банк Эстонии в 2012 году, когда мировой кризис 2008-2009 годов уже прошёл, а кризис еврозоны был в самом разгаре - прим. ред.), поэтому было не так тяжело.

Bloomberg называл вас в числе ведущих кандидатов на пост главы ЕЦБ. Это были слухи или вы реально хотели его возглавить?

Приятно, что обо мне так пишут, но подобных планов не было.

Когда я с кем-то разговариваю о Банке Эстонии, многие абсолютно не понимают, чем занимается эта организация. Правильно ли будет сказать, что после того, как Эстония вошла в еврозону и делегировала свои полномочия Европейскому центральному банку (ЕЦБ), Банк Эстонии стал де-факто аналитическим центром?

Он больше, чем это. Еврозона построена так, что решения зачастую принимаются вместе, но принятие решений - это лишь часть всего процесса. Внедрение же этих решений зачастую происходит на месте. Например, все наличные деньги приходят в нашу страну через Банк Эстонии, а не через ЕЦБ. Различного рода операции, налоговая система, статистический расчёт - много чего делается на месте. Нет такого, что Франкфурт всё решает, а Банк Эстонии уже не нужен.

В каких вопросах Банк Эстонии больше всего принимает решения?

Во-первых, он участвует в формировании денежной политики. Также важной отраслью является финансовая политика. Банк Эстонии устанавливает ограничения в области выдачи кредитов коммерческими банками – абсолютно практическая вещь. Это не просто анализ, это то, что оказывает влияние на банки.

Вы сказали, что хотите больше выступать на общественные темы. Но насколько свободно могут высказываться бывшие и нынешние работники центробанка? Когда я общался с представителями Банка Эстонии (президентом, вице-президентом, председателем совета и т.д.), у меня складывалось ощущение, что людям просто запрещено говорить по существу.

Никто ничего не запрещает. Ты просто сам каждый раз смотришь, насколько такой аполитичной организации как наша разумно и уместно высказываться по тому или иному вопросу. Если речь идёт о бюджетной политике, то она влияет на всю экономику, поэтому высказаться здесь уместно. Если же речь идёт о том, должен ли алкогольный акциз повыситься или понизиться, то хотя я, как гражданин, могу иметь мнение на этот счёт, Банк Эстонии на данную тему высказываться не должен. Нужно смотреть, в каких вопросах у Банка Эстонии есть какой-то мандат, и высказываться только по ним. Другой вопрос, что теперь, когда меня уже там нет, я могу высказываться на более широкие темы.

В России довольно популярны теории заговора о том, что центробанк любой страны – это закрытая организация, которая проводит полностью самостоятельную политику и неподотчётна государству (приводится аргумент, что ФРС – частная организация и т.д.). Как эти теории заговора можно опровергнуть?

Теории заговора почти всегда неверны. Если посмотреть, как устроены центробанки в каждой стране, то видно, что в них существует довольно серьёзная демократическая легитимность. Президенты центробанков не появляются спонтанно. Их выбирают люди, которые прямо или косвенно были выбраны парламентом. Нет такого, чтобы собралась отдельная группа, которая принимает решения и не подчиняется демократическому контролю.

Другой вопрос, что центробанки созданы таким образом, что им дана определённая независимость, дающая возможность немного дистанцироваться от каждодневной политики. На дистанции есть демократический контроль, но в ежедневном режиме центробанк может принимать решения независимо. Если бы этого не было, если бы все решения принимало правительство, то оно бы преследовало лишь краткосрочные цели и делало только то, что популярно сегодня, независимо от того, принесёт ли оно вред в будущем.

Что можно изменить в системе центробанков?

Мне кажется, что точка равновесия довольно хорошо найдена. Единственное, что в последнее время центробанкам давали слишком много задач в области регулирования банковского сектора. Это произошло после кризиса, когда от центральных банков ожидали действительно многого. Но может быть, пора подумать о том, что сейчас, когда мы живём в нормальное время, этот мандат стоит сделать поуже?

На инвестиционной конференции "Заставь деньги работать! Как инвестировать в 2020-м году" с экономическим обзором выступит экономист Банка Эстонии Наталья Левенко

Вемя проведения: 16 ноября

Рабочий язык: русский

До 10 октября на билет действует скидка!

Подробности и регистрация ЗДЕСЬ

Самое читаемое