Сейчас вещевая и продовольственная торговля на рынке Паэ идет в трех корпусах: одном старом и двух отстроенных заново, а также на улице, вдоль пешеходного променада. Фото: Андрас Кралла

«Вот раньше были продажи на Паэ! А теперь... остались одни заиньки»

Работа на рынке Паэ – не только бизнес, но и что-то вроде социальной миссии, говорят местные продавцы. Но выполнять ее приходится на грани рентабельности, признают старожилы торговой зоны.

«Мда, рыба морская уже золотая... Скоро с такими ценами в Эстонии всех курей перережем, про мясо уже и не думаю», – сетует пожилой покупатель в крытом продуктовом ряду рынка Паэ. Действительно, продукты здесь стоят не дешевле, чем в сетевых супермаркетах, работающих по соседству. Зато, в отличие от них, на рынке вдоволь неформального общения – продавцы и клиенты нередко зовут друг друга по имени, делятся новостями из жизни, жалобами на здоровье.
«Девочки, что же вы проходите мимо? Не нужно проходить, вот шапочки, мерить надо, а не проходить», – при входе на рынок покупательниц зазывает бойкая торговка текстилем. «Девочкам», к которым она обращается, крепко за 70, а то и за 80 лет. От подробных комментариев журналистам продавец отказывается, но как идет дело, понять все же дает: «Как тут торговля... Нищета. А когда-то жили хорошо, мальчик, дай бог тебе здоровья, денег побольше. Очень тяжело. Вот раньше были продажи тут на Паэ, ой-ой-ой! А теперь... остались одни заиньки», – говорит она и указывает на пенсионерок, отдыхающих на лавочках променада.
Предпринимательница Ирина осенью, зимой и весной торгует на Паэ продуктами – на открытом лотке перед ней овощи, соленья, варенья, мед и травы. «Лет 10 назад торговля шла очень хорошо, – подтверждает она, – но с каждым годом ситуация все хуже. Население беднеет, повышаются налоги, цены». По словам женщины, сейчас с учетом расходов на аренду точки, санитарный контроль продуктов, периодическое обучение, ее торговля позволяет лишь выходить в плюс, но прибыль не дотягивает даже до размера минимальной зарплаты по Эстонии (в 2024 году минимальная брутто-зарплата составляет 820 евро – прим. ДВ).
«Держит на плаву то, что у меня часть продуктов своя, то, что я летом выращу: зелень, огурцы, помидоры... Но ведь этот труд я тоже должна считать. А я вроде как и не считаю. Заработать что-то можно, но отложить уже не выходит», – сетует Ирина. При этом минимальную планку, после которой торговлю придется свернуть, она для себя не устанавливает. В продолжении работы она видит свою ответственность – в том числе перед постоянными клиентами, живущими рядом с рынком: многие годами покупают овощи именно у нее.

Продайте Уковского

Рыночное здание на Паэ, 70-74 принадлежит предпринимательнице Трийн Неллис, члену совета Silvano Fashion Group.Фото: Андрас Кралла
Самая старая часть рынка – коммерческое здание на улице Паэ, 70-74 площадью более 7000 квадратных метров. Сегодня оно принадлежит предпринимательнице Трийн Неллис, члену совета Silvano Fashion Group, владелице компании BREM Avarii OÜ, занимающейся управлением недвижимостью, и крупнейшей собственнице логистической компании Baltsped.

BREM или Baltic Real Estate Management – одна из старейших в Эстонии фирм по управлению недвижимостью. Сама компания отсчитывает свою историю с 1981 года. Кроме рынка в Ласнамяэ, она управляет жилыми и коммерческими зданиями в Старом Таллинне, Кадриорге, Мустамяэ, Виймси, недвижимостью в Харьюском и Ида-Вируском уездах, а также на Сааремаа.

Предприниматели, работающие в этой части рынка, – его старожилы. Пенсионерка Галина уже двадцать лет, не меняя помещения, продает на Паэ новые и подержанные книги на русском языке. В основном в ассортименте литература для детей, раскраски, календари, канцелярские товары и открытки. По словам предпринимательницы, спрос в последние годы существенно упал. Она связывает это как с процессом перехода на эстоноязычное образование, так и со сменой потребительских привычек.

Я все равно уверена, что детям нужно читать хотя бы сказки на родном языке. Приходят молодые мамы и говорят: «Нам посоветовали купить Уковского». И я понимаю, что они говорят про Корнея Чуковского, но уже не знают, кто это.

Галина
торговец русскими книгами на рынке Паэ
По словам предпринимательницы, спрос на книги сегодня несопоставим с тем, который был в ту пору, когда она лишь начинала бизнес. Теперь самый популярный товар в ее магазине – журналы с кроссвордами.
«Я глубокая пенсионерка, мне 76 лет. Мне надо где-то проводить время, вот я и прихожу, чтобы дома не сидеть, это мое хобби, – рассказывает она. – Бизнес – это очень хорошее хобби, но когда ты молод. 20 лет назад ситуация была совершенно иной, мы действительно на торговле зарабатывали. А сейчас выручки хватает на аренду и чуть сверху. Будь я значительно моложе, я бы, конечно, уже ни в жизнь этим не занималась».
При этом Галина считает, что малые предприниматели сегодня в Эстонии могут работать и зарабатывать – все зависит лишь от востребованности конкретной ниши. В пример она ставит работающую последние два года за стенкой ее магазина пирожковую, успешно торгующую даже в кризис. Сами пекари из EdBaker, впрочем, только посмеиваются: «Чужой бизнес всегда кажется успешнее, а карман глубже».

Не замерзнуть и выйти в прибыль

По словам Галины, торгующей книгами, одна из проблем в старой части рынка Паэ – отсутствие отопления. Поэтому зимой в корпусе под управлением BREM приходится трудно и покупателям, и особенно продавцам. О тех же трудностях упоминает и ее соседка, Ирина Машакова – индивидуальная предпринимательница, управляющая соседним с книжной лавкой магазином товаров для рукоделия.
«Зимой мы здесь сидим при температуре 8 градусов. А стоит простудиться – на больничном по нынешним правилам я, предпринимательница, смогу что-то получить от Кассы здоровья только с десятого дня. До того все из своего кармана. Нам говорят “вы должны иметь подушку безопасности”. Но обеспечить ее не так уж просто», – признается Машакова.
По ее словам, арендная плата на Паэ отнюдь не низкая. Ей приходится ежемесячно отдавать за помещение больше 500 евро, не считая коммунальных платежей и расходов на охрану. Еще один риск, о котором упоминает Машакова, – вероятность сноса или коренной реконструкции существующего здания, из-за которой арендаторы чувствуют себя в «подвешенном» состоянии. «Очень давно говорят, что здесь должны все снести и все закрыть. И куда пойдут торгующие здесь люди? А ведь они платят налоги. Мы все-таки вкладываем собственные средства в товары, их не так уж просто (быстро) продать», – делится она опасениями.
По словам Машаковой, сейчас заработать на рыночной торговле можно, только вкладывая средства в рекламу, одних лишь постоянных клиентов недостаточно для сохранения прибыльности. Предпринимательница полагает, что часть расходов на продвижение могли бы взять на себя Таллинн или государство – в рамках мер по поддержке малого бизнеса.
В последние два года ее магазин столкнулся не только с трудностями. Появились и новые клиенты – прибывшие в Эстонию после февраля 2022 года беженки из Украины активно покупают товары для рукоделия. «Украинцы мне, надо сказать, сделали кассу. Несмотря ни на что, жизнь продолжается, здесь они могут найти все необходимое, а цены у меня достаточно дружеские», – полагает Машакова. Еще одним следствием войны в Украине стало снижение в магазине доли российских и белорусских товаров.
«Раньше я сама возила многие товары из России. Теперь тоже вожу, но уже гораздо-гораздо меньше. Определенные категории товаров для рукоделия преимущественно РФ выпускает. Но и там дела идут не лучшим образом. Предприятия сужают ассортимент», – констатирует она. По ее словам, закрываются и увольняют сотрудников некоторые производители швейных товаров и из балтийских стран. «Люди остаются на улице, а альтернативы их товарам нет. Пока они у меня в наличии еще есть, но что будет дальше, я не знаю», – рассказывает Машакова.
По ее словам, сама она в нынешней ситуации старается не класть все яйца в одну корзину и, кроме торговли на рынке Паэ, зарабатывает сетевым маркетингом.

Терапия для напуганных покупателей

Через променад от старейшего действующего корпуса рынка Паэ работает торговый комплекс Lasnamäe Keskus. В нем потребитель уже не найдет ностальгических примет 90-х и 2000-х – вместо лотков современные магазины, в том числе сетевые. Торговая точка под вывеской Kommi Klubi сразу привлекает внимание – не только сладостями в ярких обертках в витрине, но и густым ароматом свежего шоколада. Разборчивые сладкоежки сразу поймут – так пахнет не эстонский Kalev, а кто-то даже опознает запах – конфеты фабрики имени Крупской, знаменитого еще с советской эпохи предприятия в Петербурге.
«Я работаю на Эстонию! – настаивает хозяйка магазина Kommi Klubi Елена. – Я приобретаю товары, в том числе российские, только у европейских дилеров. Это – Германия, Латвия, у эстонских фирм. Все мои налоги остаются только в Эстонии». Сама она переехала в Таллинн из Петербурга два года назад, выйдя здесь замуж. Свой прежний российский бизнес – два магазина сладостей во втором крупнейшем российском городе – она отдала уже взрослой дочери. На новом месте Елена сперва пробовала убирать квартиры, сидеть с детьми, но в итоге решила снова заняться хорошо знакомым бизнесом.
«У меня еще много мечтаний, желаний, у меня есть предпринимательский потенциал, который я могу Эстонии дать. И я решила – пусть лучше я попробую и у меня не получится, – рассказывает хозяйка Kommi Klubi OÜ. – Конечно, мне нелегко. Я русскоязычная предпринимательница с российским паспортом. Потому я как под лупой – санитарный департамент, языковой департамент, справки медицинские по 75 евро, проходили вместе с продавцом, девушкой, свободно говорящей по-эстонски, санитарные курсы, училась правильно мыть руки в 50 лет. На каждую коробку сладостей клею этикетки на эстонском, это несколько центов. А с каждой шоколадки я зарабатываю, наверное, по 50 центов. И потом с них расплачиваюсь за все».
По ее словам, работа в торговом квартале Паэ – это не только бизнес, но и что-то вроде социальной миссии. «Люди приходят сюда за атмосферой, чтобы поговорить, за чем-то домашним, привычным. Здесь никто не лицемерит – рассказывает Елена. – Я выслушаю всех этих бабушек, они часто напуганы – в том числе новостями из Латвии (про привязку видов на жительство для граждан РФ к сдаче языкового экзамена – прим. ДВ). Я их успокаиваю, ну что вы, никто вас никуда не вышлет. Если вдруг – вы все знаете. Как здороваться по-эстонски, когда образовалась республика, можете ответить, какого цвета эстонский флаг, вы же всю жизнь здесь живете. Что-то вроде терапии, да».
Торговля на рынке зачастую идет на грани рентабельности. Но сворачивать бизнес местные предприниматели не спешат. Фото: Андрас Кралла
По словам предпринимательницы, из 10 клиентов ее магазина 9 говорят по-русски, но закупаются сладостями и этнические эстонцы. Приходят в Kommi Klubi и украинцы – для них тут тоже есть привычные товары с родины, покинутой не по своей воле. Тут же в витринах и съедобные сладкие букеты – уже от украинских кондитеров, работающих в Таллинне.
«Оборот есть, но прибыль небольшая. Так и держимся потихоньку. Продаем уют, конфеты из детства», – резюмирует работу в квартале Паэ предпринимательница.

Рынок Паэ действительно хотят снести?

В 2018-2019 годах прилегающий к рынку Паэ променад был реконструирован за счет городского бюджета, затраты составили около 650 000 евро. Благоустройство стало ответом на жалобы жителей Ласнамяэ на то, что окрестности базара, где работает несколько алкогольных магазинов и ломбардов, привлекают пьяниц и дебоширов. Одновременно с променадом был перестроен торговый центр Lasnamäe Keskus на улице Паэ, 76-78 (сейчас принадлежит V.A.O. Grupp OÜ). В нем за счет ликвидации рыночной торговли расширили площади для сетевых магазинов Rimi и Maxima. Публично о реконструкции здания на Паэ, 70-74 не объявлялось. ДВ отправили в BREM запрос об управлении рынком и его дальнейшей судьбе, но на момент публикации ответа не получили.

Статьи по теме

Как производят дроны в России: дочка Путина, детский труд и хлебозавод
Эстония всерьез обсуждает возможность производства ударных дронов по госзаказу. В России их сборка поставлена на поток. Дронами занимаются крупные компании, доля в одной из них принадлежит дочери Путина. Но пока больше мелких, использующих гаражи или даже хлебозавод.
Эстония всерьез обсуждает возможность производства ударных дронов по госзаказу. В России их сборка поставлена на поток. Дронами занимаются крупные компании, доля в одной из них принадлежит дочери Путина. Но пока больше мелких, использующих гаражи или даже хлебозавод.
Аналитики: уже завтра Nvidia может потерять до 200 миллиардов долларов
Завтра производитель чипов Nvidia опубликует результаты первого квартала финансового года, которые, как ожидают аналитики, окажутся более скромными.
Завтра производитель чипов Nvidia опубликует результаты первого квартала финансового года, которые, как ожидают аналитики, окажутся более скромными.
Делов-то: любовь Олега Осиновского и протесты, дроны над Ида-Вирумаа, где Эстонии искать секрет успеха?
В очередном выпуске подкаста «Делов-то» журналисты «Деловых ведомостей» говорят о протестах в Грузии, планируемой в Эстонии конфискации российских активов, а заодно и о том, где на третий год кризиса стране искать новый секрет конкурентоспособности.
В очередном выпуске подкаста «Делов-то» журналисты «Деловых ведомостей» говорят о протестах в Грузии, планируемой в Эстонии конфискации российских активов, а заодно и о том, где на третий год кризиса стране искать новый секрет конкурентоспособности.
Алексей Шишкин: «Европейская Грузия победит. Но у этой победы будет горькое послевкусие»
Проевропейский и продемократический курс в Грузии победит, причем с большой вероятностью не на улицах, а на избирательных участках, полагает живший в Тбилиси журналист ДВ Алексей Шишкин. Но цена этой победы будет выше, чем кажется из Таллинна, а дальнейшие перспективы местной политики – значительно менее предсказуемыми.
Проевропейский и продемократический курс в Грузии победит, причем с большой вероятностью не на улицах, а на избирательных участках, полагает живший в Тбилиси журналист ДВ Алексей Шишкин. Но цена этой победы будет выше, чем кажется из Таллинна, а дальнейшие перспективы местной политики – значительно менее предсказуемыми.
Красильщик и Поливанов о деньгах и российских эмигрантах: «Люди приезжают в новые места и создают хорошие вещи»
Илья Красильщик и Александр Поливанов уверяют, что ничего не понимают в деньгах – и именно благодаря этому стали ведущими одних из самых популярных подкастов о личных финансах на русском языке «Деньги пришли» и «Два по цене одного». О новой волне российской эмиграции, корпоративной Москве, журналистских стартапах в условиях войны и советах от Алексея Навального с ними побеседовали ДВ.
Илья Красильщик и Александр Поливанов уверяют, что ничего не понимают в деньгах – и именно благодаря этому стали ведущими одних из самых популярных подкастов о личных финансах на русском языке «Деньги пришли» и «Два по цене одного». О новой волне российской эмиграции, корпоративной Москве, журналистских стартапах в условиях войны и советах от Алексея Навального с ними побеседовали ДВ.