Решение к размышлению 

Неожиданное решение вынес Государственный суд 14 декабря 2012 года по налоговому спору между фирмой и Налогово-таможенным департаментом о приобретении квартиры членом правления якобы для предпринимательства фирмы.

Налогоплательщик (фирма) утверждал, что целью покупки квартиры было её использование для сдачи в аренду от имени фирмы и последующей продажи (когда цены вырастут). Но денег у фирмы не было, потому купил квартиру член правления. Исходя из цели приобретения, оплату ремонта, установку сигнализации, охраны и т.п. осуществила фирма, зачитывая включённый налог с оборота. Впоследствии фирма выкупила у члена правления квартиру, но, поскольку средств у неё по-прежнему не было, по условиям договора купли-продажи в счёт платежа зачитывались расходы фирмы на оплату коммунальных услуг, а также арендная плата от члена правления (поскольку, продав квартиру, он одновременно её арендовал для личного проживания и арендную плату не вносил, беря её в зачёт задолженности фирмы перед ним).

Налоговый администратор счёл эти объяснения гарниром прикрытой сделки, реальной целью которой было перекладывание на фирму личных расходов члена правления, и дал предписание об уплате налогов от всей суммы этих расходов как от спецльготы. Предписание фирма оспорила, и дело дошло до Госсуда, который совершенно неожиданно определил что «В части назначенного социального налога решение налогового департамента не обоснованно, поскольку указана лишь статья Закона о соцналоге, в которой сказано, что обложенная подоходным налогом сумма спец­льготы подлежит также обложению социальным налогом по ставке 33%, то есть в налоговом решении отсутствуют фактическое основание и мотивировка.

Из налогового решения не следует и в ходе судебных разбирательств не разъяснено, почему не связанные с предпринимательской деятельностью расходы OU считаются спецльго­той, оказанной члену правления, то есть, почему понесённые OU расходы подлежат также обложению социальным налогом. Назначение социального налога было бы правомочным, если бы (как в деле 3-3-1-90-07) было установлено, что выплата или предоставление иного блага является по существу оплатой члену правления за выполнение его должностных обязанностей. В данном же случае физическое лицо было не только членом правления, но и единственным пайщиком OU.

Посему следует выяснить, не являются ли эти расходы и блага дивидендом или иным отчислением от прибыли, облагаемым подоходным налогом по статье 50 Закона о подоходном налоге. В налоговом решении нет обоснования того, как налоговый администратор пришёл к выводу, что все эти выплаты являются вознаграждением члена правления. Следовательно, социальный налог назначен необоснованно».

Это объяснение ошарашило не только налоговиков, но и многих других т.н. «профессиональных налоговых консультантов», которым идея о возможности выбора между специальной льготой и дивидендами в голову не приходила. Не менее радикальной оказалась точка зрения Госсуда в связи с обязанностью по подоходному налогу, где суд усмотрел вероятность двойного налогообложения, когда подоходный налог может оказаться уплаченным по налоговому предписанию, а затем при выплате дивидендов «за счёт сумм, полученных от отчуждения квартирной собственности». В связи с этим Госсуд посчитал, что если установлена мнимость договора аренды квартиры, то нанимателю следует вернуть уплаченные за найм деньги и при этом никакой налоговой обязанности от этих сумм не возникнет.

Решение, о котором идёт речь, ломает все каноны, установившиеся в части отношений найма жилья у фирм лицам, связанным с этими фирмами.

Такой у нас Государственный суд - неожиданный в своих выводах. А потому серьёзные налогоплательщики должны отслеживать его решения по налоговым спорам. В частности, внимательно прочесть всё, что сказано по делу № 3-3-1-33-12.

Самое читаемое