Поделиться:

Куда ведёт налоговая лестница? 

С приближением очередных выборов активизировались разговоры о необходимости ступенчатого налогообложения дохода физических лиц. При этом число сторонников такой схемы растёт. Тем более что в Евросоюзе она превалирует. И поскольку вполне возможен переход от слов к делу, есть смысл оценить: кому при таком раскладе налоговых карт повезёт, а кто проиграет.

В социальной сфере власть, которая дифференцирует налоговую нагрузку, однозначно выиграет в глазах небогатого большинства населения и проиграет в оценке состоятельного меньшинства (как при любом решении, исходящем из представлений о социальной справедливости).

С чисто фискальных позиций, то есть исходя из интересов бюджета, важна высота двух нижних ступенек: размер не облагаемого налогом минимального дохода и ставка первого уровня налогообложения. Если необлагаемый минимум не сильно увеличивать, скажем, довести до 200 евро (с нынешних 144), а минимальную ставку ввести двадцатипроцентную и дальше установить, например, две ставки - двадцатипятипроцентную и тридцатипроцентную, то бюджет на первый взгляд получит серьёзную добавку. Но это если подходить к серьёзным социально-экономическим процессам с аршином из начального курса арифметики. В реальности добавка будет небольшой. Во-первых, намного дороже станет администрирование такого налогообложения, и, во-вторых, резко вырастет теневая зона. А чтобы снизить возможность легального ухода от высоких налоговых нагрузок, в коммерческом секторе придётся найти способ облагать социальным налогом дивиденды, иначе зарплат, попадающих под обе верхние ставки подоходного налога, просто не будет. В действительности высокие налоги появятся только у госслужащих и менеджеров госпредприятий (то есть у людей, так или иначе связанных с властью), что вряд ли сильно повлияет на содержание казны.

Потому умнее не стремиться увеличивать поступления этого налога в бюджет, а перераспределить налоговую ставку таким образом, чтобы не менее чем у трети плательщиков налога она была около 10-13%, ещё у одной трети - примерно 18-20% и у оставшейся трети налогоплательщиков - около 30-35%.

Если одновременно облагать социальным налогом крупные дивиденды (равные суммам зарплат, попадающим под высокие ставки подоходного налога), то появится существенный ресурс повышения внутреннего спроса и, следовательно, пойдёт в рост малый бизнес (с ростом рабочих мест), а теневой сектор выплат в этом бизнесе сократится (так как там маленькие зарплаты, попадающие на низкую налоговую ставку). Такая радикальная реорганизация никем пока не предлагается, но именно её имеет смысл обсуждать на основе расчётов и экспертных оценок. Если бы, скажем, в Нарве (где более половины постоянных жителей города имеет месячный брутто-доход не выше 500 евро и общая сумма легальных выплат за месяц по этой категории составляет около 3,5 млн. евро) поднять на треть необлагаемый минимум и снизить подоходный налог тоже на треть, то в ежемесячный оборот попало бы дополнительно около 250 тыс. евро (или 3 млн. евро в год).

Можно при этом предположить, что рост налога у высокообеспеченных лиц не скажется на их потреблении, а отразится только на темпах накопления (что повлияет негативно разве что на банковский сектор). То есть в макроэко­номической сфере эффект будет со знаком плюс.

Но при этом надо иметь в виду также существенный минус: произойдёт падение поступлений в местные бюджеты в регионах, где не проживают получатели крупных доходов. То есть где-нибудь в Виймси поступления резко вырастут, в Таллинне не так сильно, но тоже вырастут, а в «бедных» регионах они упадут существенно и понадобится создавать более действенную, чем сейчас, межмуниципальную систему перераспределения.

Как видите, «простенько и со вкусом» сшить новый налоговый сюртук не получится.

Налоговая политика вообще материя тонкая, и модели её изменения всегда чрезвычайно многофакторны. Но расчётам они поддаются.

Экономически эффективное новое устройство налогового пресса, в принципе, возможно, но тогда надо сторонникам перемен создавать его чертежи, а не ограничиваться принципиальными соображениями по поводу переустройства важнейшего участка нашей хозяйственной жизни. А пока обсуждается только идея, есть смысл выстроить шкалу налоговых перемен по простоте их реализации. Тогда на первое место попадёт налогообложение финансовых операций (против чего резко выступают только банки, а Министерство финансов вроде бы не против). Затем пойдёт налогообложение процентов по банковским вкладам (и снова против банки). Дальше надо ставить обложение налогом крупной недвижимости и сверхпотребления (противники известны поимённо). И только четвёртый приоритет окажется у идеи дифференциации налоговой нагрузки на доходы физических лиц. Хотя с точки зрения массовой поддержки эта идея явно превалирует.

Если руководствоваться экономической логикой, то до ступенчатой модернизации подоходного налога имеет смысл заняться налогом с оборота и акцизами, что может в смысле роста потребления дать самый быстрый эффект.

Поделиться:
Самое читаемое