• Поделиться:
    Внимание! Эта статья была опубликована более 5 лет назад и относится к цифровому архиву издания. Издание не обновляет архивированное содержание, поэтому, возможно, вам стоит ознакомиться с более свежими источниками.

    "Черный" список должников - всего лишь неприятность

    В последний день июня, собравшись на внеочередное заседание, депутаты Рийгикогу приняли ворох поправок к законам, среди которых было несколько изменений в налоговом праве, завершивших «налоговое наступление», которое велось на протяжении всей весны нынешнего года.

    В числе узаконенных мер оказались многократно обсуждавшиеся налоговые ужесточения расходов, связанных с приобретением и эксплуатацией служебных автомобилей, а также некоторые новые меры по открытию доступа к данным об уплате налогов (поправки внесены в закон о налогообложении), о которых сейчас и поговорим. Поскольку об этом в печати сказано мало, некоторым предпринимателям кажется, что изобретено ещё одно средство давления на них со стороны государства.
    С одной стороны, по мысли авторов всех изменений, они находятся в ряду мер усиления и упрощения контроля за бизнесом, к числу которых, несомненно, относится регистр труда и социальное приложение к декларации по налогу с оборота (в части раскрытия адресности сделок, превышающих 1000 евро).
    Оба эти начинания явно усиливают полицейщину в экономических отношениях бизнеса и власти при сомнительной их эффективности. А расширение информированности о состоянии уплаты налогов - меры из другого ряда. Они нацелены на привлечение гражданского общества к контролю за исполнением бизнесом возложенных на него законами социальных обязанностей.
    И потому эти нормы было бы неверно ставить в ряд мер по усилению репрессивного характера налогового права.
    Расширению коммуникации между государственными налоговыми службами и обществом призваны служить: во-первых, ежемесячная публикация списка налоговых должников (что впервые уже было сделано в июне) и, во-вторых, ежеквартальная публикация данных о фактических налоговых выплатах каждым юридическим лицом страны, как общей суммы, так и отдельно о налоговых выплатах за труд (то есть размера подоходного и социального налога с выплат физическим лицам). В первую очередь, авторы нововведений рассчитывают на интерес бизнес-сообщества и выработку этим сообществом собственных мер давления на тех, кто разными путями уклоняется от уплаты налогов, уводя тем самым свой бизнес в т. н. «серую зону».  Чего ради бизнес-сообщество возьмёт на себя функции «народной налоговой дружины» понятно: чтобы бороться с нечестной конкуренцией. В экономическом смысле, безусловно, при нашей огромной (доходящей до 70% от нетто-зарплаты) нагрузке на труд, фирма, которая частично или полностью эту нагрузку умеет убрать (законно или незаконно), имеет возможность выиграть в ценовой конкуренции против фирмы, честно уплачивающей налоги. Но насколько окажутся результативными предпринятые меры? Публикация списка налоговых должников, как уже видно по первому опыту, большого интереса у бизнеса не вызвала.
    Практическое использование таких сведений возможно, разве что, для оценки платёжеспособности партнёра (хотя все понимают, что прямая связь здесь не всегда существует). Реальное значение публикации имён должников единственное - никому не приятно появляться в любом «чёрном списке».
    Сложнее будет отношение к данным об уплате налогов. Эти сведения, может быть, и могли иметь значение, если бы открывали всю схему оплаты за труд в конкретной фирме. Тогда могла появиться база для сопоставления собственных и чужих расходов. Но в суммарном выражении данные об уплате налогов конкурентом мало о чём свидетельствуют. Например, мы узнаем, что аналогичная нашей строительной (или торговой) фирме структура платит налоги в три раза меньше нас, при том, что мы понимаем, у них людей работает примерно столько же. Но дело, оказывается, в том, что конкурент пользуется трудом фрилансеров (каждый из которых — ПФЛ либо микрофирма) и, естественно, налоговая нагрузка на труд переходит в таком случае в раздел оплаты субподрядчикам. Аналогичных вариантов десятки,  и вряд ли кто серьёзно за­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­й­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­мётся исследованием чужой себестоимости, не имея доступа к полным данным.
    Потому результативным, в этом смысле, было бы раскрытие доступа ко всем данным об экономике бизнеса (в Европе есть практика, когда открытыми являются даже личные налоговые декларации, например, в Швейцарии).
    Есть и второй аспект проблемы. Бизнес-сообщество относится крайне негативно к существующей налоговой нагрузке на труд и наличие информации, что кто-то нашёл способ её снизить, вряд ли вызовет реакцию, на которую рассчитывали инициаторы новых норм.
    Тем не менее, шаг по расширению информации об экономике бизнеса сделан в правильном направлении. Появится дополнительная точная аргументация в дискуссиях о налоговой политике. И, как знать, может быть, опираясь на эти данные, гражданское общество не столько включится в ловлю «налоговых зайцев», сколько активнее будет участвовать в выработке новой налоговой стратегии, в чём у нас есть большая необходимость.
    Autor: Владимир Вайнгорт
    Поделиться:
  • Самое читаемое
Статьи по теме

Стоимость нефти марки Brent достигла трехлетнего максимума
Цены на нефть растут четвертый день подряд – стоимость нефти марки Brent достигла почти трехлетнего максимума, пишет
Цены на нефть растут четвертый день подряд – стоимость нефти марки Brent достигла почти трехлетнего максимума, пишет
Передовая ДВ: неожиданно как снег зимой
Актуальность темы роста цен на электричество не спадает. За последние 2 недели мы побили все рекорды, и политики, наконец, забегали: начали писать письма, вносить рацпредложения. Вот только нынешнее повышение цен было столь же неожиданным как снег зимой.
Актуальность темы роста цен на электричество не спадает. За последние 2 недели мы побили все рекорды, и политики, наконец, забегали: начали писать письма, вносить рацпредложения. Вот только нынешнее повышение цен было столь же неожиданным как снег зимой.