10 апреля 2015
Поделиться:

"Неудобный" закон для российских инвесторов

Владимир Вайнгорт  

В Законе о подоходном налоге есть несколько норм, обуславливающих появление налогового риска не столько содержанием хозяйственной операции, сколько разными обстоятельствами хозяйственной сделки. При одном наборе факторов налог обязателен, при другом его нет. И, как правило, факторы эти для экономического содержания сделки не являются существенными и потому налогообязанная сторона операции появление налога вполне может прохлопать, пишет доктор экономических наук, научный руководитель консультационной фирмы «Кардис» Владимир Вайнгорт.

Примером такого случая является норма пятого пункта четвёртой части двадцать девятой статьи Закона о подоходном налоге, которая как раз характерна «лица необщим выражением».

Вся 29-я статья говорит о налогообложении доходов нерезидентов от деятельности и операций, проводимых в Эстонии. Но в том пункте, о котором идёт речь, сказано как раз о сделках, заключаемых где угодно между двумя лицами, одно из которых нерезидент, у которого имеется участие в эстонском (то есть зарегистрированном в Эстонии) коммерческом товариществе.

В целом четвёртая часть этой статьи говорит о подоходном налоге с выгоды, полученной нерезидентом от отчуждения имущества. А пятый пункт касается выгоды от продажи нерезидентом паёв, акций или иного «участия в коммерческом товариществе, договорном инвестиционном фонде или другой совокупности имущества». Налог от такой сделки возникает только при условиях, что «более 50% имущества эстонского коммерческого товарищества прямо или косвенно во время отчуждения участия или в какой-либо другой период в течение двух лет, предшествовавших моменту продажи участия, составляло находящееся в Эстонии недвижимое имущество или строение как движимое имущество, в котором у нерезидента было в момент совершения этой сделки участие не менее 10%». Эта «сложносочинённая» норма вступила в действие 1 января 2014 года.

Она была направлена против операций с недвижимостью в Эстонии российских предпринимателей (читатели, наверное, помнят шумную кампанию по этому поводу, завершившуюся целым комплексом ограничительных мер, среди которых оказалась и норма, о которой идёт наш разговор).

Принятое в пылу споров приведённое выше положение закона применять не просто (особенно в части вычисления сроков владения недвижимостью). Но кроме удара по российскому бизнесу норма нанесла серьёзный ущерб тем иностранным инвесторам, чей бизнес заключается в создании и развитии предприятий в странах, где для соответствующей деятельности есть подходящие условия, но целью их деятельности является продажа владения бизнесом, по цене намного превышающей вложения по его созданию и выводу на устойчивую прибыльность.

Для нашей небогатой экономики (единственным привлекательным обстоятельством которой является нулевая ставка подоходного налога на доход юридических лиц) привлечение любых внешних инвесторов является благом, и политическая мотивированность налогового риска здесь особенно вредна (впрочем, вмешательство политики в экономику всегда приносит экономике одни несчастья).

Кстати сказать, многие страны с охотой привечают беглый российский бизнес, если он, конечно, не криминальный.

Рассматриваемая нами налоговая норма сильно отдаёт известной детской шуткой об отмороженных ушах назло маме. Только в нашем случае мы отмораживаем себе уши назло надменному соседу.

Хотя, по экономической сути, действуем мы как раз очень даже во благо государственной власти этого же самого соседа, от которой многие предприниматели с небольшим капиталом как раз и пытаются сбежать.

Владимир Вайнгорт

Поделиться:
Самое читаемое