Паэт выпал из обоймы

Эльконд Либман  

Кандидат на пост министра иностранных дел должен отвечать ряду серьёзных и объективных критериев, но не факт, что именно они, а не личные и партийные соображения, окажутся решающими.

Премьер-министр Таави Рыйвас обещал назвать преемника ушедшей в отставку Кейт Пентус-Розиманнус в пятницу на заседании правления Партии реформ. Спектр имён, мелькавших в последние дни в СМИ в качестве возможных кандидатов на должность главы МИД, достаточно широк и разнообразен. Согласно коалиционному соглашению, портфель министра иностранных дел принадлежит реформистам, хотя никакой закон не возбраняет перераспределения портфелей внутри правящей коалиции. Например, после весенних выборов на эту должность претендовал тогдашний лидер социал-демократов Свен Миксер, которому пришлось всё же удовлетвориться сохранением кресла министра обороны. Вполне возможно (и такие предложения сейчас прозвучали) назначение непартийного министра – в этом контексте назывался в частности, нынешний посол в России Юри Луйк, возглавлявший МИД в 1994-1995 годах в правительстве Андреса Таранда. Звучало также имя беспартийной Марины Кальюранд, которая тоже была послом в Москве, в т.ч. и в очень тяжёлом в этом смысле 2007 году. Но карьерный дипломат во главе МИД – явление, по крайней мере, в Эстонии, чрезвычайно редкое. Однако Партия реформ, судя по всему, не намерена отдавать этот важный портфель, и новый министр будет из её рядов. 

В таком случае, казалось бы, далеко и долго искать не надо, поскольку есть Урмас Паэт, стоявший у руля внешней политики Эстонии более десяти лет. Столь длительный срок на фоне привычной нам министерской чехарды свидетельствует, во-первых, о том, что он вполне хорошо справлялся со своими обязанностями, во-вторых, о большом накопленном опыте, ну и, в третьих, что он устраивал силы, представляющие широкий политический спектр. В пользу последнего утверждения говорит и тот факт, что его возвращение считают естественным очень разные политики. А то, что на парламентских выборах Паэт набрал почти 8000 голосов и уступил среди реформистов только Таави Рыйвасу, подтверждает его популярность.

Но, нет. Похоже, Урмас Паэт выпал из обоймы. И произошло это не сейчас, когда необходимость подыскать нового министра иностранных дел оказалась для главы правительства вынужденной, а намного раньше, когда после мартовских выборов ему не только не был предложен портфель главы МИД, хотя он и выражал готовность принять его, ему не было предложено вообще ничего. Тут нельзя не обратить внимание на весьма прозрачный намёк, сделанный на прошлой неделе президентом Тоомасом Хендриком Ильвесом и не оставляющий сомнений в том, что и он не хочет видеть Паэта на Исландской площади. Новый министр, по словам главы государства, «должен продолжить то оживление, которое…в последнее время происходило в Министерстве иностранных дел. Если министр иностранных дел останется в одиночестве и не будет в полную силу опираться на внешнеполитическую службу и других, кто формирует внешнюю политику, то он будет как турист, который много путешествует, но не более».

Трудно понять, чем и как это Кейт Пентус-Розиманнус успела оживить МИД, поскольку ничего, кроме нескольких банальностей, из её уст так и не прозвучало. Но всё это, при авторитете и несомненных заслугах Паэта, свидетельствует о том, что премьер, видимо, поддерживаемый президентом, просто расставляет на окормляемых Партией реформ ключевых постах своих, близких по духу, людей. Удручившее многих назначение Пентус-Розиманнус было из той же, чуть не написал «мыльной», оперы. Паэт в эту когорту не входит, он из команды и из поколения Андруса Ансипа. У Рыйваса своя команда и своё поколение.

Самое читаемое