• Поделиться:
    Внимание! Эта статья была опубликована более 5 лет назад и относится к цифровому архиву издания. Издание не обновляет архивированное содержание, поэтому, возможно, вам стоит ознакомиться с более свежими источниками.

    Дело рук самих утопающих

    Скорее всего, у кабинета министров после выездного заседания в Ида-Вирумаа сложилось впечатление, что решения, предложенные правительством, жителями региона поддерживаются и полностью отвечают на все вопросы. У жителей же города осталось впечатление недосказанности и недопонимания, а что же в действительности нам стоит ждать после тех сокращений, которые затронули регион и оставили без кормильцев целые семьи? Что будет дальше?

    Правительство предложило следующие меры. Поскольку сокращения и, как следствие, поднятие уровня безработицы коснулось в основном людей, в той или иной мере связанных с энергетикой, то одна из мер была направлена на оптимизацию производства именно в этой области. В частности, речь идёт на снижение налога на загрязнение окружающей среды. И здесь интересны следующие аспекты. Во-первых - часть налога на загрязнение окружающей среды шла в бюджеты местного самоуправления, на территории которого располагались станции. Снижение налога приведёт и к уменьшению поступлений в бюджет местного самоуправления. Министр Евгений Осиновс­кий в ответ на этот вопрос сказал, что правительство приложит все усилия, чтобы поступления в местный бюджет не уменьшились. Вопрос, каким образом и за счёт каких других источников это будет сделано, остался не раскрытым.
    Второе опасение, связанное с решением о понижении ставки налога на загрязнение окружающей среды, на мой взгляд, состоит в том, что правительство таким образом даёт «зелёный свет» для развития вредных производств в нашем регионе. Ведь после введения этой меры в Ида-Вирумаа станет выгодно развивать вредное химическое производство и, например, складировать вредные отходы производства.
    Не случайно 150 лет назад барон Кнопп построил градообразующее текстильное производство «Кренгольмская мануфактура» именно в Нарве, в отдалении от сырьевых баз. Энергоёмкое производство было рентабельно из-за дешёвой электроэнергии Нарвс­ких водопадов. Говорить о том, что сегодня наш регион имеет какие-то преимущества в цене на электро­энергию, нет никаких оснований. Производя эту элект­роэнергию практичес­ки для всей Эстонии, мы живём на более экологичес­ки загрязнённой территории, имеем определённые проблемы со здоровьем, а платим ведь за эту электроэнер­гию, как и все.
    Мебельное производство, которым также могла гордиться Нарва в советские времена, пришло в упадок в том числе и из-за закрытия российских рынков сбыта. А об изменениях в отношениях с Россией речи на пресс-конференции, разумеется, не было.Ну и о каком развитии предпринимательской среды мы говорим? Кто тот таинственный работодатель, который придёт со своей талантливой бизнес-идеей и «спасёт» регион? Что же ожидает регион, в котором «зелёный свет» будет даваться предприятиям, для которых снижение ставки налога на загрязнение окружающей среды является решающим фактором для открытия бизнеса?О том, в каком именно направлении двигаться, речи не шло. Осталось стойкое убеждение, что проблемы в сланцевой энергетике возникли совершенно внезапно, и просчитать их было практически невозможно. Действительно, предугадать такие события, как падение цен на нефть, сложно. Но для специалистов - уверена, что другие в правительстве и не сидят - должно быть очевидным, что при той интенсивности, с какой в Эстонии добывали сланец, уже через 25 лет (даже если бы цены на нефть не падали) наши запасы подошли бы к концу.Какие превентивные меры правительство готовилось принять при этом вполне плановом течении экономики? Покупать сланец в России? Но вот политические вопросы остаются не решёнными.
    Оптимистично, конечно, прозвучало решение финансовой поддержки работодателя, предоставляющего безработному новое рабочее место. Ну а если исходить из реальности, то какие новые производства в новых промпарках могут быть сейчас открыты?
    Есть ещё одна «Нокиа» - использование альтернативных видов топлива. То есть... дров. Есть даже исследования, что вырубка леса в объёме 10% пойдёт только на пользу нашим лесам.Что в итоге? Вырубка леса и льготы для вредного производства? Ну и ещё абсолютно провоцирующая на злоупотребления система дотаций на рабочую силу и, как следствие, усиление криминальной обстановки.
    Autor: Елена Вальме
    Поделиться:
  • Самое читаемое
Статьи по теме

Отчет Snap потянул за собой акции других технологических гигантов
Компания Snap заявила в четверг, что ожидает замедления роста в текущем квартале из-за недавних изменений в правилах конфиденциальности Apple в App Store. В результате акции Snap упали более чем на 20% после закрытия рынка.
Компания Snap заявила в четверг, что ожидает замедления роста в текущем квартале из-за недавних изменений в правилах конфиденциальности Apple в App Store. В результате акции Snap упали более чем на 20% после закрытия рынка.
Эксперт: коммерческая недвижимость подорожает на 20-30%
Вслед за жилой недвижимостью подорожает и коммерческая, причём это касается как новых проектов, так и арендных площадей, считает Аллан Кооль, член совета консалтинговой и девелоперской компании Restate.
Вслед за жилой недвижимостью подорожает и коммерческая, причём это касается как новых проектов, так и арендных площадей, считает Аллан Кооль, член совета консалтинговой и девелоперской компании Restate.
Хитрые манипуляции Eesti Energia: два ветропарка в одном месте – но зачем?
Eesti Energia нашла хитрый способ, чтобы получать и дальше для ветропарка Тоотси, ставшего предметом судебных разногласий, субсидии на возобновляемую энергию: на части его территории возник новый ветропарк под названием Сопи. Параллельно Eesti Energia не теряет надежды добиться через суд выделения для Тоотси еще больших дотаций.
Eesti Energia нашла хитрый способ, чтобы получать и дальше для ветропарка Тоотси, ставшего предметом судебных разногласий, субсидии на возобновляемую энергию: на части его территории возник новый ветропарк под названием Сопи. Параллельно Eesti Energia не теряет надежды добиться через суд выделения для Тоотси еще больших дотаций.