• Поделиться:

    «Брекзит» изменит интернет-торговлю

    Сейчас достаточно очевидно, что к концу марта 2019 года договора о «брекзите» не будет. Если договор о выходе Великобритании из ЕС не будет достигнут, деятельность связанных с британским рынком предприятий э-торговли с 30 марта будущего года существенно усложнится.

    Ристо Рюйтель, партнёр Eversheds Sutherland Ots & CoФото: Хеики Лаан
    С 2000 года э-торговлю в ЕС регулирует директива об электронной торговле. Упрощённо это означает, что продавец, предлагающий трансграничную услугу электронной торговли, не должен, как правило, следовать законодательству страны, в которую эта услуга продаётся, достаточно следовать законодательству страны учреждения и нахождения продавца. В качестве исключений в правовых актах ЕС указаны общественный порядок и защита прав потребителя.
    Унифицированы также основные требования к информации, публикуемой для потребителей. Директива также освобождает от ответственности, связанной с э-торговлей, посредников в части управляемого ими содержания, если они предлагают нейтральную, техническую и пассивную роль.
    Если договор о выходе не будет заключён, это окажет влияние на предприятия, учреждённые как в ЕС, так и в Великобритании, которые сталкиваются с другой стороной в своей связанной с электронной торговлей деятельности. В более трудном положении окажутся, разумеется, британские предприятия, которые должны быть готовы выполнять требования 27 юрисдикций. Кроме того, с большой долей вероятности произойдут изменения в валютных курсах, которые могут потребовать реорганизации как в договорах с партнёрами, так и в ценообразовании.
    Это будет также означать большие изменения для потребителей. Например, покупатели, делавшие заказы в популярном веб-универмаге Amazon, знают, что нередко действующий под американским доменом продавец может и не доставить товар в Эстонию, в то время как с портала Германии и особенно UK товар отлично приходит. После «брекзита» британские веб-магазины могут отказаться продавать в страны ЕС.
    В то же время продавцы могут увидеть в ситуации возможность по-другому ­выйти на рынок ЕС. Например, ходят слухи, что Amazon вскоре приступит к совместной деятельности со складом в Стокгольме, что означает универмаг со шведс­ким доменным именем и значительное ускорение доставки в Северных странах.
    Предприятия, учреждённые в Великобритании, уже продолжительное время готовятся к «брекзиту», рассматривая, например, вариант перевода коммерческой ­деятельности в какую-нибудь другую страну ЕС или, по меньшей мере, создания какого-нибудь местного подразделения в Континентальной Европе.
    Предприятия, продающие на рынок Великобритании, тоже должны начать готовиться.
    Ристо Рюйтель, партнёр Eversheds Sutherland Ots & Co
    Поделиться:
  • Самое читаемое
ЦБ РФ ожидает возврата экономики России к росту в 2025 году
В случае ухудшения геополитической обстановки Россия вернется к росту в пределах 1 процента не ранее 2025 года, полагает Центробанк. Банк России в то же время не исключает и оптимистического варианта.
В случае ухудшения геополитической обстановки Россия вернется к росту в пределах 1 процента не ранее 2025 года, полагает Центробанк. Банк России в то же время не исключает и оптимистического варианта.
«Эстонским выпускникам легко себя "продать"», – за что подростки хвалят и почему ругают школы Таллинна
Эстонскую систему среднего образования принято считать одной из самых прогрессивных в Европе. Но что думают о ней сами школьники и гимназисты? Корреспонденты ДВ собрали мнения подростков о системе образования и их идеи по ее улучшению.
Эстонскую систему среднего образования принято считать одной из самых прогрессивных в Европе. Но что думают о ней сами школьники и гимназисты? Корреспонденты ДВ собрали мнения подростков о системе образования и их идеи по ее улучшению.
Ану Арновер: готов ли наш рынок недвижимости к «зеленой волне»?
Еще несколько лет назад термины «строительство» и «охрана окружающей среды» не считались связанными между собой, но ситуация меняется. Для разрешений на строительство, выданных после 2020 года, уже действует требование энергетического класса, а правовые акты Таксономии Европейского Союза, или устойчивых инвестиций, первый пакет которых вступил в силу в этом году, внесли многочисленные изменения в нашу экономику. Таксономия устанавливает четкие критерии оценки для определения того, какая отрасль экономики вносит важный вклад в достижение целей зеленого соглашения. Чего ожидать и к чему готовиться сектору недвижимости уже сегодня? На этот вопрос отвечает Ану Арновер, начальник отдела недвижимости сферы корпоративного банкинга SEB.
Еще несколько лет назад термины «строительство» и «охрана окружающей среды» не считались связанными между собой, но ситуация меняется. Для разрешений на строительство, выданных после 2020 года, уже действует требование энергетического класса, а правовые акты Таксономии Европейского Союза, или устойчивых инвестиций, первый пакет которых вступил в силу в этом году, внесли многочисленные изменения в нашу экономику. Таксономия устанавливает четкие критерии оценки для определения того, какая отрасль экономики вносит важный вклад в достижение целей зеленого соглашения. Чего ожидать и к чему готовиться сектору недвижимости уже сегодня? На этот вопрос отвечает Ану Арновер, начальник отдела недвижимости сферы корпоративного банкинга SEB.
Как российский бизнес укрылся в Эстонии от потрясений сто лет назад?
На набережной Пирита не так много зданий старой постройки, но у тех, что сохранились, своя выдающаяся деловая история. Здание Laferme, например, некогда служило офисом табачной мануфактуры, торговая марка которой в свое время гремела по всему миру. Появился этот бренд в Эстонии «благодаря» революции 1917 года, когда российскому бизнесу пришлось спасаться от большевиков в соседних странах.
На набережной Пирита не так много зданий старой постройки, но у тех, что сохранились, своя выдающаяся деловая история. Здание Laferme, например, некогда служило офисом табачной мануфактуры, торговая марка которой в свое время гремела по всему миру. Появился этот бренд в Эстонии «благодаря» революции 1917 года, когда российскому бизнесу пришлось спасаться от большевиков в соседних странах.