31 марта 2019
Mнения
Только для подписчиков

Сотрудничество бизнеса и науки глазами инженера

Сегодня много спорят о том, на чём должна базироваться наука – на любопытстве или предпринимательстве? Но такое противопоставление неверно по своей сути, считает продекан по науке инженерного факультета ТТУ Арго Розин.

Беспилотный элект­рокар - совместная разработка ТТУ и Silberauto.   

Во-первых, забывают о том, что тесно связанная с предпринимательством прикладная наука тоже берёт начало в любопытстве, в противном случае учёных-прикладников не было бы вовсе. Во-вторых, существуют такие научные сферы, которые и не могут быть связаны с предпринимательством, но важны для государства иными качествами – стратегическими или культурными.

На готовность учёных сотрудничать с бизнесом влияют сегодня система оценки результативности такого сотрудничества и бытующий в обществе образ грабительс­кого капитализма. Среди предпринимателей распространены представления об учёных как о далёких от жизни чудаках. И то, и другое – мифы, не имеющие сегодня под собой реальной почвы.

Наилучшие решения рождались именно в сотрудничестве учёных и предпринимателей. Многие гранты, рамочные программы ЕС и исследования Европейской организации ядерных исследований (CERN), предусматривавшие сотрудничест­во бизнеса и науки, помогли создать новые, необходимые обществу, технологии, в т .ч. и в Эстонии: например, новые энергетические и медицинские технологии, решения в ИТ-сфере и т.д. Следует только радоваться стремлению предприятий к лучшей связи исследований с важными для них темами. Это признак роста интереса к разработке новых продуктов, к научно-исследовательской и опытно-конструкторской работы (НИОКР), которые ведут к увеличению добавленной стоимости.

Ключ к сотрудничеству в умелой коммуникации и партнёрских отношениях, учитывающих интересы другой стороны. Добиться таких взаимоотношений университета и предпринимателя труднее всего, поскольку они по-разному воспринимают проблемы. Стороны должны искать и находить компромиссы между научной основательностью и быстрой прибыльностью.

По данным исследования Эстонского научного агентства «Наука Эстонии 2019», доля местного предпринимательского сектора в финансировании НИОКР сектора высшего образования выше среднего показателя по 28 странам ОЭСР и 15 странам ЕС. Большей проблемой остаётся доля государственного финансирования НИОКР предпринимательского сектора, где Эстония отстаёт от упомянутого среднего показателя. Причины следует искать в слабой мотивации сотрудничества учёных и предпринимателей через различные критерии оценки и меры по финансированию. Надо сказать, что статистические анализы в Эстонии не совсем достоверны, потому что нынешняя налоговая система не мотивирует частный сектор декларировать исследования в области НИОКР.

Слабая мотивация отчас­ти вызвана отсутствием подходящих механизмов поддержки, излишней бюрократией или неверной постановкой цели. Предприниматели усматривают в научно-исследовательской деятельности, рассчитанной дольше чем на год, чересчур большие риски. Государственные меры должны эти риски снизить. Слабая мотивация учёных в основном связана с сегодняшними критериями оценки результативности, в которых превалируют количество публикаций и частота цитирования.

Наука не пропадёт

Не совсем понятна точка зрения, согласно которой фундаментальная наука исчезнет без государственного финансирования. Если оставить в стороне стратегически и культурно важные для Эстонии исследования, то по поводу так сказать исчезающей фундаментальной науки можно предположить, что проблема в качестве или в «продаже» знаний в международных научных сетях. Под стратегическими исследованиями я понимаю фундаментальные исследования в ключевых сферах, которые позволили бы быстро адаптироваться к новым технологиям и запустить важные для экономики научно-прикладные исследовательские группы.

Многие действующие в одной сфере группы, занимающиеся фундаментальными исследованиями, могут быть на вершине топ-листов цитируемости, но это стратегически не важные для Эстонии области. Для нагляднос­ти можно привести пример детских хобби. Каковы, скажем, предпосылки и перс­пективы у обучения игре на рояле или гитаре? В силах ли семья поддержать обучение игре на обоих инструментах? Жизнь – это искусство компромиссов.

Согласно данным «Наука Эстонии 2019» и ТТУ, две трети денег на прикладные исследования частного сектора Эстонии приходят в ТТУ. Это свидетельствует о том, что университет выполняет сегодня задачу центра прикладных исследований.

Таким образом, проблема сегодня не в том, что никто не предлагает прикладных исследований и развития продукта, а в слабой связи государственного финансирования с потребностями экономики, недостаточности мер, привлекающих средства частного сектора, и нехватке информации и обучения. У государства нет ясного видения образовательной политики, связанной с экономикой и её развитием.

Никакая запланированная структура не решит имеющихся проблем по существу. Это может породить ненужную конкуренцию с работающими на рынке предприятиями, сосредоточенными на инновациях. Непродуманное планирование и финансирование центра может также привес­ти к оттоку умов из университетов и резкому падению уровня обучения. Подобные организации могут функционировать в странах с несколькими техническими университетами, где они нашли свои ниши на рынке часто в итоге 30-40-летней работы. В Эстонии эту роль сегодня взяли на себя университеты, действующие в сфере инженерии, их инновационные центры и инкубаторы.

Возможные меры по улучшению сотрудничества науки и бизнеса

Современная научная инфраструктура. Для качест­венной учебной и научной работы следует каждые 5-10 лет обновлять научную инфраструктуру, что должно обеспечить предлагать общественному или частному сектору необходимые услуги по дополнительному обучению, аккредитованным измерениям и пр.

Проектное, не зарегулированное обучение. В магистерском обучении надо содействовать проектному обучению, связанному с НИОКР. Следует прекратить формальную зарегулированность учебной работы разными требованиями, измерителями, показателями и критериями. Ещё два десятка лет назад базовое образование было в разы сильнее, потому что преподаватель мог сосредоточиться на подготовке к качественному обучению.

Более быстрая система поставок. Из-за неуклюжести нынешней системы поставок невозможно оперативно обслуживать предприятия. Иными словами, учёный не может после встречи с предпринимателем пойти в магазин и купить необходимые для изготовления пилотного изделия компоненты. Чиновникам и юристам пора понять, что время, уходящее на процедуру поставки, дороже, чем полученная скидка.

Влияние на результативность учёного. Результативность учёных надо оценивать на основании разнообразных показателей, в т.ч. сотрудничества с бизнесом, общественным или государственным секторами.

Мотивация предпринимателя. Предпринимателей нужно в большей мере информировать о предпринимаемых мерах, в т.ч. проводить воркшопы по составлению ходатайств. Сотрудничество предпринимателей с учёными можно было бы мотивировать с помощью налоговых льгот, нацеливая их на отражение в государственной статистике научно-исследовательской деятельности предприятий.

Свободная от бюрократии мобильность в совместной деятельности. Меры, направленные на взаимное общение предпринимателей и учёных, могли бы поддерживать совместное учас­тие в проведении на предприятиях предварительных исследований. Совместные с предприятиями посещения лабораторий зарубежных университетов и ярмарок могут также представлять интерес.

Арго Розин, продекан по науке инженерного факультета ТТУ

Самое читаемое