18 сентября 2007

Admiral Markets: О Центробанках и учетных ставках

Сегодня Федеральный комитет по открытым рынкам ФРС объявляет решение по ставкам.

Кажется, что все только об этом и думают (ну может быть, иногда еще о проблемах Northen Rock). Понизит ли ФРС ставку, если да, то насколько? Что скажет в своем сопроводительном заявлении? Пора ли справлять поминки по доллару и экономике США? Мы не будем пытаться искать ответы на эти вопросы, поскольку сказано на эту тему уже немало и добавить по существу уже нечего. Вместо этого, в этот знаменательный день, хочется обратить внимание на тот факт, что помимо ФРС и США есть еще и другие Центробанки и другие страны, которые, несмотря на кризис субстандартной ипотеки, кризис ликвидности и кризис доверия, продолжают расти, развиваться и, в целом жить своей жизнью, подтверждая смелую гипотезу о том, что не на ФРС сошелся клином белый свет.

Китай

Народный Банк Китая многие месяцы пытается победить в неравной схватке с инфляцией и, кажется, пока проигрывает. Экономика страны по-прежнему сильно перегрета. На заседании 14 сентября Центробанк повысил годовую ставку до 7,29% - это максимум за последние девять лет. Кроме того, чтобы снизить активность на рынке кредитования и, хотя бы частично, осушить избыточную ликвидность, он объявил о повышении обязательных банковских резервов. Китай наводнен деньгами, что увеличивает вероятность возникновения спекулятивных пузырей и роста потребительских цен. При этом правительство пытается охладить перегретую экономику и не спровоцировать резкого спада, который может привести к росту безработицы. В отличие от США, на горизонте Китая маячит еще как минимум одно повышение ставки. Инфляция вырвалась из-под контроля и достигла уровня 6,5% г/г, при этом профицит торгового баланса в августе вырос до 33%. Цены на продукты питания растут. Фондовый рынок в этом году уже удвоил свои показатели. Таким образом, по мнению аналитиков, чтобы сдержать экономический рост и обуздать инфляцию, потребуется дальнейшее ужесточение монетарной политики.

Австралия

Может где-нибудь в мире и есть необходимость в понижении ставки, но только не в Австралии. Центральный банк этой страны, скорее всего, продолжит двигаться в рамках ужесточающего цикла. Австралийская экономика по-прежнему растет быстрыми темпами, чему в немалой степени способствуют непомерные аппетиты Китая и Индии на железо, цинк, медь и прочее сырье. Данные по рынку труда за август вселяют только оптимизм. Единственной проблемой дальнейшего повышения ставки является выбор правильного момента: Премьер министр Джон Ховардс стоит на пороге выборов, а увеличение стоимости денег не входит в число популярных мер.

Япония

Беспорядки на рынке несколько усложнили ситуацию для Банка Японии. У руководства Центробанка есть ряд причин желать скорейшего повышения ставки овернайт, которая сейчас составляет 0,5%. Во-первых, низкие ставки стимулируют спекулятивную активность с иеной, что никак не радует руководство Банка; во-вторых, он хочет "нормализовать" ставки, то есть, сократить разрыв между ставками в Японии и других развитых странах; он хочет дать рынкам понять, что не потерпит чрезмерного роста инфляции. Однако Банк Японии связан по рукам и ногам, поскольку сейчас повышение ставки может спровоцировать неожиданный сдвиг в мировых денежных потоках, напугать инвесторов и осложнить жизнь другим Центробанкам. Есть также и другие факторы, заставляющие задуматься об уместности немедленного ужесточения монетарной политики. Это сокращение объемов ВВП во 2 квартале и политическая нестабильность, вызванная неожиданной отставкой Премьер министра Синзо Абэ.

Корея

За последние три года корейский вон вырос против доллара на 20%, но, несмотря на это, Корея умудряется демонстрировать рост экспорта, исчисляющийся двузначными цифрами, благодаря высокому спросу на сталь, нефтехимию и машинное оборудование со стороны развивающихся экономик. Активный рост экспорта позволил Банку Кореи сделать контроль над внутренними ценами своим приоритетом. Именно поэтому в начале сентября он повысил ставку до 5% (по 0,25% в июле и августе). А ведь еще два года назад она не превышала 3,25%.

Индия

Управляющий резервным банком Индии оказался между молотом и наковальней. Темпы экономического роста на уровне 9,3% - это причина для гордости и лишняя головная боль. В частности, обеспокоенность вызывает беспрецедентный объем иностранных инвестиций, стекающихся в страну (объемы валютных резервов достигли $228 млрд.), а также перегретая внутренняя экономика, питающаяся от потребительского спроса. Управляющий не может понизить ставку, чтобы ограничить приток иностранного капитала, иначе и без того закипающая экономика просто взорвется. Но и повысить ставку он не может, поскольку это привлечет новых инвесторов и может спровоцировать возникновение спекулятивного пузыря на фондовом рынке. По мере того, как Индия интегрируется с мировой экономикой и ее зависимость от мирового венчурного капитала возрастает, Банк может пожертвовать ростом в пользу стабильности.

Великобритания

Заслуги управляющего Банком Англии Мервина Кинга, как выдающегося специалиста в области макроэкономики, ни у кого не вызывают никаких сомнений. Однако считает ли он необходимым поддерживать Сити в состоянии стабильности - вот в чем вопрос. События кредитного кризиса наводят на мысль, что ответ на него будет скорее отрицательным. Банк Англии отказался от ожидаемого повышения ставки в этом месяце, но при этом и не спешил с принятием мер, направленных на поддержание ликвидности. Выступая 12 сентября, Кинг предупредил, что вливание денег в банковскую систему может спровоцировать излишнюю рискованность инвестиций и кредитования, что станет хорошей почвой для нового кризиса. Однако экономисты считают, что банк не сумел должным образом осуществить резервное кредитование Barclays. В ЦБ замалчивают реальные причины кредита, которые, по версии Barclays, связаны с техническими проблемами. На самом деле, есть подозрения, что у банка возникли проблемы с ликвидностью - дурное предзнаменование в сложившейся ситуации.

Швеция

Шведская экономика процветает благодаря экспорту высокотехнологичных продуктов и хорошему внутреннему спросу. На заседании 6 сентября Центробанк повысил ставку до 3,75% и продемонстрировал намерение и далее придерживаться курса ужесточения.

Мексика

Мексиканский центральный банк проделал хорошую работу, не допуская кризиса в экономике в течение многих лет. Учитывая то, что экономика Мексики часто следует трендам в США, ставки, как правило, снижаются и повышаются в унисон с американскими. Однако в последнее время ЦБ не спешит с понижениями: он опасается новой волны инфляции, которую в последствии будет сложно подавить. Мексиканская ФРС, кстати сказать, не повышает или понижает ставки как ее американская старшая сестра. Она просто посылает рынку сигналы посредством еженедельных аукционов правительственных облигаций.

Россия

Мировой кредитный кризис существенным образом отразился на экономике России, однако, благодаря сильным макроэкономическим показателям и низким уровням долга, последствия окажутся лишь временными. В течение последних нескольких недель Центробанк был вынужден проводить активные интервенции, чтобы остановить отток краткосрочного иностранного капитала. В августе чистый объем утечки в частном секторе составил $5.5 млрд. Это было вызвано продажей иностранными инвесторами рублевых ценных бумаг на фоне общей тенденции "стремления к качеству". Эта ситуация спровоцировала две интервенции со стороны Центробанка. Во-первых, ему пришлось использовать валютные резервы, чтобы поддержать рубль. Только 21 августа ЦБ потратил $3.4 млрд. после падения рубля на 0,6% к корзине валют. Во-вторых, Банк осуществлял интервенцию в целях вливания ликвидности в банковскую систему. За две недели после 15 августа российские банки в общей сложности заняли у Центробанка около $30 млрд., включая $10 млрд. 27 августа. В начале сентября заместитель управляющего ЦБ говорил о том, что, возможно, банку придется обеспечивать ежедневную ликвидность в размере $12-$15 млрд. в течение последующих трех месяцев. Ситуация изменилась на прямо противоположную: большую часть года Центробанк боролся с излишним укреплением рубля. Однако валютные резервы России превышают $420 млрд. Этого хватит, чтобы спокойно пережить бурю.

Admiral Markets со ссылкой на Business Week

Autor: Admiral Markets

Самое читаемое