14 ноября 2007

Миф о низкой производительности

Производительность труда у сварщика из Эстонии в два с половиной раза ниже, чем у его финского коллеги. Притом что за равное время они сваривают равное количество швов. В чём причина такого парадокса?

Правительство Эстонии списывает проблемы экономики страны на безудержный рост зарплат при низкой производительности труда: рабочим платите много, товара производите мало. С точки зрения бизнеса - дело скорее в отсутствии интеллектуального потенциала и недоступности рынков сбыта: хорошую, выгодную продукцию ни придумать, ни произвести, ни продать, пишет сегодня в газете «Деловые Ведомости» исполнительный директор Ahtme Vagon Андрей Акулистый.

Что касается так называемой дороговизны рабочей силы, то, например, расходы на зарплату со всеми налогами сварщиков с квалификацией выше среднего составляют в Финляндии 20 евро в час, в Эстонии - 8. То есть финские рабочие в 2,5 раза дороже эстонских. Сдерживать стремление наших работников получать такую же зарплату, как и на рынках труда сопредельных стран, практически невозможно, вопрос лишь в том, какими темпами мы будем догонять тех же финнов.

При этом в Эстонии уже сейчас доля расходов на рабочую силу только рабочих, без учёта офисных работников, доходит до 40% от стоимости продаваемого предприятием по субподряду производственного часа, пишет Акулистый.

Здесь можно согласиться с правительством - да, дальнейший рост зарплат при отсутствии роста производительности труда убьёт наши предприятия, обанкротит их - денег на высокие зарплаты просто негде будет взять. Тогда возникает вопрос, как повысить производительность труда и что это, собственно говоря, такое – «производительность труда»?

Толкований последнему может быть два: количество готовой продукции, произведённой в единицу времени, либо стоимость готовой продукции, произведённой в ту же единицу времени. Так вот, в первом случае производительность труда в Эстонии ничуть не ниже, чем в Финляндии, проще говоря, в час наши сварщики варят столько же метров швов, сколько и финские. А вот если посмотреть, сколько денег заводы получают от заказчиков за каждый производственный час - именно это и делают правительственные чиновники, то да, финны «продаются» в 2,5 раза дороже, чем мы, у нас час стоит 20 евро, у них - 50.

Возникает вопрос, можем ли мы увеличить среднюю стоимость производственного часа, поднять производительность труда «в деньгах», потому что «в метрах» невозможно?

Как правило, заводы в Финляндии либо имеют свои инжиниринговые и маркетинговые службы, либо входят в холдинги, имеющие подобные службы, то есть продают конечному потребителю не субподрядную услугу, а готовую продукцию. Понятно, что в таком случае предприятия получают более высокую добавленную стоимость, поэтому и в производство могут отдавать денег больше, то есть цена производственного часа может быть выше. Так что для того чтобы догнать финнов, нам нужны свои, причём передовые, разработки, а также выход на рынки сбыта.

В чём проблемы?

Во-первых, негде взять конструкторов и технологов. Мы потеряли преемственность поколений, то есть на смену старым, высокопрофессиональным инженерным кадрам не пришли новые. За редким исключением сегодня в университетах учат хуже, чем в советских техникумах. Причины здесь и в «облегчении» учебных программ, и в уклоне в сторону общего, а не профессионального высшего образования, и в отсутствии эффективной системы получения практики, и в сложности получения образования на родном языке.

Во-вторых, негде разрабатывать - у нас нет хороших проектных институтов и конструкторских бюро, не считая работающих на строительную отрасль. Уровень развития нашей прикладной науки низок. Мы научились «пилить» различные зарубежные гранты, выдумывая по заказу каких-то фондов различные футуристические изделия, внедрять которые у нас всё равно некому, но мы не выделяем деньги, не занимаемся разработками технологически несложной, но пользующейся устойчивым спросом массовой продукции, для производства которой в Эстонии существуют все необходимые условия.

В-третьих, на рынках нас никто не ждёт. Европа для нас закрыта, потому что там своих производителей хватает, а войти на российский рынок с клеймом «Сделано в Эстонии» невозможно - по крайней мере до тех пор, пока наши политики не прекратят свои попытки диктовать России, как ей жить, какого президента выбирать и т.д. При этом, кстати, подавляющая часть продукции, производимой сейчас в Эстонии по заказу той же Финляндии, в итоге отправляется в Россию, правда, с клеймом «Сделано в Финляндии», и у финнов остаются основные деньги.

То есть ни изобрести, ни внедрить, ни продать мы толком ничего не можем, хотя и работаем вроде хорошо. Но за это нас и ценят, поэтому и дают работу по субподряду, держа, правда, на голодном пайке.

Надеяться на благоразумие политиков оснований нет, поэтому по большому счёту есть всего два варианта: либо по-прежнему сидеть на субподрядной «игле», понимая, что в любой момент можешь обанкротиться, либо создавать дочернее предприятие в развитой с точки инжиниринга и маркетинга стране, в Финляндии, например. Нанять там хороших менеджеров и инженеров, создать интеллектуально-коммерческую базу, разработать и продать готовую продукцию, сделав её на своём же заводе в Эстонии. При этом основная прибыль останется в Финляндии - в более цивилизованной стране, где меньше риск потерять собственные деньги.

Самое читаемое