16 ноября 2007
Поделиться:

Admiral Markets: МВФ под руководством Доминика Штрауса-Кана

Как правило, на собеседовании соискатели не рискуют ставить под сомнение надежность и нужность будущего работодателя.

Однако когда Доминик Штраус-Кан проходил собеседование на должность главы Международного валютного фонда, он прямо заявил о том, что у Фонда есть две проблемные области - это законность и нужность. И в институте, пытающемся самоопределиться, "кандидат-реформатор", как он сам себя определил, нашел благодарную аудиторию. На самом же деле, г-н Штраус-Кан, который с 1 ноября вступил в должность управляющего директора МВФ, был единственным серьезным кандидатом на этот пост. Традиционно, глава Фонда - это европейский ставленник, тогда как глава Всемирного банка - человек США. Г-н Штраусс-Кан, бывший министр финансов Франции, был выбран Евросоюзом.

Первым заданием нового главы МВФ станет укрепление авторитета Фонда за пределами мира богатых. Он прекрасно понимает, что его законность на этом посту может быть подвергнута сомнению, поскольку его кандидатуру, фактически, продвинули. Именно поэтому г-н Штраус-Кан добивался этого поста так, словно у него за спиной не стоял влиятельный покровитель. Летом он проехал более 100 000 км., лоббируя интересы Фонда в странах с низким и средним доходом. Многие из них недовольны тем, что их экономическое влияние не подкрепляется голосом в политике МВФ. Чтобы усмирить недовольных, Фонд уже начал повторные переговоры по квотам, определяющим взносы, кредитные линии и общее число голосов стран-участниц. Родриго де Рато, предшественник г-на Штраусса-Кана, начал год с того, что предоставил целому ряду стран, в частности, Мексике и Китаю, дополнительные голоса. Работа над новой формулой, которая позволит распределять голоса более справедливо, должна завершиться к апрелю и вступить в силу через год. Г-н Штраусс-Кан также предложил установить правило "двойного большинства" для особо важных решений, что повысит авторитет менее богатых стран.

Однако найти значимую роль для Фонда - это задачка посложнее. Десять лет назад, когда он вышел вперед, чтобы спасти экономики развивающихся стран, покинутые частными инвесторами, его значимость была очевидна. Однако с тех пор многие страны сумели застраховать себя от будущих кризисов, накопив огромные валютные резервы. В результате, кредитование фонда, его главный источник дохода, быстро истощился, существенным образом сократив его бюджет. Потеряв работу финансового спасателя, по крайней мере, временно, МВФ пытается занять место финансового полицейского. Однако новый акцент на "многостороннем надзоре" - на контроле над тем, как политики стран на мировую финансовую систему - уже привел к возникновению трений. Усовершенствованная концепция надзора, принятая в июне, позволяет фонду инспектировать и корректировать валютные политики, что рассматривается Пекином, как про-американский ход, направленный на то, чтобы заставить Китай изменить свой валютный режим. Официальный отчет МВФ по Китаю (включая оценку валютного курса юаня) - потенциальная проблема.

При этом не только Китай считает Фонд предвзятым арбитром. В прошлом месяце, на ежегодном заседании Группы развивающихся стран, прозвучал призыв обратить внимание на богатые страны, поскольку невыполнение ими нормативных требований стало причиной текущей нестабильности. Аналогичные эмоции вызвал и призыв Хэнка Полосона, секретаря Казначейства в США, передать МВФ полномочия контроля над государственными стабфондами, большая часть которых находится именно у развивающихся стран. Таким образом, МВФ получит новую важную роль, но при этом вновь противопоставит себя членам, не входящим в число богатых стран. МВФ подчеркнул, что он намерен разработать добровольный кодекс управления государственными фондами. Однако цели достижения законности и необходимости могут оказаться взаимоисключающими, на что явно не рассчитывает г-н Штраус-Кан.

Admiral Markets со ссылкой на The Economist

Autor: Admiral Markets

Поделиться:
Самое читаемое