Внимание! Эта статья была опубликована более 5 лет назад и относится к цифровому архиву издания. Издание не обновляет архивированное содержание, поэтому, возможно, вам стоит ознакомиться с более свежими источниками.

    Кому мешал Parex banka?

    Нет никаких доказательств, что иностранные банки хотели уничтожить Parex banka, но желание снизить его долю рынка или даже перенять ее в нынешних экономических условиях является вполне нормальным.

    Так кому мешал Parex? Таким вопросом задается Райта Карните в статье в журнале Miljons, пишет biznews.lv. Присутствие иностранных банков и их весомое положение на латвийском банковском рынке, безусловно, затруднили работу национальных финансовых структур. Другими словами, в конкурентной борьбе за рынок между национальными и иностранными банками изначально были неравные условия. Иностранные банки получали значительные средства от «мамочек», а местным банкам приходилось самим заниматься поиском ресурсов. Финансовый рынок глобализируется, в разделе финансовых ресурсов тоже присутствует глобальная солидарность. В таких условиях доступность ресурсов малым и «чужим» банкам становится низкой, а сами ресурсы – дорогими. Parex banka пошел до конца и сохранял свою часть рынка, а на латвийском финансовом рынке конкурировали пять, а не четыре или три больших банка.
    Своей работой банк сохранял доверие клиентов и после многих прямых и косвенных указаний международных организаций на незаконную финансовую деятельность. Вспомним, что в таких условиях многие малые национальные банки прекратили свою работу, попав в безвыходное положение, а позже их скупали иностранные финансовые группы. Иностранные средства в основном капитале латвийских банков дали прирост рынка прибыльных займов. Примечательно, что незаконная финансовая деятельность обнаруживалась только в латвийских национальных банках.
    В последние недели журналисты обратили внимание на факт, что Parex banka были политически активен – давал деньги партиям. С другой стороны, а если не было бы предприятий, в том числе и банков, кто бы финансировал бы партии и проводил бы предвыборные компании? Выходит, нельзя перекрывать финансирование партий предприятиями. Ну а если Parex banka готовился финансировать какую-то «неправильную» партию? Например, какую-то новую партию, которая не просто рвется к власти, как это происходит обычно, а постепенно завоевывает доверие избирателей за счет ошибок других партий. Это было бы серьезной угрозой нынешним правящим партиям.
    Autor: dv.ee Istsenko Olga
  • Самое читаемое
Как производят дроны в России: дочка Путина, детский труд и хлебозавод
Эстония всерьез обсуждает возможность производства ударных дронов по госзаказу. В России их сборка поставлена на поток. Дронами занимаются крупные компании, доля в одной из них принадлежит дочери Путина. Но пока больше мелких, использующих гаражи или даже хлебозавод.
Эстония всерьез обсуждает возможность производства ударных дронов по госзаказу. В России их сборка поставлена на поток. Дронами занимаются крупные компании, доля в одной из них принадлежит дочери Путина. Но пока больше мелких, использующих гаражи или даже хлебозавод.
Аналитики: уже завтра Nvidia может потерять до 200 миллиардов долларов
Завтра производитель чипов Nvidia опубликует результаты первого квартала финансового года, которые, как ожидают аналитики, окажутся более скромными.
Завтра производитель чипов Nvidia опубликует результаты первого квартала финансового года, которые, как ожидают аналитики, окажутся более скромными.
Делов-то: любовь Олега Осиновского и протесты, дроны над Ида-Вирумаа, где Эстонии искать секрет успеха?
В очередном выпуске подкаста «Делов-то» журналисты «Деловых ведомостей» говорят о протестах в Грузии, планируемой в Эстонии конфискации российских активов, а заодно и о том, где на третий год кризиса стране искать новый секрет конкурентоспособности.
В очередном выпуске подкаста «Делов-то» журналисты «Деловых ведомостей» говорят о протестах в Грузии, планируемой в Эстонии конфискации российских активов, а заодно и о том, где на третий год кризиса стране искать новый секрет конкурентоспособности.
Алексей Шишкин: «Европейская Грузия победит. Но у этой победы будет горькое послевкусие»
Проевропейский и продемократический курс в Грузии победит, причем с большой вероятностью не на улицах, а на избирательных участках, полагает живший в Тбилиси журналист ДВ Алексей Шишкин. Но цена этой победы будет выше, чем кажется из Таллинна, а дальнейшие перспективы местной политики – значительно менее предсказуемыми.
Проевропейский и продемократический курс в Грузии победит, причем с большой вероятностью не на улицах, а на избирательных участках, полагает живший в Тбилиси журналист ДВ Алексей Шишкин. Но цена этой победы будет выше, чем кажется из Таллинна, а дальнейшие перспективы местной политики – значительно менее предсказуемыми.
Красильщик и Поливанов о деньгах и российских эмигрантах: «Люди приезжают в новые места и создают хорошие вещи»
Илья Красильщик и Александр Поливанов уверяют, что ничего не понимают в деньгах – и именно благодаря этому стали ведущими одних из самых популярных подкастов о личных финансах на русском языке «Деньги пришли» и «Два по цене одного». О новой волне российской эмиграции, корпоративной Москве, журналистских стартапах в условиях войны и советах от Алексея Навального с ними побеседовали ДВ.
Илья Красильщик и Александр Поливанов уверяют, что ничего не понимают в деньгах – и именно благодаря этому стали ведущими одних из самых популярных подкастов о личных финансах на русском языке «Деньги пришли» и «Два по цене одного». О новой волне российской эмиграции, корпоративной Москве, журналистских стартапах в условиях войны и советах от Алексея Навального с ними побеседовали ДВ.