• Поделиться:
    Внимание! Эта статья была опубликована более 5 лет назад и относится к цифровому архиву издания. Издание не обновляет архивированное содержание, поэтому, возможно, вам стоит ознакомиться с более свежими источниками.

    Моя твоя не понимать

    «Подумаешь, это же зэк, нашли, о чём писать», - предвижу реакцию. Но писать имеет смысл уже хотя бы потому, что трудно не согласиться с выводом этого самого зэка.

    Он пишет: «Говорят, тюрьма – это маленькая модель государства. А, значит, и в государстве все эти пафосные слова о необходимости образования и его всесторонней поддержке не имеют ничего общего с практикой».
    В канун 2009 года заключённый Вируской тюрьмы Андрес Ныгисто обратился к её директору с ходатайством, попросив разрешения на учёбу в Институте экономики и управления Ecomen. Ныгисто уточнил, что процесс будет идти, так сказать, без отрыва от камеры, в выездах за тюремные стены он не нуждается. Это, мол, возможно, понадобится во время сессий и для защиты дипломной работы, но в таком случае заключённый подаст отдельное прошение.
    «Включили дурочку»
    Всё дальнейшее основано на имеющихся в распоряжении редакции документах. 14 января 2009 года директор тюрьмы Эдвард Ремсел отказал Ныгисто …«в применении льготы в связи с учёбой за пределами тюрьмы».
    Несмотря на странный приказ «не о том», заключённый, которого приняли в Ecomen, начал учиться и продолжать добиваться официального разрешения.
    Свой отказ тюрьма, стоящая насмерть, а вслед за нею Министерство юстиции и Тартуский административный суд, куда обратился Ныгисто, основывают на том, что он просит невозможного - учиться на воле.
    И хотя ни о чём таком заключённый не просит, инстанции «включили дурочку» и твердят одно – вне тюрьмы нельзя. Прямо какое-то «моя твоя не понимать» получается. Нет, чтобы уточнить вопрос у куратора экстернатуры Института экономики и управления Наталии Тропиной.
    «Ныгисто учится у нас экстерном, поступил сразу на второй курс (так как раньше учился на экономическом факультете ТТУ), сейчас оканчивает его. Образование может получить, не выходя из тюрьмы, - поясняет она и добавляет, - это ответственный и исполнительный студент».
    Между тем, Тартуский административный суд вдобавок продемонстрировал свое shy;образное прочтение закона. В решении, вынесенном судьёй Райли Рандлане, говорится: «Право заключённых на получение образования регулируется статьёй 34 Закона о тюремном заключении, но в ней это рассматривается исключительно в связи с общим и профессиональным образованием».
    Закон что дышло
    Суд проигнорировал часть 2 этой же статьи, в которой сказано, что получение образования в тюрьме организуют также в соответствии с Законом об образовании. В последнем речь идёт и о высшем образовании. А, значит, зэки могут получать не только среднее и учиться не только, скажем, на сварщика или плотника.
    «Учебные модули институт высылает моей жене, которая на каждом листе пишет моё имя, тогда они считаются личным посланием, и только так тюремный отдел безопасности отдаёт их мне, - рассказывает в письме Ныгисто. - Современные стандарты требуют учебных работ в печатном виде. Хотя в тюрьме есть компьютерный класс, мне не дают возможности печатать, так как у меня нет разрешения на обучение. Работы печатают на воле, куда я их посылаю в письмах».
    Но сложнее всего с книгами. «В июне Госсуд обязал тюрьму выдавать заключённым печатные материалы и книги, поступившие в письмах, но тюрьма опять изловчилась, - не скрывает горькой иронии заключённый. - Их забирают на склад и выдают только раз в месяц. Если учесть, что некоторые книги для меня берут в библиотеке Академии наук, где их можно держать на руках не более двух недель, то этот склад мне как кость в горле».
    Знают, но «не пущают»
    Анекдот в том, что тюремным властям прекрасно известно, что Ныгисто учится в вузе, но они его всё равно «не пущают».
    Зэк-студент обжаловал решение Тартуского админсуда об отказе удовлетворить его жалобу об аннулировании слепленного по принципу «в огороде бузина, в Киеве – дядька» приказа директора тюрьмы. Теперь ждёт решения Тартуского окружного суда, чтобы, если понадобится, идти дальше.
    «Видно, в понимании тюрьмы и суда, заключённый – это рождённый ползать. И летать не должен, - рассуждает Ныгисто. – Ничего, я целеустремлённый и выучусь - с разрешением или без него».
    К сведению:
    Часть 6 статьи 34: «Тюремная служба направляет и поощряет заключённого в получении образования».
    Источник: Закон о тюремном заключении
    Поделиться:
  • Самое читаемое
Девелоперы ставят проекты на паузу, пытаясь поддержать нынешний уровень цен
Кризис добрался до рынка недвижимости: интерес покупателей снижается, стоимость строительства упала. В качестве контрмеры девелоперы ставят проекты на паузу, пытаясь таким образом поддержать нынешний уровень цен.
Кризис добрался до рынка недвижимости: интерес покупателей снижается, стоимость строительства упала. В качестве контрмеры девелоперы ставят проекты на паузу, пытаясь таким образом поддержать нынешний уровень цен.
Известный инвестор и аналитики LHV рекомендуют покупать акции Silvano Тем временем компания продолжает работу в России и Беларуси
Производитель женского нижнего белья Silvano Fashion Group, по-прежнему ведущий свою деятельность в России и Беларуси, фигурирует сразу в двух списках рекомендаций по покупке акций: первый составлен известным инвестором Яаком Роосааре, второй – аналитиками LHV.
Производитель женского нижнего белья Silvano Fashion Group, по-прежнему ведущий свою деятельность в России и Беларуси, фигурирует сразу в двух списках рекомендаций по покупке акций: первый составлен известным инвестором Яаком Роосааре, второй – аналитиками LHV.
Эльконд Либман о поправках к Закону о языке: вам ехать или шашечки?
Старый одесский анекдот про таксиста и клиентку, отказывающуюся ехать на машине без «шашечек», замечательно описывает картину предвыборного законодательного зуда, охватившего политиков. Они штампуют один духоподъемный закон за другим, задумываясь не столько о сути и функциональности, сколько о том, чтобы смотрелось правильно и выдержанно в плане «идейных ценностей».
Старый одесский анекдот про таксиста и клиентку, отказывающуюся ехать на машине без «шашечек», замечательно описывает картину предвыборного законодательного зуда, охватившего политиков. Они штампуют один духоподъемный закон за другим, задумываясь не столько о сути и функциональности, сколько о том, чтобы смотрелось правильно и выдержанно в плане «идейных ценностей».
Таллиннский бюджет: сокращение, пособия и миллион на подготовку к кризисам
В новом таллиннском бюджете отдельной строкой прописана подготовка к кризисным ситуациям. Уже сейчас запланированы госпоставки на закупку запасов стратегического питания, генераторов, одеял, переносных кроватей – всего того, что необходимо при различных возможных кризисах. О новом бюджете «Деловым ведомостям» рассказал мэр столицы Михаил Кылварт.
В новом таллиннском бюджете отдельной строкой прописана подготовка к кризисным ситуациям. Уже сейчас запланированы госпоставки на закупку запасов стратегического питания, генераторов, одеял, переносных кроватей – всего того, что необходимо при различных возможных кризисах. О новом бюджете «Деловым ведомостям» рассказал мэр столицы Михаил Кылварт.
Топ-3 «Молодых и деловых»: лучшие авторы Летней школы журналистики
Редакция ДВ выбрала трех лучших молодых журналистов среди участников медиапроекта для школьников.
Редакция ДВ выбрала трех лучших молодых журналистов среди участников медиапроекта для школьников.