• Поделиться:
    Внимание! Эта статья была опубликована более 5 лет назад и относится к цифровому архиву издания. Издание не обновляет архивированное содержание, поэтому, возможно, вам стоит ознакомиться с более свежими источниками.

    Мина замедленного действия

    В то время как десятки миллионов евро в виде сланцевой золы выбрасываются на золоотвалы, её немногочисленные покупатели жалуются на нехватку продукции.

    На днях Eesti Energia сообщила общественности радостную весть – применение сланцевой золы Eesti Energia показывает уверенную растущую динамику на протяжении пяти лет. В 2013 году Eesti Energia направила на использование порядка 126 тысяч тонн сланцевой золы. Успех объясняется усиленной совместной работой предприятия с научными учреждениями и потребителями этой продукции.
    Если, однако, посмотреть на цифры повнимательнее, то упомянутый рост покажется смехотворным, и с какими показателями госпредприятие закончит нынешний год – большой вопрос. Предприятие выбрасывает на золоотвалы 5-6 млн. тонн золы ежегодно, утилизируя всего 3-4%. Остальное благополучно складируется, и горы сланцевой золы растут.
    Качеством же совместной работой довольны, как выяснилось, не все потребители. Технологические решения, которые приняла Eesti Energia для того, чтобы выполнить требования ЕС по сокращению выбросов окислов серы и азота в атмосферу, изменили качество золы. Из атмосферы сера ушла в золу, и использовать такую золу для производства цемента и бетона (основные на сегодняшний день потребители) стало невозможно.
    По мнению одного из таких потребителей, представителя компании Профцемент-Вектор Андрея Калачёва, такая ситуация возникла из-за того, что в Эстонии просто мало внимания уделяется сланцевой золе, у государства нет чёткой, эффективной и дальновидной политики по отношению к этим отходам, а решения принимаются без прицела на будущее. Такой подход грозит Эстонии потерей энергетической независимости.
    «Если Эстония станет платить за каждую тонну выброшенной на золоотвалы золы столько, сколько платят развитые страны, а повышение экологических сборов – лишь вопрос времени, она станет неконкурентоспособной, и в результате мы станет покупать электроэнергию у чужого дяди», - сказал он.
    Решение вопроса с золой на тепловой электростанции – это, по его информации, лакмусовая бумажка, которая показывает уровень технологии и менеджмента на этой станции. «Сегодня даже не рассматриваются проекты строительства угольных, например, электростанций, в которых изначально не заложено технических решений 100% утилизации отходов и достаточного рынка сбыта», - отметил он.        
    Подробнее читайте в свежем номере газеты "Деловые Ведомости".
    Autor: Татьяна Меркулова
    Поделиться:
  • Самое читаемое
Статьи по теме

До введения полного эмбарго эстонские фирмы запаслись российской фанерой Однако в целом на импорт древесины война почти не повлияла
В последние месяцы среди эстонских деревообработчиков все чаще были слышны разговоры о том, что до введения полного эмбарго некоторые местные предприятия успели забить свои склады дешевой российской древесиной. Статистика Налогово-таможенного департамента не подтверждает это напрямую. Известно, однако, что объемы ввоза в Эстонию российской фанеры выросли в июне в четыре раза.
В последние месяцы среди эстонских деревообработчиков все чаще были слышны разговоры о том, что до введения полного эмбарго некоторые местные предприятия успели забить свои склады дешевой российской древесиной. Статистика Налогово-таможенного департамента не подтверждает это напрямую. Известно, однако, что объемы ввоза в Эстонию российской фанеры выросли в июне в четыре раза.
ОПЕК сократила прогноз роста спроса на нефть, МЭА – повысило
В четверг ОПЕК понизила прогноз спроса на нефть на 2022 год, что стало третьим снижением с апреля. В то же время Международное энергетическое агентство (МЭА) в четверг повысило прогноз спроса, пишет
В четверг ОПЕК понизила прогноз спроса на нефть на 2022 год, что стало третьим снижением с апреля. В то же время Международное энергетическое агентство (МЭА) в четверг повысило прогноз спроса, пишет
«Эстонским выпускникам легко себя "продать"», – за что подростки хвалят и почему ругают школы Таллинна
Эстонскую систему среднего образования принято считать одной из самых прогрессивных в Европе. Но что думают о ней сами школьники и гимназисты? Корреспонденты ДВ собрали мнения подростков о системе образования и их идеи по ее улучшению.
Эстонскую систему среднего образования принято считать одной из самых прогрессивных в Европе. Но что думают о ней сами школьники и гимназисты? Корреспонденты ДВ собрали мнения подростков о системе образования и их идеи по ее улучшению.
Ану Арновер: готов ли наш рынок недвижимости к «зеленой волне»?
Еще несколько лет назад термины «строительство» и «охрана окружающей среды» не считались связанными между собой, но ситуация меняется. Для разрешений на строительство, выданных после 2020 года, уже действует требование энергетического класса, а правовые акты Таксономии Европейского Союза, или устойчивых инвестиций, первый пакет которых вступил в силу в этом году, внесли многочисленные изменения в нашу экономику. Таксономия устанавливает четкие критерии оценки для определения того, какая отрасль экономики вносит важный вклад в достижение целей зеленого соглашения. Чего ожидать и к чему готовиться сектору недвижимости уже сегодня? На этот вопрос отвечает Ану Арновер, начальник отдела недвижимости сферы корпоративного банкинга SEB.
Еще несколько лет назад термины «строительство» и «охрана окружающей среды» не считались связанными между собой, но ситуация меняется. Для разрешений на строительство, выданных после 2020 года, уже действует требование энергетического класса, а правовые акты Таксономии Европейского Союза, или устойчивых инвестиций, первый пакет которых вступил в силу в этом году, внесли многочисленные изменения в нашу экономику. Таксономия устанавливает четкие критерии оценки для определения того, какая отрасль экономики вносит важный вклад в достижение целей зеленого соглашения. Чего ожидать и к чему готовиться сектору недвижимости уже сегодня? На этот вопрос отвечает Ану Арновер, начальник отдела недвижимости сферы корпоративного банкинга SEB.