• Поделиться:
    Внимание! Эта статья была опубликована более 5 лет назад и относится к цифровому архиву издания. Издание не обновляет архивированное содержание, поэтому, возможно, вам стоит ознакомиться с более свежими источниками.

    Передовица ДВ: Кто кого троллит?

    По передовицам газет и интернет-порталов заметно, что скоро выборы. Количество скелетов, которые вываливаются из шкафов наших политиков, тянет на полноценное кладбище, а новые кости продолжают поступать. Журналисты копают не за страх, а за совесть, скандал гремит за скандалом!.. Только вот выхлоп от всей этой шумихи, нами создаваемой, невелик, увы.

    Одним из самым «востребованных» по части скандалов персонажей политического бомонда является, безусловно, Сийм Каллас. Причин тому много: 20 лет в политике и государственных финансах - не кот начхал. Из газеты в газету следуют разоблачения. То Каллас выдал некую гарантию на 100 миллионов, то ведёт себя сликом странно, не желая отвечать на вопросы общественности, то странный кредит вылез из «лохматых ­90-х». Коллеги из ERR написали недавно, что его поведение в общении с прессой уже является хрестоматийным образцом «как не надо себя вести». «На вопрос журналиста о том, как Каллас может прокомментировать документ, из которого следует, что миллионы крон наличными были в 1999 году разными путями влиты в фирму реформистов R-Hooldus, еврокомиссар резко заявляет: «Прекращаем! Останется без ответа!»
    Видео , на котором Каллас сбегает от журналистов, на тренингах по связям с общественностью показывают в качестве образца неправильного поведения. Замалчивание, затягивание, неожиданные проблемы с памятью и уход от общения являются самыми большими ошибками, какие только может допустить политик.
    И вот «упс, он сделал это снова!» Актуальная камера интересуется, как получилось, что Каллас дал 100 миллионов некой полочной фирме. На вопрос Каллас отвечает дурацким, на первый взгляд, вопросом: «Считаете, что я их, что ли, дал»? А ведь и правда...
    Не хочется топтаться по себе самим и по коллегам по цеху, но мы, журналисты, иногда бываем крайне наивны. Какой там страх и глупое поведение? Это же театр одного актёра! Мы действительно наивны, если считаем, что Каллас убегает и «потеет от ужаса», т.к. ему нечего сказать. Каллас - великий актёр и манипулятор. Сколько лет Калласа «страшно троллят» журналисты? Сколько обвинений и скандалов он вынес на своём партийном горбу? Про десятку Калласа знает каждая собака. И где всё это время был этот господин? На допросах у прокурора? На даче всеми забытый писал мемуары? То-то же. На должности еврокомиссара. Вернувшись из Европы, он, скорее всего, ни в какие премьер-министры и не собирался, потому и уступил. На Привозе так торгуются: просят в два раза больше, чтоб и хорошо уступить покупателю, и получить своё.
    Кто такой Каллас? Человек, прошедший через «Рим, медные трубы», политику и государственные финансы в течение последних 25 лет. И очень непростые ранние девяностые в том числе. Кто его периодически гордо троллит? Правильно. Девочки и мальчики, в два раза его моложе и в десятки раз менее опытные в интригах. Более того, девочки и мальчики, не имеющие ни экономического образования, ни опыта в финансах. И он боится? Ага. Щас!
    Кто в университете учился, знает: на экзамене у профессора высший балл получишь, только если тебя не собираются «валить». Студенту всегда можно задать вопрос, на который он ответить не сможет. Если политик такого калибра убегает, вместо того чтоб задать встречный сложный вопрос, хотя может это сделать, - это не страх. И не обязательно ошибка. Это может быть игра. Манипулирование. Просто лень напрягаться для ответа, потому что всё равно, что там газеты напишут. Если мы долго копаемся в теме, а результата нет, значит, не там копаем. Они вид делают, что страшно, чтоб журналисты не вздумали менять стиль работы или направление движения. Так что ещё вопрос, кто кого троллит.
    Поделиться:
  • Самое читаемое
Статьи по теме

До введения полного эмбарго эстонские фирмы запаслись российской фанерой Однако в целом на импорт древесины война почти не повлияла
В последние месяцы среди эстонских деревообработчиков все чаще были слышны разговоры о том, что до введения полного эмбарго некоторые местные предприятия успели забить свои склады дешевой российской древесиной. Статистика Налогово-таможенного департамента не подтверждает это напрямую. Известно, однако, что объемы ввоза в Эстонию российской фанеры выросли в июне в четыре раза.
В последние месяцы среди эстонских деревообработчиков все чаще были слышны разговоры о том, что до введения полного эмбарго некоторые местные предприятия успели забить свои склады дешевой российской древесиной. Статистика Налогово-таможенного департамента не подтверждает это напрямую. Известно, однако, что объемы ввоза в Эстонию российской фанеры выросли в июне в четыре раза.
ОПЕК сократила прогноз роста спроса на нефть, МЭА – повысило
В четверг ОПЕК понизила прогноз спроса на нефть на 2022 год, что стало третьим снижением с апреля. В то же время Международное энергетическое агентство (МЭА) в четверг повысило прогноз спроса, пишет
В четверг ОПЕК понизила прогноз спроса на нефть на 2022 год, что стало третьим снижением с апреля. В то же время Международное энергетическое агентство (МЭА) в четверг повысило прогноз спроса, пишет
«Эстонским выпускникам легко себя "продать"», – за что подростки хвалят и почему ругают школы Таллинна
Эстонскую систему среднего образования принято считать одной из самых прогрессивных в Европе. Но что думают о ней сами школьники и гимназисты? Корреспонденты ДВ собрали мнения подростков о системе образования и их идеи по ее улучшению.
Эстонскую систему среднего образования принято считать одной из самых прогрессивных в Европе. Но что думают о ней сами школьники и гимназисты? Корреспонденты ДВ собрали мнения подростков о системе образования и их идеи по ее улучшению.
Ану Арновер: готов ли наш рынок недвижимости к «зеленой волне»?
Еще несколько лет назад термины «строительство» и «охрана окружающей среды» не считались связанными между собой, но ситуация меняется. Для разрешений на строительство, выданных после 2020 года, уже действует требование энергетического класса, а правовые акты Таксономии Европейского Союза, или устойчивых инвестиций, первый пакет которых вступил в силу в этом году, внесли многочисленные изменения в нашу экономику. Таксономия устанавливает четкие критерии оценки для определения того, какая отрасль экономики вносит важный вклад в достижение целей зеленого соглашения. Чего ожидать и к чему готовиться сектору недвижимости уже сегодня? На этот вопрос отвечает Ану Арновер, начальник отдела недвижимости сферы корпоративного банкинга SEB.
Еще несколько лет назад термины «строительство» и «охрана окружающей среды» не считались связанными между собой, но ситуация меняется. Для разрешений на строительство, выданных после 2020 года, уже действует требование энергетического класса, а правовые акты Таксономии Европейского Союза, или устойчивых инвестиций, первый пакет которых вступил в силу в этом году, внесли многочисленные изменения в нашу экономику. Таксономия устанавливает четкие критерии оценки для определения того, какая отрасль экономики вносит важный вклад в достижение целей зеленого соглашения. Чего ожидать и к чему готовиться сектору недвижимости уже сегодня? На этот вопрос отвечает Ану Арновер, начальник отдела недвижимости сферы корпоративного банкинга SEB.
Охлаждение немецкой экономики: отчего нервничают эстонские производители саун и домиков
Эстонские экспортеры с тревогой следят за экономической ситуацией в Германии, где спрос на товары и услуги падает, а показатели потребительской уверенности — на самом низком за последние 20 лет уровне. Призывы экономить на отоплении и принимать душ не дольше пяти минут, звучащие сегодня не только в Германии, но и по всей Европе, вызывают у эстонских производителей саун едва ли не дрожь.
Эстонские экспортеры с тревогой следят за экономической ситуацией в Германии, где спрос на товары и услуги падает, а показатели потребительской уверенности — на самом низком за последние 20 лет уровне. Призывы экономить на отоплении и принимать душ не дольше пяти минут, звучащие сегодня не только в Германии, но и по всей Европе, вызывают у эстонских производителей саун едва ли не дрожь.