• Поделиться:
    Внимание! Эта статья была опубликована более 5 лет назад и относится к цифровому архиву издания. Издание не обновляет архивированное содержание, поэтому, возможно, вам стоит ознакомиться с более свежими источниками.

    Кризис – лучшее время для учёбы

    Фото: Meeli Kuttim

    Владелец строительной фирмы Karso Ehitus OU Сергей Гладков убеждён, что ради достижения успеха надо ставить перед собой высокую планку и постоянно повышать свой уровень. Причём в кризисные времена делать это даже проще. 

    Свой образовательный путь Сергей начинал в Петербурге, в далёкой от строительства сфере – авиации. По окончании учёбы в непростые перестроечные времена стать авиадиспетчером и связать свою дальнейшую судьбу с небом ему не удалось, зато в такой «приземлённой» области, как строительство, он стоит на ногах довольно прочно. 
    «Заниматься строительством я начал после того, как вернулся в конце 90-х на родину, в Эстонию, прожив десять лет в России. В 98-м году там как раз грянул финансовый кризис, – рассказывает Гладков. – А куда первым делом пойти мужчине работать? Как правило, те, кто не умеет что-то делать своими руками, идут в охрану, а кто умеет – на стройку. Я относился ко второй категории. И, поработав пару-тройку лет простым рабочим, решил основать свою фирму, потому как увидел на этом рынке перспективы».
    Вовремя «совершить посадку»
    Сейчас третий по счёту офис Сергея, из окон которого с седьмого этажа открывается потрясающий вид на город – с одной стороны на море, с другой – на аэропорт, – находится неподалёку от центра города. Когда-то фирма располагалась в Мустамяэ, потом в Копли. Так что можно сказать, что за свои неполные 13 лет существования на рынке фирма достигла высот в прямом и переносном смысле.
    «Началось всё со стартовой помощи, которую предлагал Таллиннский департамент предпринимательства. Сначала я рассчитывал на сумму в 50 тыс. крон, но в связи с работой не успел подготовить все необходимые документы. Однако в тот же год условия получения субсидии поменялись: фирма должна была быть не старше двух лет, и можно было рассчитывать уже на 100 тыс. крон. Тогда я всё-таки написал бизнес-план и получил стартовую помощь. Первым делом, естественно, купил принтер и микроавтобус – самые необходимые на тот момент вещи. Принтер – для офиса, а машину – для работы на объектах», – вспоминает Гладков.
    Неожиданно для себя именно в тот период Сергей стал председателем квартирного товарищества. Это и натолкнуло его на мысль сосредоточиться на строительных услугах для подобных товариществ. «Я понимал потребности и проблемы данного сегмента изнутри и знал, что предлагать товариществам, где рекламироваться и т.д.», – добавил руководитель Karso Ehitus. 
    На ранней стадии развития компании Гладков был одновременно и директором, и руководителем проекта, и снабженцем, а иногда трудился как простой рабочий. Позже он взял в штат снабженца, который выезжал на объекты, а сам Сергей занимался конторской работой. «Начав с квартирных товариществ, мы плавно перешли к строительству частных домов. И с 2004 по 2007 год, в период строительного бума, прошли два круга. Именно за счёт частного сектора и произошёл резкий скачок в финансовых показателях фирмы. На третий круг, после 2006 года, я уже не пошёл, так как ценовая конъюнктура сложилась не в пользу этого бизнеса. А вот те, кто начал строить в 2007 году, пострадали довольно сильно. Поэтому можно сказать, я вовремя остановился», - добавил он.
    Выбран более чёткий курс
    В период кризиса, в 2008 году, Гладков решил получить второе, экономическое, образование в ТТУ по программе MBA. «Как у многих в то время, в моём бизнесе пошли убытки. Благо, что т.н. жировая прослойка позволила нам выжить. И я подумал, что это самое подходящее время для самосовершенствования. Один из моих знакомых как-то сказал, что во время Великой депрессии в Америке люди стали больше читать. Наверное, это правильно, и никогда не стоит отчаиваться», – вспоминает непростые времена Сергей и отмечает, что учёба не столько дала ему какие-то новые знания в бизнесе, сколько помогла эти знания структурировать и нарисовать впоследствии более ясную картину.
    С 2010 года в строительном секторе начался подъём. По словам Гладкова, если в 2008-2009 гг. работники, привыкнув к хорошей зарплате, ещё могли показывать свой гонор и отказывались от работы по более низким расценкам, то в 2010 г. уже соглашались на новые условия. Сергей отмечает сложную ситуацию на рынке труда и сетует на плохую дисциплину людей: «Порой устаёшь бороться с психологией работников. Просто диву даёшься – настолько бывают нелепыми оправдания. При этом работник считает виноватым кого угодно, только не себя. А я как руководитель должен держать ответ за всю работу перед заказчиками, которые очень требовательны, особенно касательно срока сдачи объекта. В итоге за два года у меня поменялось три прораба. Последний работает с начала 2012 года», – сказал он.
    Кроме того, после кризиса Гладков осознал, что пора выбрать более чёткий курс и сфокусироваться на чём-то одном. А поскольку был наработан хороший опыт в работе с квартирными товариществами, остановился на этих услугах – в основном по фасадам, подъездам и крышам. И если на первых порах деятельности у компании насчитывалось 10 небольших объектов, то теперь тоже примерно 10 объектов, но крупных.
    Говоря о конкурентных преимуществах фирмы, владелец Karso Ehitus отмечает предложение услуг в рассрочку. «Некоторые строительные компании предлагают клиентам рассрочку на месяц или два. Но это не выход. Если у товарищества нет денег, за два месяца они не появятся. Поэтому мы предлагаем рассрочку на два года, чтобы пополнился его ремонтный фонд. Например, мы сделали крышу, нам заплатили 50%, а другие 50% растянуты на два года. Мы предлагаем клиенту своего рода кредит», – пояснил Гладков.
    «Со строительными фирмами-генподрядчиками я не работаю. Дело в том, что некоторые их них ведут себя недобросовестно, путём юридических уловок оставляя людей без денег. Бывали даже случаи, когда строители спрашивали, кто будет генподрядчиком, и, услышав название предприятия, отказывались работать», – добавил Сергей. Он признаётся, что сейчас работа стала больше рутинной, хочется найти какие-то новые пути развития, и подчёркивает важность маркетинга: «Конкурентов очень много, они растут как грибы, до сих пор. Ведь сейчас основать фирму просто».
    Полную версию статьи читайте в свежем выпуске "Деловых Ведомостей"
     
    Поделиться:
  • Самое читаемое
«Евраз» продает свои американские активы
Металлургический холдинг «Евраз», почти треть акций которого принадлежит миллиардеру Роману Абрамовичу, продает свой североамериканский дивизион Evraz North America, сообщает «Коммерсант».
Металлургический холдинг «Евраз», почти треть акций которого принадлежит миллиардеру Роману Абрамовичу, продает свой североамериканский дивизион Evraz North America, сообщает «Коммерсант».
«Эстонским выпускникам легко себя "продать"», – за что подростки хвалят и почему ругают школы Таллинна
Эстонскую систему среднего образования принято считать одной из самых прогрессивных в Европе. Но что думают о ней сами школьники и гимназисты? Корреспонденты ДВ собрали мнения подростков о системе образования и их идеи по ее улучшению.
Эстонскую систему среднего образования принято считать одной из самых прогрессивных в Европе. Но что думают о ней сами школьники и гимназисты? Корреспонденты ДВ собрали мнения подростков о системе образования и их идеи по ее улучшению.
Эльконд Либман: нарвский танк – это окно возможностей для политиков
Видимо, только плохой или ленивый политик не воспользуется представившейся возможностью. Вопрос лишь в том, что считать возможностью и, как и почему она представилась, пишет политический обозреватель ДВ Эльконд Либман.
Видимо, только плохой или ленивый политик не воспользуется представившейся возможностью. Вопрос лишь в том, что считать возможностью и, как и почему она представилась, пишет политический обозреватель ДВ Эльконд Либман.