12 августа 2015

Самовывоз

Кейт Пентус-Розиманнус  

30 июня Таллиннский окружной суд обнародовал решение, согласно которому часть требований кредиторов Autorollo OU к Кейт Пентус-Розиманнус была удовлетворена. Требования кредиторов к её мужу и адвокату Сийму Рооде удовлетворил ещё в прошлом году суд первой инстанции. Несмотря на огромные требования, имущество политиков не арестовывали, уголовные дела не инициировали. Похоже, звёздная пара отделается лёгким испугом.

Напомним краткую фабулу дела о банкротстве этой знаменитой фирмы. Изначально транспортная фирма Autorollo OU принадлежала отцу Кейт Пентус-Розиманнус Вяйно Пентусу и его партнёру Тийту Похлу. Затем Пентус выкупил долю партнёра. В апреле 2010 г. собственником Autorollo стала компания адвоката Сийма Рооде OU Roode & Partnerid. Согласно версии, распрост­ранённой в СМИ, Пентус не справился с грянувшим финансовым кризисом, и Рооде должен был ему помочь спасти то, что ещё можно было спасти. В марте 2011 г. Autorollo была объявлена банкротом. Позднее банкротный управляющий Autorollo Мартин Крупп созвал собрание кредиторов, поставив на повестку дня вопрос о предъявлении исков о возврате имущества должника в банкротную массу или о возмещении причинённого кредиторам ущерба.

О каком ущербе речь? Выяснилось, что Autorollo целенаправленно опустошили. Похоже было, что собственник хотел уйти от необходимости рассчитываться с кредиторами. Поскольку имелись косвенные доказательства того, что Пентус выводил деньги и имущество не сам, кредиторы поставили вопрос о возможном участии Кейт Пентус-Розиманнус (на тот момент минист­ра окружающей среды), её мужа Райна Розиманнуса и адвоката Рооде в деле «зачистки» Autorollo.

 

В случае, когда претендент на банковский заём подаёт банку бизнес-план для обоснования получения им денег, такой бизнес-план может быть либо обоснованным, т.е. настоящим, либо мнимым, т.е. изначально предназначенным для введения кредитора в заблуждение. Такое умышленное введение в заблуждение с целью получения средств является наказуемым, если оно будет доказано. 

В частности, статья 209 Уголовного кодекса ЭР в редакции, действовавшей на момент получения предприятием Autorollo кредита в Swedbank, гласит, что «получение имущественной выгоды при помощи умышленного создания ложных представлений о действительности» является мошенничеством и карается в уголовном порядке.

ДВ поинтересовались у Круппа и Устава, выяснял ли кто-нибудь, не составляют ли действия руководства Autorollo этого состава преступления? Интересно также, почему Пентусу не было отказано в кредите? К тому моменту, когда он обратился в Swedbank, финансовый кризис был в разгаре, и банки практически остановили кредитование. Имущественное положение компании уже было сомнительным, а хозяйственные показатели для банка были взяты за 2007 г., т.е. «докризисные». Если бизнес-план Autorollo был составлен честно, то почему деньги после получения так быстро исчезли, а компания обанкротилась? Почему не был реализован хороший бизнес-план? Если же изначально деньги и не планировали отдавать банку и кредиторам, то почему не инициирована проверка действий на предмет состава преступления по ст. 209 УК или какого-то другого состава преступления, помимо фиктивного банкротства? Если нет, то почему? Ответов на эти вопросы от адвокатов кредиторов мы не получили.

Договорённости и тайны «мадридского двора»

Иск кредиторов был предъявлен в 2012 г. Сумма иска превысила полмиллиона евро. Вяйно Пентуса суд исключил из числа ответчиков, поскольку он пошёл на личное банкротство. Решение первой инстанции по этому делу было вынесено в июне 2014 г. Суд удовлетворил требования частично, постановив взыскать 135 тыс. евро с Розиманнуса, Рооде и его фирм. Причастности Кейт Пентус-Розиманнус к выводу денег и имущества суд не усмотрел. Главные вопросы, которые ставила всё это время пресса: участвовала ли всё же в выводе денег из предприятия самая известная политическая пара и были ли потрачены деньги, выведенные из Autorollo, на личные нужды политиков? Однако нам кажется не менее любопытным тот факт, что огласки дела не хотели и кредиторы. Когда материалы дела оказались «слиты» в СМИ, банкротный управляющий был, по утверждению газет, разгневан. Он заявил, что имело место некое «честное соглашение», что скандал не попадёт в СМИ. Возникает вопрос, зачем нужна такая договорённость кому-либо, кроме самих ответчиков?

Вторая инстанция вынесла в июне сего года решение, которым отменила решение Харьюского суда в части, в которой в иске к Кейт Пентус-Розиманнус было отказано. Окружной суд не считает, что Пентус-Розиманнус «ни в чём не виновата». Законность этого решения Окружного суда проверит коллегия по гражданским делам Госсуда.

 

Кредитование под государственные гарантии

Autorollo получило в Swedbank кредит на сумму 9 млн. ЕЕК, а гарантом на 75% суммы выступило государственное (!) учреждение KredEx. KredEx позднее погасило банку гарантированное им требование, но почему-то не стало прилагать усилий для взыскания этих денег с виновных, а уступило их за 3,5 тыс. евро, т.е. практически даром. KredEx продемонстрировало весьма спокойное отношение к потере средств налогоплательщиков. В пресс-релизе в декабре 2012 г. госучреждение сообщило, что возможность взыскания средств с Autorollo выглядит безнадёжной, поэтому нет смысла дополнительно платить адвокатам. 

Достоверно не известно, куда делись деньги из Autorollo, т.к. их выводили как путём снятия наличности, так и путём операций с имуществом. Имели место фиктивные договоры о займах, которые заключали задним числом. Однако оказалось, что доказательства участия в выводе денег семейства Розиманнус косвенные. Кейт Пентус-Розиманнус по поводу скандала сказала: «Я никогда не участвовала в руководстве фирмой отца и не приняла ни одного формального решения... Если бы в трудное время я не помогла своему отцу, то чувствовала бы вину». Тем самым Пентус-Розиманнус утверждает, что если что и происходило в Autorollo незаконного, то это делал отец, а не она. Тем не менее, если не Кейт и не её муж, то кто же вывел деньги? Почему-то прокуратура провела проверку только по обстоятельствам возможного фиктивного банкротства. Никто не стал проводить проверку ни по вероятной подделке подписей, ни по возможным налоговым преступлениям, ни по возможному мошенничеству при получении кредита в банке. Потеря денег налогоплательщиков в результате гарантии KredEx тоже уже забыта. Однако поведение кредиторов в последнее время выглядит любопытно.

И неожиданности процесса

У читателя, который следит за перипетиями дела Autorollo, возникает рано или поздно вопрос: если кредиторы предприятия всё же выиграют дело, то смогут ли они реально возместить причинённый им ущерб?

На первый взгляд, дело выглядит перспективно: все ответчики отнюдь не бедны. Однако гарантий возможного возмещения нет, и кредиторы почему-то сами об этом не позаботились, т.к. исковые требования в деле не были обеспечены.

Почему иск не обеспечили?

Согласно разделу 40 Гражданского процессуального кодекса (ГПК) исковые требования могут быть обеспечены. Так, статья 377 гласит, что суд по ходатайству истца может обеспечить иск, если есть основания считать, что в противном случае исполнение решения суда может быть осложнено либо невозможно. Статья 378 ГПК предусматривает целый ряд мер обеспечения иска: установление судебной ипотеки на недвижимое имущество, арест имущества ответчика, внесение записи об ограничении его использования в Крепостную книгу или иной имущественный регистр, запрет на осуществление определённых сделок и т.д.

Несмотря на то, что дело болтается в суде два года, обеспечить исковые требования оказалось некому. То ли адвокаты кредиторов не сочли нужным просить об этом суд, то ли ещё какие причины имеются, но факт остаётся фактом: ответчики могут распродавать имущество, пока вступившего в силу решения суда ещё нет. В особенности непонятно отсутствие со стороны истцов ходатайства о применении мер обеспечения иска с учётом того, что слушается дело как раз о целенаправленном выводе средств и имущества из обанкротившегося предприятия, о выводе именно с целью ухода от обязанности платить кредиторам. Ответчики, опустошив Autorollo, продемонстрировали умение уходить от обязательств. Анализ судебной практики Госсуда по поводу обеспечения исков в гражданском процессе даёт возможность считать, что такое ходатайство кредиторов является обоснованным.

У Сийма Рооде недвижимого имущества, зарегистрированного на его имя, нет, но у него есть паи в принадлежащих ему предприятиях, в том числе в бывшей Roode ja Partnerid OU, которая тоже является ответчиком в этом же процессе (ныне - ATMEOL OU). У четы Розиманнус с имуществом всё обстоит лучше. Кейт Пентус-Розиманнус принадлежит дом в Пярнамяэ кюла Виймсиской волости. На дом установлена банковская ипотека, но, как известно, отчуждать недвижимость можно с ней вместе при желании.

Райну Розиманнусу принадлежат ? прав на участок земли площадью 28 га, квартира на ул. Пикк в старой части Таллинна, а также дом в Мустамяэ. Записей о судебной ипотеке или об ином обременении, установленном в судебном процессе, в Крепостной книге нет.

Квартира в Рапла и участок площадью 4 га, ранее принадлежавшие также Розиманнусу лично, в июне прошлого года переоформлены им на имя его же фирмы Vaadi OU и на имя некоей Ингрид Сарапуу (в равных долях). Если на паи Розиманнуса в Vaadi не был своевременно наложен арест, то за счёт этих объектов недвижимости исполнение решения суда уже невозможно.

В прошлом году ДВ задавали вопросы банкротному управляющему Autorollo Мартину Круппу и адвокату кредиторов Урмасу Уставу о том, почему он не потребовал обеспечить иск. «Потому что суд не счёл это необходимым», - ответил год назад Крупп. В этом году ДВ задали Круппу и Уставу вопросы повторно. Юристы кредиторов поначалу пообещали ответить, но затем решили комментарии отложить. Не смог предоставить комментарии и основной кредитор - Port One OU.

Недавно в СМИ появилось обсуждение того обстоятельства, что в Государственном суде, куда поступило дело Autorollo, в коллегию по гражданским делам входит судья Малле Сеппик. Малле Сеппик - супруга влиятельного члена Партии реформ Айна Сеппика, является доб­рой знакомой Кейт Пентус-Розиманнус и Райна Розиманнуса. В частности, она присутствовала на их венчании. На наш вопрос, будут ли истцы просить об отводе судьи, если она не возьмёт самоотвод, адвокаты тоже не ответили.

Autor: Анастасия Тидо

Самое читаемое