dv.ee • 15 ноября 2015
Поделиться:

Террор и война

Михаил Лотман  Фото: Postimees/Scanpix

«Исламское государство объявило войну Европе!», «Если это не война, то что?» и т.д. Да, друзья, «ИГ» объявило войну Европе, но сделало это не вчера, а уже больше года назад. Просто Европа не хотела в это верить. А теперь начинается...

Сейчас, серьезно взвесив «объявление войны» террористической группировки, я довольно скептически отношусь к происходящему. Это не война. Нет ни точного числа жертв,  ни территоториальных координат военных действий. Произошло именно то, что произошло: санкционированное нападение террористов. И бороться с этим нужно не ведением военных действий, а противостоянием терроризму.

Две вещи, которых сейчас нельзя допускать

Во-первых, паника.  Ответные ходы должны быть взвешены, продуманы, стремительны и безжалостны. Я бы привел в пример действия Джорджа Буша после крушения башен-близнецов. В то время, как либералы вдруг забыли о своем либерализме и потребовали кровавого сведения счетов с мусульманами или неизвестно кем еще (Эл Гор, уступивший на выборах Бушу, призывал использовать атомное оружие в момент, когда еще не было известно, против кого это оружие следует направить). Буш встретился, во-первых, с местными мусульманами, чтобы успокоить их, а, во-вторых, он не торопился с ответными реакциями до того, пока более-менее не выяснились обстоятельства взрывов.

Во-вторых, нельзя допускать исламофобии. Единственные жертвы этого теракта — мусульмане. Подавляющее большинство из них, в действительности, миролюбивые и достойные люди. Их нельзя обижать. Маргинализированная исламская община — потенциальная почва для радикалов. Мне хотелось бы напомнить, что большая часть жертв исламистов — сами мусульмане.

В ЕС должны уважать всех представителей религиозных и этнических групп и обеспечивать им безопасность наравне со всеми. Сейчас мусульмане - самая уязвимая группа.  религия, (NB! Не тоталитарная! Я учитываю тот факт, что ислам включает в себя не только веру, но и юридическую, социальную, диетарную и пр. системы, куда входит все, начиная от правил выбора одежды, и заканчивая, например, правилами написания музыки или стихотворений), хоть это и не самое важное (это особенно касается тех мусульман, которые образуют абсолютное большинство).

Мусульман в мире более миллиарда, а радикальных террористов среди них лишь промилле. Но с исламом и терроризмом есть проблема. Ислам — тотальная

Один-два священника могут осудить терроризм, но люди всегда ищут духовного наставника, например, шейха, имама или муллу. Если один говорит, что ислам — миролюбивая религия, то второй скажет, что, чтобы достичь мира, нужно устранить всех неверных. То, что всемирная община мусульман (умма) не сделала по отношению к терроризму, так это объявление авторитетной фетвы. 

Лидеры индийских мусульман вынесли фетву против действий "ИГ", но оно имело нулевой вес для террористов, действующих в Ираке, Сирии и Европе.

Примечательно, однако, то, что молчат два авторитетнейших мусульманских духовных центра: университет аль-Азхар в Каире (известный также как alma mater мусульманского братства) и Мединский Исламский университет. Оттуда идут только те сообщения, которые можно расценивать, как поддержку террора.

Я считаю, что их авторитетное мнение интересно всей исламской общине. 

UPD. Цель террора заключается в посеве страха. У нас нет причин примкнуть к террористам, и мы начинаем их бояться. Пусть сами боятся.

Мнение Михаила Лотмана можно прочесть в его блоге на эстонском языке.

 

Поделиться:
Статьи по теме
Все статьи по теме
Самое читаемое