Внимание! Эта статья была опубликована более 5 лет назад и относится к цифровому архиву издания. Издание не обновляет архивированное содержание, поэтому, возможно, вам стоит ознакомиться с более свежими источниками.

    Куда уходит банкинг?

    Фото: Unsplash

    Известный эстонский финансист Индрек Нейвельт заявил, что рынок банковских услуг в Эстонии фактически находится в застое, т.к. крупнейшие банки не заинтересованы в инновациях. Он считает, что эстонский рынок ждут перемены в связи с приходом новых игроков. Однако глобальный рынок финуслуг свидетельствует о том, что проблемы ждут, видимо, не только банки в Эстонии.

    Сегодня особенно быстро развиваются компании, владеющие не материальными активами, а технологиями и пользовательским интерфейсом. К таким лидерам нового поколения относятся, например, Uber – крупнейший в мире сервис такси, не владеющий собственными машинами; Facebook - наиболее популярный в мире медиа-собственник, не создающий никакого контента; Alibaba – самый дорогой в мире ритейлер, не имеющий запасов и оборудования; Airbnb – провайдер услуг размещения, не владеющий собственной недвижимостью. Специалис­ты отмечают, что на наших глазах меняется сама концепция бизнеса в мире ввиду интенсивного развитии передовых технологий, в первую очередь, информационных. В финансовой отрасли, которая не менялась практически со времён первых банков, тоже происходят необратимые трансформации.
    Кто лишает банкиров их рынка?
    Во-первых, мировая финансовая система движется по направлению к максимальному упрощению и исключению ненужных звеньев цепи. Услуги, которые традиционно предоставлялись финансовыми учреждения­ми банковского типа, всё чаще начинают оказывать инновативные компании, работающие по другим прин­ципам и правилам (см. Схему и К сведению). Огромные объёмы рынка, которые могли бы обслуживать при прочих равных условиях именно банки, «откусывают» другие системы платежей и обмена.Во-вторых, всё чаще ставится под сомнение право государства регулировать финансовую деятельность и отслеживать операции. В частности, аналитики отмечают рост объёма операций в старинной восточной системе «хавала», которая гарантирует быстрые, дешёвые и, что главное - конфиденциальные транзакции (см. Справку). В условиях, когда многие потенциальные клиенты банков (люди, организации) заинтересованы в уводе своих операций из-под всевидящего ока спецслужб и государст­венных регуляторов, хавала забирает на себя всё большие объёмы средств, уводя их в тень. К таковым способам увода многие относят и появившуюся новую псевдовалюту - криптовалюту.
    Что принесла «цифра» в финансовую сферу?
    Развитие интернета за последние 10 лет принесло в сферу финансовых услуг ряд основных изменений:- значительно возросла оперативность передачи клиентских инструкций и размещения ордеров (купить-продать валюты, активы и тому подобное);- происходит информирование клиента о состоянии его счёта без использования традиционной почты, что заметно снизило издержки розничного банкинга. В ближайшие годы бумажная поч­та полностью исчезнет, как и навязываемый многими банками SMS-сервис.С появлением мобильного интернета у десятков миллио­нов потенциальных потребителей банковских услуг появилась возможность платить и размещать деньги, получать и передавать банковскую информацию, не связываясь с банком по телефону и не заходя в офис. Это, безусловно, сильно меняет банковскую систему. Банки массово закрывают розничные отделения. Прогнозируется, что государства, которые будут пытаться навязать банкам излишне жёсткие правила, почувствуют отток денег клиентов в банки других стран. Уже сегодня многие ниши розничного рынка занимают небанковские финансовые институты – платёжные системы или банки, создаваемые на базе массовых торговых и дистрибьюторских систем. Придут ли на место традиционных банков банки, созданные Google или Facebook - покажет время. Современный банк вынужден выполнять требования регулятора, проверять огромные объёмы информации и накапливать отчётность на случай проверок. Если эти проблемы не удастся обойти, то они свалятся на инноваторов так же, как и на любой розничный банк.
    Autor: Анастасия Тидо
  • Самое читаемое
Статьи по теме

Эльконд Либман: «Отечество» целится в реформистов и подмигивает EKRE
Слова и дела политиков рисуют нам картину состава одной из возможных правящих коалиций. И эта картина совпадает с той, что давно уже набрасывали прогнозисты, пишет политический обозреватель ДВ Эльконд Либман.
Слова и дела политиков рисуют нам картину состава одной из возможных правящих коалиций. И эта картина совпадает с той, что давно уже набрасывали прогнозисты, пишет политический обозреватель ДВ Эльконд Либман.
Оборот LHV вырос, но на прибыли это не отразилось
Консолидированная чистая прибыль LHV Group в 2022 году составила 61,4 миллиона евро, что на 1,2 миллиона евро больше, чем в 2021 году.
Консолидированная чистая прибыль LHV Group в 2022 году составила 61,4 миллиона евро, что на 1,2 миллиона евро больше, чем в 2021 году.
О спорт, ты мир?
Интересно, понимают ли яростные противники допуска российских и белорусских спортсменов к олимпийским играм в Париже, что действуют в общем-то, опираясь не на те принципы, из которых исходил бойкот Московской олимпиады-1980, а, скорее, по лекалам советского ответного бойкота олимпийских игр в Лос-Анжелесе в 1984 году?
Интересно, понимают ли яростные противники допуска российских и белорусских спортсменов к олимпийским играм в Париже, что действуют в общем-то, опираясь не на те принципы, из которых исходил бойкот Московской олимпиады-1980, а, скорее, по лекалам советского ответного бойкота олимпийских игр в Лос-Анжелесе в 1984 году?
Пеэтер Коппель: впереди может ожидать вторая волна инфляции
Стратег частного банковского обслуживания SEB Пеэтер Коппель в утренней программе радио Äripäev предупредил о второй волне инфляции и выразил мнение, что хотя цены на энергоносители, безусловно, являются важным компонентом инфляции, их не следует рассматривать как первопричину.
Стратег частного банковского обслуживания SEB Пеэтер Коппель в утренней программе радио Äripäev предупредил о второй волне инфляции и выразил мнение, что хотя цены на энергоносители, безусловно, являются важным компонентом инфляции, их не следует рассматривать как первопричину.