28 декабря 2017 в 5:00

Андрес Вийсеманн: собственник должен отвечать своей шкурой

Глава пенсионных фондов LHV Андрес Вийсеманн  Фото: Andras Kralla

Пенсионные фонды LHV в этом году крупно инвестировали в местные облигации, к примеру, в Transpordi Varahaldus, Tartu linn, Coop Pank. Глава пенсионных фондов LHV Андрес Вийсеманн объяснил принципы, которыми они руководствуются, инвестируя в Эстонию.

Что вы, инвестируя в облигации и развивая этот рынок, делаете сейчас не так, как делалось это с десяток лет назад, когда инвесторы погорели на облигациях AS Kolle, TR Majade и других?

Самое главное, это следить за тем, чтобы собственники в достаточной мере отвечали бы своей шкурой. К нам нет смысла приходить с проектом, в котором собственник получает много, ничем при этом не рискуя.

Пенсионные фонды LHV десять лет назад ещё не были особенно заметными игроками на местном рынке, но некоторый опыт оттуда мы всё же вынесли, да и на чужих ошибках стараемся учиться. Необходимо серьёзно оценивать риск рефинансирования облигаций. Важно также узнать, кто ещё инвестирует в эти облигации, и прикинуть, как эти инвесторы могут повести себя в сложной для предприятия ситуации.

Какие ещё возможности, помимо облигаций, есть для инвестирования на рынке Эстонии?Насколько удачны, например, инвестиции венчурного капитала через соответствующие фонды?

Я рассматриваю облигации как средство для осуществления инвестиций, а не как сами инвестиции. Собственно инвестирование – это всё же вклад в проекты или в предприятия. Характер облигации проявляется через суть и структуру капитала предприятия. Также и риски инвестиций в недвижимость или в лес можно брать в форме облигаций.  А также венчурные фонды часто структурируют свои инвестиции в стартап в форме конвертируемых облигаций.

Благодаря помощи и вкладу Европейского Инвестиционного фонда, в Эстонии зарождается рынок профессионального и институционализированного частного капитала (private equity) и венчурного капитала  (venture capital). Пенсионные фонды LHV дали обещание четырём Эстонским фондам с частным капиталом инвестировать на протяжении двух лет до 42 миллионов евро. Из этой суммы 18 миллионов мы уже инвестировали, и двум из этих четырёх фондов мы помогли осуществить соинвестирования.

Благодаря помощи и вкладу Европейского Инвестиционного фонда, в Эстонии зарождается рынок профессионального и институционализированного частного капитала (private equity) и венчурного капитала  (venture capital). Пенсионные фонды LHV дали обещание четырём Эстонским фондам с частным капиталом инвестировать на протяжении двух лет до 42 миллионов евро. Из этой суммы 18 миллионов мы уже инвестировали, и двум из этих четырёх фондов мы помогли осуществить соинвестирования.

Европейский Инвестиционный фонд решил инвестировать в фонды с частным капиталом Балтийских стран 130 миллионов евро и в венчурные фонды Эстонии вложить вместе с Kredex 60 миллионов евро при условии привлечения по крайней мере таких же средств от частных инвесторов, в том числе, и от пенсионных фондов. Это очень значительная сумма для нашей экономики.

Насколько дороже инвестировать в Эстонский рынок, по сравнению с инвестированием на международных рынках? Что можно предпринять, чтобы удешевить всё это?

Мы в LHV Varahaldus подсчитали, что на подготовку документации одной некотируемой на бирже инвестиции (в форме акций или облигаций) у нас, как инвесторов, уходит от 50 000 до 100 000 евро. Это дополнительный расход вдобавок к анализу.

Мы в LHV Varahaldus подсчитали, что на подготовку документации одной некотируемой на бирже инвестиции (в форме акций или облигаций) у нас, как инвесторов, уходит от 50 000 до 100 000 евро. Это дополнительный расход вдобавок к анализу.

Мы в LHV Varahaldus подсчитали, что на подготовку документации одной некотируемой на бирже инвестиции (в форме акций или облигаций) у нас, как инвесторов, уходит от 50 000 до 100 000 евро. Это дополнительный расход вдобавок к анализу.

Мы в LHV Varahaldus подсчитали, что на подготовку документации одной некотируемой на бирже инвестиции (в форме акций или облигаций) у нас, как инвесторов, уходит от 50 000 до 100 000 евро. Это дополнительный расход вдобавок к анализу.

Портфельный менеджер пенсионных фондов LHV Ромет Энок пару месяцев назад писал о том, что объём пенсионных фондов сулит в пятилетней перспективе достигнуть почти семи миллиардов евро, и из этого объёма с выгодой можно будет направить на развитие местного рынка до двух миллиардов евро. Как поведение глобальных рынков может повлять на исполнение этого прогноза? Во что извне интерес к инвестированию в Эстонию больше, во что – меньше?

Два миллиарда из семи – это 28,6%. В портфелях пенсионных фондов LHV примерно 17% Латвийских и литовских облигаций – государственных и госпредприятий. Эта сумма столь велика именно благодаря тому, что Эстонское государство не предлагает возможности для инвестиций, подобных тем, что предлагают эстонские пенсионные фонды. Я рассматривал Латвию и Литву как несколько более рискованную альтернативу Эстонии.

К счастью, положение начинает меняться, да мы и сами активизировались после законодательного изменения регуляции инвестиционной деятельности пенсионных фондов, произошедшего пару лет назад. Например, проведённую Riigi Kinnisvara AS эмиссию ценных бумаг мы выиграли в условиях конкуренции с банками, находящимися за пределами Эстонии. А ведь до сих пор финансирование самых крупных государственных инвестиций осуществляется, прежде всего, с помощью кредитов, взятых в иностранных банках.

К счастью, положение начинает меняться, да мы и сами активизировались после законодательного изменения регуляции инвестиционной деятельности пенсионных фондов, произошедшего пару лет назад. Например, проведённую Riigi Kinnisvara AS эмиссию ценных бумаг мы выиграли в условиях конкуренции с банками, находящимися за пределами Эстонии. А ведь до сих пор финансирование самых крупных государственных инвестиций осуществляется, прежде всего, с помощью кредитов, взятых в иностранных банках.

Кстати, по моей оценке, сейчас минимум 10% капиталов Эстонских пенсионных фондов (да и Европейских тоже) инвестированы в облигации с негативной доходностью. Эту сумму за какое-то время можно бы заставить работать на нашу собственную экономику.

Сейчас во всём мире долговое бремя растёт быстрее экономики. А поскольку цены активов растут ещё быстрее, то те, у кого они есть, сегодня «в шоколаде». Но долговое бремя не может бесконечно расти быстрее доходов. При том, что вовсе не очевидно, что процентные ставки и расходы на финансирование ощутимо снизятся. В этом глобальном контексте Эстония выделяется именно низким долговым бременем. Исходя из этого, я и оцениваю риски эстонских инвестиций по сравнению с международными инвестициями как сравнительно низкие.

Всегда сравниваю риск местных инвестиций и их выгоду с возможностями международного инвестирования. Когда глобальная экономика и инвестиционная среда изменится и станет более атрактивной, моего  интереса к местному инвестированию несколько поубавится, поскольку появятся альтернативные варианты.  

Проблемы, связанные с защитой прав миноритарных акционеров, являются тормозом для инвестирования в Эстонию пенсионными фондами? Насколько различны роль и возможности пенсионных фондов защитить свои права от возможностей, так называемых, рядовых мелких акционеров?

Пенсионные фонды LHV не делают ни одной инвестиции без твёрдой уверенности в том, когда, как и на каких условиях можно будет вывести свои средства. При инвестиции в акции важен договор между акционерами, регулирующий все эти условия.

Есть пример из реальной жизни, когда присоединившись к инвестиции мы стали стороной договора между акционерами, который защищал как нас, так и один международный фонд с частным капиталом. Доля пенсионного фонда LHV в предприятии была 10%, доля фонда около 40%. Когда этот фонд вышел из круга акционеров предприятия, пришлось заново пересматривать акционерный договор. Поскольку наши 10% не давали нам тех же прав, как прежде с 50% на двоих с фондом, мы решили тоже выйти их круга собственников предприятия. А поскольку мы по-прежнему верили в успех этого предприятия, то и преобразовали свои инвестиции в акции в инвестиции в облигации.

Что касается облигаций, то тут всегда точно указана дата выкупа, когда инвестор имеет право получить назад свои вложения. Если у предприятия всё идёт хорошо, то доходность для инвестировавшего в облигации, правда, пониже, чем в случае с акциями, зато и риск ниже.

 

Самое читаемое