3 мая 2018 • 6 мин
Поделиться:

Э-резидентство: один неприятный случай может испортить репутацию всей страны

Банки: э-резиденты требуют расходов, но мы их хотим
Банки: э-резиденты требуют расходов, но мы их хотим  Фото: Andras Kralla

Сбор информации для проверки фона э-резидентов и заземление рисков – дело довольно затратное, но это не значит, что мы их совсем не хотим, утверждали представители банков на проведённой консультационной фирмой Finesto Advisors конференции «Э-резидентство. Ценность и риски участников рынка».

«Несколько недель назад Postimees в своём материале опубликовал собирательный образ э-резидента. В общих чертах там приведены три признака – э-резиденту 30-40 лет, он мужчина и бизнес-консультант. Во мне зародилось сомнение, я проверил и получил подтверждение, что именно таков портрет типичного экономического преступника», – рассказал руководитель подразделения по предотвращению экономических преступлений Swedbank Индрек Тибар.

В среде э-резидентов, по словам Тибара, может быть и 10% и 1% людей с преступными замыслами, но и они могут стать ощутимой проблемой. Тибар подчеркнул, что основной вопрос в том, где прячется этот самый один процент. «У нас 40 000 э-резидентов. Предположим, что 400 из них – злоумышленники, но ведь по внешнему виду этого не определить. И как нам узнать, где этот злодей в точности притаился?» – поделился Тибар банковской дилеммой.

Тибар привел и статистику, которая говорит, что в Эстонии в качестве э-резидентов  зарегистрированы 45 юридических лиц из Ирана, 2 из Ливии, 22 из Пакистана, 4 из Сирии, 24 из Афганистана, 18 из Египта. Тибар заметил, что хоть и не хочет указывать пальцем, но вопрос в том, чем именно занимаются здесь эти акционерные общества и готовы ли мы вкладываться в прояснение этого вопроса и в заземление рисков, связанных с разным культурным фоном. «Риски и связаны с тем, что мы много говорим об отмывании денег, но не обозначаем важную на сегодня проблему финансирования терроризма и связанных с ним международных санкциях. Можем ли мы быть уверенными в том, что из восемнадцати зарегистрированных акционерок из Египта какая-нибудь не финансирует  терроризм? Но мы обязаны убедиться в этом», – поделился Тибар.

Для банков это удовольствие дорогое

 

Из стольких государств в Эстонии зарегистрировано 33 000 э-резидентов. 6866 э-резидентов связаны с бизнес-структурами, в 4980 из них все члены правлений э-резиденты.   

Так что проблема с э-резидентами для банков сводится к сложности сбора информации о них. Кроме того, это и очень затратно.

Руководитель подразделения по предотвращению отмывания денег и финансирования терроризма в LHV Pank Айвар Пауль рассказал, что банковский союз предпринял попытку прояснить требование, предъявляемое э-резидентам, что у них должна быть связь с Эстонией. По его утверждению, все банки для себя это определили и об этом спрашивают. «Тут возникает вопрос, а отсутствие такой связи, что, исключает возможность стать клиентом? В нашем банке это пока препятствием не является. Но если такой связи с Эстонией нет, то можно быстро отказать. Если же разговор внушает доверие, то стать нашим клиентов можно», – отметил Пауль.   

Принятие такого решения в банке происходит шаг за шагом и последним решающим звеном является правление, процесс, по словам Пауля, сам по себе уже очень затратный. «Отсюда вопрос, откуда взять средства на покрытие этих расходов? Поэтому у многих банков нет желания брать на себя риски с э-резидентурой, они не представляют, как вернуть вложенные деньги. Вроде как надо заработать, но навар весьма сомнительный. А при этом очень хочется слыть инновативным и обслуживать эстонское э-государство», – пояснил Пауль.

Негативного опыта, по счастью, мало

 

По словам Пауля, у тех э-резидентов, которые имеют крепкие связи с Эстонией, с открытием банковского счёта проблем возникать не должно. Препятствия могут возникнуть у так называемых фанатов программы э-резидентства, которые не в состоянии обосновать свои цели и намерения. В реальной жизни это очень запутанные казусы, которыми в банке приходится много заниматься, отметил Пауль.

Тибар также сказал, что есть три момента, которые могут стать препятствием для э-резидентства – неясная структура собственников, то есть, когда непонятно, кто в итоге ведёт игру, неспособность объяснить своё происхождение и ранние сделки. «Никаких чудес больше нет. Если эти риски возможно адекватно проконтролировать и прояснить, то  проблем быть не должно», – заметил он и добавил, что надо иметь в виду также и то, что мы являемся частью интерсети, и нас регулируют директивы.

Э-резиденты, по утверждению Тибара, в смысле управления рисками для банков – просто нерезиденты, и в этом ключе ими и занимаются. «СМИ писали о случаях, когда э-резидентам приходилось уходить из банка, но то же самое бывает и с нерезидентами», – сказал Тибар, подчеркнув, что при всём при этом, дело мы имеем с отличным проектом, какую бы картину СМИ ни рисовали, и негативного опыта мало. 

Казус с известной личностью запачкал бы образ Эстонского государства

При нынешних объёмах ещё нельзя рассматривать э-резидентство как риск, но если программа развернётся во всю силу, мы можем обратить на себя международное внимание в негативном свете, говорили представители Налогово-таможенного департамента и Бюро данных по отмыванию денег. 

«За эти три года после запуска программы численность э-резидентов не слишком выросла и поскольку, по нашим данным, у этих личностей в международных регистрах нет негативных следов, то мы в данной программе проблем не видим», – сказал менеджер информационной безопасности Налогово-таможенного департамента Тынис Круузе.

В прошлом году декларации по подоходному налогу подали 1554 э-резидентов и 1517 подали декларации по рабсиле и соцналогу. «В целом эта сумма крайне невелика», – заметил Круузе.

На протяжении трёх лет, по словам Круузе, положение с оплатой налогов выправилось, но до плюсов еще не дошло. В 2017 году э-резиденты уплатили налоги по рабсиле в размере 204 миллиона евро, а всего за три года – свыше 3 миллионов евро, однако негативный результат скаладывается при общем подсчёте всех налогов. 

1500 фирм по двум адресам

Подавляющее большинство учреждённых фирм находится по двум адресам – на улице Сепапая более 1000 фирм, на Нарва маантеэ примерно 500. «Это ничем не отличается от общей картины, ибо с фирмами нерезидентов дело обстоит также, и это не означает автоматически обмана или противоправной деятельности», – заметил Круузе. По его словам, в ходе надзора Налогово-таможенный департамент назначил дополнительные выплаты около трети из них. Долги перед государством имеются у 21 лица.

По словам главы Бюро данных по отмыванию денег Мадиса Рейманда, э-резиденты являются всего лишь одной частью нерезидентов и никаких преимуществ у них нет. А по сведениям, поступающим в бюро в отношении отмывания денег, нельзя сказать, что они входят в зону повышенного внимания. 

«Мы видим опасности в перспективе, когда программа э-резиденства значительно наберёт силу. Когда, к примеру, объёмы станут больше раз в десять, вот тогда это может обратить на себя внимание как внутри государства, так и международное», – отметил Рейманд.

Один из рисков, по мнению Рейманда, это то, что программа государственная. Государство дало ей своё имя, и если произойдёт какой-либо «проминентный» казус, то государственный имидж пострадает больше, чем от любого другого случая.

То, что э-резидентам стало сложно открывать счета в банках, по мнению Рейманда, как позитивно, так и негативно. Позитивно то, что банки основательно взвешивают риски. Но если они здесь счёт не смогут открыть, надзорные функции распределяются между разными государствами. «Если у нас массово э-резиденты останутся без счетов, но смогут открыть их в других государствах, это может вызвать повышенное международное  внимание к нашему государству», – предупредил Рейманд.

По утверждению Налогово-таможенного департамента до сих пор кражи личных данных в связи с э-резидентством не происходило.

 

Поделиться:
Самое читаемое в ДВ

На этой странице используются cookies. Для продолжения просмотра страницы дайте согласие на использование cookies. Подробнее