• Поделиться:

    Какие риски угрожают эстонской экономике?

    аналитик Swedbank Тыну МертсинаФото: Andras Kralla

    На ежегодной конференции по управлению рисками, которая в этом году проходит уже в 13 раз, обсуждают риски, которые могут представлять реальную угрозу нашей стране – от экономических до технологических. По данным The global risks report 2018, 59 процентов опрошенных считают, что глобальные риски выросли, тогда как 7 процентов респондентов сказали, что риски сократились. Что же в реальности может угрожать экономике именно нашей страны?

    «Один из важных рисков, который может угрожать нашей экономике – это цены на недвижимость в северных странах. У нас в Эстонии в основном банки тех стран, поэтому если там начнутся проблемы, то это не обойдет стороной и нас», - сказал президент банка Эстонии Ардо Хансон.
    На что аналитик Swedbank Тыну Мертсина заметил, что положение местных банков довольно хорошее, и средств на депозитах достаточно, чтобы в случае трудностей справиться своими силами и не ждать зарубежной помощи.
    Аналитик, со ссылкой на The global risks report 2018, отметил пять основных сфер, где на сегодняшний день скрываются главные глобальные риски: технология, экономика, общество, геополитика, окружающая среда. Риски в этих сферах невозможно рассматривать в отдельности, так как они так или иначе взаимосвязаны, что усложняет задачу противостояния угрозам. «Мы знаем, как бороться с конкретными рисками, но бороться с комплексом куда сложнее», - сказал Мертсина.
    В своем выступлении Тыну Мертсина представил список основных экономических факторов, которые могут иметь как позитивное, так и негативное влияние на нашу экономику. Он отметил, что экономика страны строится на трех «китах» - физическом капитале, рабочей силе и доходности. «То, как этим будут распоряжаться и управлять, и зависит состояние экономики» - сказал аналитик.
    Какие риски действительно могут таить в себе угрозу экономике Эстонии?
     
    Чувство уверенности людей и бизнеса в Эстонии стало снижаться, что влияет и на инвестиции предприятий. Исследование Swedbank указывает, что из-за неуверенности в завтрашнем дне с инвестициями в этом году не спешит 42% предпринимателей. Годом ранее показатель был 38%.
    Отсутствие рабочей силы также ограничивает развитие местных предприятий. Если в 2016 году 42%, а в 2017 44% опрошенных предприятия указали, что недостаток рабочих рук влияет на развитие их бизнеса, то в этом году это уже 53% предприятий. Основные причины сложностей найма работников – месторасположение предприятия, завышенные требования работника, увеличение заработной платы, недостаток специалистов.
    Все это увеличивает конкуренцию на рынке труда, причем сейчас речь идет уже не только о внутреннем рынке, но о международном, когда за специалиста борются сразу несколько стран.
    Это, в свою очередь, влияет на рост зарплат. С одной стороны, это позитивный факт, так как у домохозяйств появляется больше денег, растет их финансовая стабильность. Однако с другой, ухудшается конкурентоспособность Эстонии в сфере затрат на рабочую силу. «Эстонские предприятия за последние несколько лет увеличили свою долю рынка в Латвии, Швеции, Финляндии и Германии, но это произошло за счет сокращения доходности самих предприятий», - прокомментировал аналитик, подкрепив это статистикой, которая говорит о том, что рост заработной платы работников напрямую негативно сказывается на доходности предприятий, а также их инвестициях.
    «Приток рабочей силы из-за рубежа и возвращение эстонцев на родину - несомненно позитивные факторы. Но я сомневаюсь, что эта тенденция будет продолжаться 10-15 лет», - сказал Мертсина. В период с 2007 по 2016 год из Эстонии уехало 18 000 человек
    По прогнозу, процент трудоспособного населения с годами в Эстонии будет сокращаться и к 2050 году составит 57% от всего населения страны, тогда как этот же показатель в 2015 году был еще 65%.
    Рост инвестиций и выдаваемых разрешений на строительство указывают на то, что этот тренд продолжится и в ближайшее время. Несмотря на то, что некоторые видят риск в стремительном росте строительного сектора, статистика, которую привел Мертсина, указывает на то, что количество занятых в этом секторе работников из Эстонии с 2011 года практически не меняется, оставаясь на уровне 60 тысяч человек. Разумеется, увеличилось число рабочих из других стран, однако это не несет той же угрозы, которая реализовалась в период кризиса 2008-2009 годов, когда в секторе строительства было заняты более 80 тысяч эстонских работников.
    По словам Тыну Мертсина, экономические показатели в целом указывают на дисциплинированное поведение частного сектора и домохозяйств - несмотря на рост долгов, тем не менее этот рост идет в соответствии с повышением доходов. Количество просроченных кредитов, срок оплаты которых был просрочен более 60 дней, снизился в прошлом году ниже 1 процента от всех кредитов эстонских банков.
    Разумеется, есть ряд международных рисков, которые могут в той или иной мере повлиять на экономику Эстонии. Например, до сих пор не понятно, как будут развиваться события так называемой торговой войны и какой эффект это может оказать на страны Европейского Союза. «Но мир меняется, и признаки протекционизма становятся все более очевидными», - добавил аналитик.
     
    Поделиться:
  • Самое читаемое
Инфляция в США – 8,5%
Годовой рост потребительских цен в США составил в июле 8,5%.
Годовой рост потребительских цен в США составил в июле 8,5%.
«Эстонским выпускникам легко себя "продать"», – за что подростки хвалят и почему ругают школы Таллинна
Эстонскую систему среднего образования принято считать одной из самых прогрессивных в Европе. Но что думают о ней сами школьники и гимназисты? Корреспонденты ДВ собрали мнения подростков о системе образования и их идеи по ее улучшению.
Эстонскую систему среднего образования принято считать одной из самых прогрессивных в Европе. Но что думают о ней сами школьники и гимназисты? Корреспонденты ДВ собрали мнения подростков о системе образования и их идеи по ее улучшению.
Эльконд Либман: нарвский танк – это окно возможностей для политиков
Видимо, только плохой или ленивый политик не воспользуется представившейся возможностью. Вопрос лишь в том, что считать возможностью и, как и почему она представилась, пишет политический обозреватель ДВ Эльконд Либман.
Видимо, только плохой или ленивый политик не воспользуется представившейся возможностью. Вопрос лишь в том, что считать возможностью и, как и почему она представилась, пишет политический обозреватель ДВ Эльконд Либман.