• Поделиться:

    Эстонский инвестор в Омахе: в фирмы, где есть рабовладение, деньги не вкладываю

    Фото: Андрес Хаабу

    Эрик Раудсепп, живущий в штате Небраска, считает, что молодым инвесторам важно найти больший источник дохода. Попытки же быть умнее рынка, правильно выбрав время входа в позицию, по его мнению, обречены на провал.

    Свою первую акцию Раудсепп купил в 2014 году. "Это была B-акция Berkshire Hathaway. Её я купил, уже находясь в США", - сказал он в интервью Aripaev на встрече во время собрания акционеров в Омахе. Акцию он купил после того, как закончил школу и получил в США оплачиваемую работу. Именно благодаря работе у него оставались деньги для инвестиций. "Впервые я купил несколько индексных фондов через счёт роста LHV. Это произошло когда мне исполнилось 16 лет, и были какие-то накопленные деньи. Это было ещё во время гимназии, и фонды я продал, когда мама купила машину. После этого я продал свои паи и вложил в автомобиль четверть этих денег", - вспоминает он.
    Затем он попробовал свои силы в акциях, купив на виртуальном счёте в LHV бумаги Metsa.
    Акции Berkshire Hathaway Раудсепп намерен держать и дальше, считая их хорошей инвестицией. Правда, не лучшей: таковой стал Amazon.
    "Купил за 950 долларов, продал за 1550", - говорит Раудсепп.
    Может, не стоило в такие хорошие времена продавать? "Проблема Amazon в том, что компания находится в инновационной ловушке. Как только они перестанут делать инновации, придут другие, более мелкие игроки. Amazon же не делает ничего такого, что другие не могут", - сказал РаудсепП, добавив, что как айтишник, он смотрит на Amazon по-другому. - "Кнопки на сайте прямо кричат: сделано в 2005 году".
    Ещё ему не нравится система Amazon, через которую легко продавать пиратскую продукцию, и компания ничего не делает для того, чтобы это предотвратить. "Amazon считает, что пиратство - проблема клиентов. Поэтому я и не докупал его акций", - подытожил Раудсепп. - Возможно, со спекулятивной точки зрения это ошибка, и акции пробьют и 2000 долларов, однако я не вижу, за счёт чего они могут зарабатывать прибыль в долгосрочной перспективе. Я своей целевой доходности достиг: заработать почти 50% меньше, чем за полгода - это неплохо".
    Раудспп считает, что многие инвесторы на третьем десятке лет совершают одну и ту же ошибку: слишком много времени и усилий тратят на экономию и сбережения. "Это, конечно, важно, но стоит пропорционально больше времени вкладывать в то, как увеличить свой доход".
    Как сам Раудсепп пробивался в США? Тут он вспоминает, как после окончания Тартуского университета прихеал в США и пошёл к консультанту по карьере. Тот ему сказал: "Если ты хочешь работать, то в США очень легко пробиться". "Пока что это формула работала", - отметил инвестор.
    Своей ошибкой он считает слишком большую основательность. "Поскольку мне нравится читать о фирме - отчёты, данные, анализ - то я непропорционально много времени тратил на выбор компании, попытку правильно выбрать время, сделать т.н. "умную" сделку", - вспоминает Раудсепп.
    Он привёл пример, как он как-то выбирал между двумя IT-компаниями. "Зашёл на Glassdoor. Это сайт, где бывшие и будущие работники могут писать ревью о компании. И по поводу одного предприятия написали, что там, по сути, рабовладение. Я решил, что в эту фирму я деньги точно вкладывать не буду, и выбрал Palo Alto Networks (PANW)", - говорит он. Акции этой компании выросли в этом году на 40%.
    Правильный тайминг Раудсепп считает делом безнадёжным. "У микроинвесторов нет таких рычагов, как у крупных. Я не могу позвонить финансовому директору Apple, а многие управляющие хедж-фондов могут. Поэтому любой тайминг для меня практически невозможен и является чистой лотереей. Поэтому я пытаюсь найти фирмы, в которые буду долгосрочно инвестировать. Умнее всего было бы выбрать индекс какой-то страны или региона, который растёт в долгосрочной перспективе, - считает инвестор. - Уоррен Баффет на конференции делал такой расчёт: если бы ты в 1942 году инвестировал 10 0000 долларов в индекс S&P 500, то сегодня у тебя бы на счету было бы 51 миллионов долларов. А если бы ты вложил эту сумму в золото, то сума составляла бы 400 000 долларов. Однако кто знает: возможно, вложи ты эти 10 000 долларов в одну компанию, деньги могли бы улететь, если бы она обанкротилась.
    Поделиться:
  • Самое читаемое
Статьи по теме

Эстонский производитель модульных домов подал заявку на выход на Таллиннскую биржу
Компания по производству модульных домов Modern Modular подала заявку на размещение ценных бумаг на альтернативном рынке Таллиннской фондовой биржи First North.
Компания по производству модульных домов Modern Modular подала заявку на размещение ценных бумаг на альтернативном рынке Таллиннской фондовой биржи First North.
«Эстонским выпускникам легко себя "продать"», – за что подростки хвалят и почему ругают школы Таллинна
Эстонскую систему среднего образования принято считать одной из самых прогрессивных в Европе. Но что думают о ней сами школьники и гимназисты? Корреспонденты ДВ собрали мнения подростков о системе образования и их идеи по ее улучшению.
Эстонскую систему среднего образования принято считать одной из самых прогрессивных в Европе. Но что думают о ней сами школьники и гимназисты? Корреспонденты ДВ собрали мнения подростков о системе образования и их идеи по ее улучшению.
Передовица ДВ: «незаметные» 90%
Недавно ДВ писали о малых предприятиях, которые оказались под ударом из-за высоких счетов на электричество. Кое-кто из них к зиме рискует закрыться.
Недавно ДВ писали о малых предприятиях, которые оказались под ударом из-за высоких счетов на электричество. Кое-кто из них к зиме рискует закрыться.
«Моя дочь в свои 6 лет – лучший инвестор, чем я»: как родители инвестируют от имени детей
Одно из правил инвестиций – чем раньше начнешь вкладывать деньги, тем выше доход. Вот почему некоторые родители в Эстонии начинают вкладывать деньги от имени своих отпрысков с первых лет их жизни. ДВ собрали четыре истории таких семей.
Одно из правил инвестиций – чем раньше начнешь вкладывать деньги, тем выше доход. Вот почему некоторые родители в Эстонии начинают вкладывать деньги от имени своих отпрысков с первых лет их жизни. ДВ собрали четыре истории таких семей.